ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Случается невероятное: Турция отвергает Венскую ноту, выработанную всеми основными европейскими странами, т.е. бросает вызов всем сверхдержавам того времени! Из-за турецкой фески торчат котелки британских джентльменов. Дальнейший ход событий развеивает все сомнения, кому была нужна эта война. Раз русские никак боевые действия не начинают, то приходится надавить на Стамбул. 4-го октября 1853 года Турция объявляет России войну! И рискует она всем даже не ради мусульман, а только ради того, чтобы католики чувствовали себя в храмах Иерусалима вольготнее православных христиан! По всем резонам, отринувшую международный документ Турцию, надо срочно поставить на место и наказать. Вместо этого, Франция выдвигает свои корабли к Дарданеллам, а Англия выдвигает требование, чтобы для своей защиты Россия использовала одну только сухопутную армию и никак не использовала флот, так как это «создает угрозу судоходству».

Так создается предлог для будущего вмешательства, ведь Россия не может воевать только одной сухопутной «рукой». 18-го ноября 1853 года адмирал Нахимов громит турецкую эскадру в Синопском бою. Для организаторов конфликта наступает пора вмешаться, иначе Турция может быть быстро разгромлена. Европейский поход против России становится реальностью. Помимо англичан и французов, в нем примет участие еще и Сардинское королевство, непонятно отчего воспылавшее к нам праведным гневом. Так и началась Крымская война, где русским солдатам и морякам предстояло проявить чудеса героизма при обороне Севастополя. Британский флот пиратствовал тогда на Балтике, в Белом море, на Тихом океане. Войска «просвещенных европейцев» при этом вели себя совсем нецивилизованно, не щадили мирных жителей, убивали и женщин и детей! Были разорены города Анапа, Бердянск, Мариуполь. Однако всюду англичане и французы получили должный отпор. Боевые действия начали затягиваться — ни одна из сторон не могла одержать победы.

И тут в дело вмешался случай: 19-го февраля 1855 года умер император Николай I. На престол вступил император Александр II. Смена власти во время войны еще никогда и никому на пользу не шла. Новый император должен был прямо с ходу решить задачу огромной сложности — не проиграть войну, которая уже давно шла совсем не по нашему сценарию. В варианте англичан, в конце «спектакля» Россия должна была потерпеть сокрушительное поражение. Александр II избежал этого: в январе 1856 года в Париже начались переговоры, завершившиеся подписанием позорного мирного договора. Под предлогом «демилитаризации» Черного моря, России запрещалось иметь здесь военно-морской флот, строить крепости и военно-морские базы. Англичане могли спокойно вздохнуть: русские были надолго отброшены от черноморских проливов, а общее ослабление страны не позволяло осуществлять дальнейшую экспансию в Средней Азии.

Но они нас недооценили. Сразу, после того как на документах высохли чернила, русское правительство повело борьбу за изменение сложившейся ситуации. Прежде всего, предстояло быстро решить ряд внутриполитических задач. Новый император взял курс на проведение ряда реформ: это и отмена крепостного права в 1861 году и военная реформа с введением всеобщей воинской повинности. Важнейшим моментом для успешного преодоления трудностей было скорейшее окончание Кавказской войны, где непримиримость чеченцев щедро оплачивалась из-за границы. С 1829 года шла на борьба горцев Дагестана и Чечни за независимость. Им в этом активно помогали и Турция и, конечно же, Англия. Вот только несколько фактов. В 1836 году к берегам Цемесской бухты пришвартовалась английская шхуна «Виксен». Со шхуны были выгружены боеприпасы, присланные черкесам английским правительством. Однако не успело судно отойти от берега, как было задержано русскими войсками. На борту, в трюмах английской шхуны не нашли ничего, что бы могло подтвердить, что на судне действительно перевозили оружие и боеприпасы. Арест британской шхуны вызвал волну протестов в Лондоне: звучат гневные слова о варварстве и беззаконии русских военных! Пока европейские дипломаты гневно выступают с парламентских трибун, тайная война против России продолжается, не прекращаясь ни на минуту. В июне 1837 года отряд капитана первого ранга Серебрякова захватывает турецкое судно с оружием в наших водах. Вы верите, что оно было единственным? Тайные поставки вооружения нашим врагам продолжаются …

Британские джентльмены возмущены действиями России покоряющих «свободолюбивых горцев». Еще на Парижской мирной конференции европейские делегации поднимали свой голос в защиту угнетаемых кавказских народов. Был даже сформирован, так называемый «Черкесский комитет» (именно так в Европе называли всех горцев). Ситуация до боли знакомая и как две капли воды похожая на сегодняшнюю! Когда Россия отстаивает свои интересы, британцы свято стоят на страже прав всех тех, кто стреляет в русских солдат.

