ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«В народе идут толки о близости войны, — сказал я (Великий князь Александр Михайлович— Н.С.)

Государь продолжал курить.

— Ты все еще намерен избегнуть войны, во что бы то ни стало?

— Нет никакого основания говорить о войне, — сухо ответил он.

— Но каким способом надеешься ты предотвратить объявление японцами войны России, если ты не соглашаешься на их требования?

— Японцы нам войны не объявят.

— Почему?

— Они не посмеют».

Отчего так спокойно чувствует себя Николай II, почему он так уверен в невозможности конфликта? Во-первых, потому, что вооруженные силы России насчитывают 1 135 тыс. человек, а японские всего 375 тыс. солдат и офицеров. С флотом картина тоже опасения не внушает: Тихоокеанская эскадра флота, базирующаяся на Порт-Артур, состоит из 7 броненосцев, 4 броненосных крейсеров, 3 легких крейсеров, 2 минных крейсеров, 2 минных транспортов, 4 мореходных канонерских лодок, 24 эсминцев и 10 миноносцев. Помимо этого Сибирская военная флотилия, базирующаяся на Владивосток, состоит из 4 крейсеров, 1 вспомогательного крейсера и 11 миноносцев. У Японии всего 8 броненосных крейсеров, 12 легких крейсеров, 28 эсминцев, 19 миноносцев и 8 мореходных канонерских лодок.

Во-вторых, потому так спокоен Николай II, что отбирала у японцев их заслуженные китайские трофеи Россия не одна! Вместе с Францией и Германией, мы «посоветовали» Японии возвратить Китаю Порт-Артур и ограничиться получением большой контрибуции. И японские государственные деятели понимали, что они не смогут противостоять трем европейским державам, а потому хоть и исключительно неохотно, но были вынуждены принять это предложение. Так Россию втягивали в будущий конфликт незаметно для ее главы. Япония ведь не может воевать против трех великих держав! Значит — и беспокоиться не о чем. Он не мог себе представить ситуации, когда перед лицом разъяренной страны восходящего солнца останется только одна Россия! Что Япония против одной сверхдержавы воевать сможет, об этом русский монарх и не подумал.

После русского «арендного» демарша в императорском правительстве Японии не создавали никакой шумихи по этому поводу, а лишь увеличивали свою армию и флот, готовясь к теперь уже неизбежной войне. Однако размеры соперника все же пугали осторожных самураев, они медлят — подготовка к нападению заняла целых семь лет. Без посторонней помощи одолеть Россию было невозможно, но желающие помочь в этом «благородном» деле нашлись. Начались переговоры между Великобританией и Японией о военном союзе, а в январе 1902 года был подписан договор, открывший для японцев широкую «кредитную» линию в политике и экономике. Буква соглашения гласила, что в случае, если Великобритания или Япония вступит в войну с какой-либо иностранной державой, другая страна будет соблюдать строгий нейтралитет, но если на стороне воюющей иностранной державы выступит еще одно государство, Великобритания и Япония выступят в качестве союзников. Таким образом помогать России никто не сможет, не рискуя попасть в состояние войны с англичанами. Именно Британия станет главным помощником и вдохновителем японцев в грядущем конфликте с Россией. Впрочем, и без этой угрозы охотников помогать нам не нашлось.

Всякая война начинается с подготовки общественного мнения внутри страны и за рубежом. В японских газетах начинают появляться материалы, прозрачно намекающие на будущий конфликт. В сентябре 1903 года выходит статья в газете «Ниппон симбун»: «Театром войны будет пространство от корейской границы до Ляодунского полуострова включительно. Наша армия знает эти поля». Параллельно обработке населения идут активные дипломатические переговоры. В декабре 1903 года в Токио проходит секретное совещание кабинета министров по вопросам подготовки страны к предстоящей войне против России. На этом этапе в антирусскую игру вступает руководство США. Чтобы развеять последние сомнения в японскую столицу в начале январе 1904 года прибывает американский военный министр Тафт. От имени президента Рузвельта он обещает императору поддержку в случае русско-японской войны.

