ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот день знал каждый советский школьник. Двадцать пятое октября 1917 года резко и быстро вошло в мировую историю. С этой даты, начинался новый отсчет времени. И учебники истории делили жизнь на два неравных по времени отрезка: до Октября и после. Вопросов у читателей этих книг не возникало — все было объяснено просто, понятно и довольно толково. Сейчас объяснение диаметрально противоположное. Но ни одно, ни другое не отвечают на главный вопрос:

Что же сделало своему народу Временное правительство за восемь месяцев своего правления, если в двухмиллионной столице практически никто не пришел его защищать?

Коммунистические историки изображали в эти октябрьские дни борьбу и многочисленные жертвы, новые исследователи все свое внимание уделяют германскому происхождению большевистских денег. Но вопрос то не в этом. Сейчас уже достоверно известно, что Зимний дворец был захвачен практически без сопротивления. Никакого штурма не было. Об этом говорит и число погибших во время «операции»: шестеро юнкеров. Последние защитники Временного правительства: это ударная рота женского батальона, сорок георгиевских кавалеров, под командой одноногого штабс-ротмистра на протезе и юнкера, юнкера, юнкера. Женщины, патриотически-настроенные инвалиды и мальчишки — это все, что смогла русская демократия выставить на свою защиту темным октябрьским вечером семнадцатого года. В тот час, когда история, по мнению советских ученых, начала свой новый отсчет. В самый решительный момент. В точке, где решилась судьба России на будущие семь десятилетий, в час, от которого без малого зависела будущая судьба всего мира!

Да как же это возможно!? Ведь прошло всего восемь месяцев с момента февральской революции свергнувшей «ненавистный царский режим»! Революции «бескровной и общенациональной», по мнению тех, кто ее делал. И число погибших в феврале — всего 1433 человека! Да и, что их жалеть, в основном это полицейские, жандармы и всевозможные офицеры — кто же еще мог защищать антинародный царский режим, рухнувший почти без сопротивления. Защищали царские сатрапы царскую власть и погибли. Так почему же первое русское демократическое правительство, которое ждали многие поколения передовых отечественных мыслителей, приходу которого, по словам его организаторов, радовалась вся страна, вообще не защищали? Как же получилось, что «антинародный большевистский переворот» свергнувший красу и гордость русской демократии, обороняли так самозабвенно, что погибло всего шесть мальчишек юнкеров? Ведь это просто невероятно!

Почему министры Временного правительства подчинились большевистскому насилию, тихо и без шума? Хотели избежать кровопролития? Так нет же своим «милосердием» они открыли счет миллионам жертв, рекам крови и неисчислимым бедствиям России. Дело, конечно же, не в этом: так безропотно пошли министры-капиталисты в Петропавловскую крепость под конвоем, что не было у них никаких сил для сопротивления. Никто за них умирать не хотел.

А вопросов становится все больше. Германия выделила Ленину деньги, говорят нам современные историки, поэтому он совершил переворот. Но позвольте — финансовые ресурсы подрывным элементам в истории человечества давали сотни, если не тысячи раз, а бунтов и мятежей мы насчитаем в десятки раз меньше. Успешные революции, вообще можно пересчитать по пальцам. Как получилось, что германские «шпионы» большевики столь вольготно чувствовали себя в столице России, что преспокойно подготовили и осуществили государственный переворот? Куда же смотрело, Временное правительство, орган легитимной власти? Почему в решающий момент в Зимнем дворце не оказалось ее главы Александра Федоровича Керенского? Что же случилось с его безграничной популярностью, раз он бросил своих министров в решающий момент в полутемном зале и убежал из Зимнего дворца в машине американского консула?

Где были наши верные «союзники», столь горячо приветствовавшие падение монархии, как же не указали своим демократическим протеже на большевистскую опасность? Почему не уберегли своего союзника Россию от опасности захвата власти германскими агентами? Неужели неясно им было, что германские миллионы Ленину придется отрабатывать? И, что вариант тут у Ильича только один — любой ценой вывести Россию из войны с Германией, разве это непонятно? Ведь именно на это, собственно говоря, денежки ему немцы и давали. Английская, французская, американская и другие «союзные» разведки этого не понимали, не знали и не видели? Не ждали такого развития событий, не верили, что их соратник Россия может заключить сепаратный мир с противником и, лишившись своей боеспособности, погрузиться в хаос и анархию?