21-го мая 1864 года русский император получил телеграмму о полном покорении Западного Кавказа. Долгая война, наконец, закончена — теперь можно заняться и Парижским договором. Но англичане и французы не дремлют! Вместо одной уже решенной, они быстренько создают России новую проблему. Сценарий старый — восстание в Польше.

«Тюрьма народов» — царская Россия на самом деле отличалась удивительным либерализмом. Всем ссыльным и эмигрантам, участвовавшим в восстании 1831 года, русское правительство предоставляет амнистию. Они возвращаются из ссылки и принимаются за старое. Конечно, им абсолютно ясно, что и на этот раз в борьбе один на один против России шансов нет никаких. Но, после Крымской войны среди поляков окрепла уверенность в том, что их восстание будет немедленно поддержано новым вооруженным вмешательством Франции и Англии. Туманных обещаний и небольшого количества английских и французских денег было достаточно для разжигания очередного очага напряженности на территории Российской империи.Вновь именно надежда, что «Запад им поможет» подготовила очередной польский мятеж!Сомнения в этом тают словно дым, по мере ознакомления с подробностями этой смуты. Глава мятежников Мерославский прибыл к началу восстания прямиком из Парижа, а правительства Англии и Франции оказывают сильный нажим на Петербург, принуждая Россию принять требования повстанцев. А это — восстановление независимости Польши в границах 1722 года, с включением в ее состав территорий населенных исключительно русскими. По сути это завуалированный распад империи. Даже либеральный русский император Александр II, назвал Польшу страной, «находящейся под гнетом крамолы и пагубным влиянием иноземных возмутителей».

Жесткие меры, принятые русским правительством привели к быстрому разгрому повстанцев, а западные газеты получили новую пищу для создания образа отвратительной и варварской России. К гневному голосу «союзной» общественности в этот раз добавился и робкий голос российских либералов. Впервые проявились будущие черты предательского поведения русских революционеров по отношению к своей собственной стране. Газета «Колокол», издававшаяся в Лондоне(!), призывала Европу к походу на ненавистную Россию. Герцен, забывший, а точнее продавший свое отечество за английские фунты, подбодрял польских повстанцев истреблять проклятых русских офицеров, гнусных русских солдат, и писал про наши войска те же самые небылицы, что и сейчас, в начале ХХI века, можно услышать в Совете Европы.

Но Россия, стиснув зубы, решала свои проблемы. Внутри страны основные кровоточащие проблемы были успешно ликвидированы. Решением внешнеполитических задач по поручению императора занялся министр иностранных дел князь А.М.Горчаков. Правительство Российской империи выжидало, и его терпение было вознаграждено: удобным моментом для пересмотра унизительных условий Парижского мира стала франко-прусская война 1870-1871 годов. На пути немцев к объединению стояло желание французов иметь с собой небольшую и не очень сильную Пруссию, но никак не Германию. Поэтому, не дожидаясь окончательного объединения соседей, в 1870 году Франция объявила Пруссии войну. В Берлине ликовали — объявление войны делало немцев жертвами агрессии и придавало всей кампании совсем иной вид. В Петербурге ликовали не меньше — складывалась та, самая удачная из всех возможных, ситуация, когда во время большой европейской войны всем сверхдержавам было не до нас. Внимание Англии было приковано к конфликту, Пруссия и Франция сами вели боевые действия. Горчаков счел этот период наиболее благоприятным для отмены унизительных условий Парижского мира. 19-го октября 1870 года российским представителям во всех крупных европейских странах был направлен циркуляр. В нем сообщалось, что Россия больше не считает себя связанной статьями Парижского мирного договора, ограничившими ее суверенные права на Черном море. Реакции на этот смелый дипломатический демарш не было никакой — всем пришлось с улыбкой проглотить горькую русскую пилюлю.

4
{"b":"25745","o":1}