Тем временем, англичане вносят свой немалый вклад в неожиданность японского нападения, усыпляя бдительность русского правительства миролюбивыми заверениями. Прямо накануне нападения, в Санкт-Петербурге идут русско-японские переговоры. Россия делает значительные уступки и 21-го января 1904 года на весь мир звучит заявление британского министра иностранных дел: «Если Япония и теперь не будет удовлетворена, то ни одна держава не сочтет себя вправе ее поддерживать». Казалось бы, англичане лишают самураев своей поддержки, на самом деле дата нападения на Россию уже определена и переговоры ведутся лишь для отвода глаз. Британское правительство активно участвует в дезинформации русского руководства, и подыгрывают японцам изо всех сил.

В будущей войне наши же «союзники» будут крайне ненадежны. Да, собственно говоря, официальный «союзник» у России был только один — Франция. Для нее весь смысл дружбы с Петербургом заключался в использовании русской армии против Германии. Поэтому, когда на Россию нападают не германцы, а японцы, французы помогать не собираются. На следующий день после японской агрессии, французское правительство заявило, что оно будет соблюдать нейтралитет. Что такое нейтралитет во время войны, которая ведется на другом конце земного шара? Военные союзы и договоры для того и заключаются, чтобы в случае нападения другая страна пришла на помощь своему союзнику. Никто и не просил французов лезть под японские пули, но поставлять информацию, амуницию, оружие вполне можно даже оставаясь формально нейтральными. В качестве примера можно привести позицию США в двух мировых войнах. Вроде сам Вашингтон и не воевал, но на чьей стороне он «не воюет» было понятно невооруженным взглядом. Французы повели себя совершенно по иному. Когда русская эскадра адмирала Рождественского проплывет почти весь мировой океан к окруженному Порт-Артуру, то они нашим кораблям не позволят оставаться больше 24 часов во вьетнамском порту Камрань, принадлежащем тогда Франции. Русских моряков настойчиво просили уйти, «во избежание каких-либо международных конфликтов», ради соблюдения нейтралитета. Удивляться такому образу действий французов не стоит. Полностью зависимая в своей внешней политике от Англии, Франция покорно выполняла общую линию на разжигание русско-японского конфликта.

Странное поведение французов заметил и Николай II. Во время встречи с германским кайзером Вильгельмом русский царь заявил: «Французы повели себя как последние мерзавцы, пошли на поводу у англичан. Мой союзник меня бросил». Кто еще поддержал Россию? Никто. Вот так и начиналась эта война — без союзников, без помощи, без поддержки. Хотя впрочем «союзник» у России в этой войне появился: в феврале 1904 года Японии неожиданно объявляет войну … Черногория. Помощи от маленькой балканской страны никакой, а вот вреда много: теперь англичане получают прекрасный повод нанести русским удар с тыла в соответствии с британо-японским договором.

Призрак Крымской войны все еще витал над русским политическим Олимпом: Николай не верил в возможность нападения на Россию маленькой Японии. Зато лучшие воинские части должны были дислоцироваться в европейской части страны — на случай вмешательства англичан. Николай II не мог себе представить, что финансовая помощь «союзников» японцам может быть такой существенной, что заменит собой помощь военную! Даже если бы он и относился к японской угрозе серьезнее, то все равно в случае их нападения, большую часть войск надо было держать против потенциальной агрессии британцев. Поэтому на Дальний Восток были отправлены воинские части, что похуже. Вот эти «лучшие из худших» в единоборство с японцами и вступили. В отличие от нас, нашему противнику бояться было некого, поэтому с японской стороны в дело были брошены лучшие войска. Это во многом предопределило начальное неудачное течение боевых действий и наши первые поражения. Таким образом, даже «нейтралитет» европейцев был против нас и за Японию.

7
{"b":"25745","o":1}