Вопросов много, а ответ один. Все они знали. Именно этого и ждали. К такому повороту событий и готовились. Точнее готовили …сами события.

«Союзники» и являются основными организаторами, спонсорами и вдохновителями Великой Октябрьской Социалистической Революции.

На первый взгляд такое заявление кажется бездоказательным, но только на первый. Привыкли мы: либо «революционные массы», либо злая воля германского Генштаба объявляются причиной третьей русской революции. Но за восемь месяцев, лежащие между Февралем и Октябрем произошло столько всего интересного, что поневоле приходится призадуматься — а так ли все просто и ясно, как мы привыкли думать.

Уже никто не будет спорить, что корни Октября находятся в Феврале, что одна революция логично вырастала из другой. Взявшие власть в феврале, не удержали ее и потеряли. Другие силы, практически не участвовавшие в свержении монархии вышли к вершинам русской истории. Так и было запланировано «союзным» планом Революция-Разложение-Распад. Начинался второй этап гибели России. Пришедшие к власти «союзные» марионетки, за восемь месяцев должны были уничтожить русское государство. Точнее разложить его изнутри настолько, чтобы отбить у народа всякое желание сопротивляться, вызвать апатию и безразличие.

Давайте прямо скажем — с этой нелегкой задачей Временной правительство успешно справилось. Но это единственная задача, этими людьми решенная со знаком плюс. Все остальные действия и начинания их закончились фиаско. Но именно отсутствие успехов и есть самый главный успех Временного правительства! Не для России конечно, а для тех, кто замыслил ее уничтожение, а для этого вытолкнул на вершины русской власти горстку авантюристов, шпионов и бездарей.

Именно поэтому «союзники» радостно приветствовали февральскую революцию. Первыми, 9(22) марта 1917 года, Временное правительство официально признали Соединенные Штаты Америки. Через день, 11(24) марта — Франция, Англия и Италия. Вскоре к ним присоединились Бельгия, Сербия, Япония, Румыния и Португалия.

Повод для радости действительно был большой: в Лондоне и Париже могли вздохнуть спокойно. Никто не мог даже надеяться, что буквально за считанные дни операция «союзных» спецслужб по изменению государственного строя России, закончится таким грандиозным успехом! Были выполнены все задуманные шаги, решена не программа минимум, а ее наиболее полный вариант!

Новое правительство приняло на себя все обязательства царского правительства, как финансовые, так и политические. Были признаны все долги и декларирована решимость вести войну до победного конца. И если старое царское правительство хоть иногда могло отказать «союзникам», то новые властители России зависели от них полностью. И даже не задумывались о том, как поступили англичане и французы, по отношению к свергнутому русскому монарху.Сначала они заставили его пролить моря крови своих солдат во имя утопических «союзнических» идеалов, а потом выбросили Николая Романова на помойку истории. После отречения — ни слова поддержки, ни одной фразы в его защиту. Туда же, в небытие, через короткий промежуток отправится и Временное правительство. Удивляться не надо — отработанный материал, шлак никто с собой в политическое будущее не берет.

Радовались Февралю и его незримые спонсоры. В начале марта американский финансовый магнат Якоб Шифф, финансировавший первую русскую революцию, требовавший равноправия евреев у русского премьера Витте в 1905 году, послал министру иностранных дел Временного правительства Милюкову телеграмму: «Позвольте мне, как непримиримому врагу тиранической автократии, поздравить Вас и при Вашем посредстве русский народ по случаю блестяще совершённого подвига и пожелать Вам и Вашим товарищам полного успеха». Милюков, бывший личным другом Шиффа, ответил: «Нас с Вами объединяет общая ненависть и антипатия к старому режиму, ныне свергнутому». Миллионные финансовые вливания Шиффа объединяли Временное правительство с ним куда крепче разных антипатий и симпатий. Об этом, естественно, Милюков в телеграммах не писал.

50
{"b":"25745","o":1}