ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Господин Бронштейн? — в голосе английского офицера не было никаких эмоций. Он просто спрашивал и смотрел в лицо колючими голубыми глазами.

— Да, это я — ответил он, так же, не мигая и прямо смотря в лицо офицеру.

— Вам придется пройти с нами.

Он сразу почувствовал, что что-то случилось. Сразу, как только на борт датского парохода «Христианиафиорд» во время стоянки явились эти английские офицеры. Форма на них морская, сопровождают матросы. Но глаза, глаза у англичанина смотрят глубоко в душу, сверлят и вынюхивают совсем не по-морскому!

Уж он в этом понимает, он такие глаза видел неоднократно. И потому просто спокойно спросил:

— На каком основании?

— Я не договорил — жестко сказал англичанин — Вы, ваша семья и еще пять ваших спутников.

Раз он не слышит меня, то и я не услышу его.

— На каком основании?

— В Галифаксе выясним все.

— Это произвол. Безобразие! — раздался из-за спины знакомый голос — Мы отказываемся подчиниться Вашему требованию!

— Ах, Склянский, — подумал он — Он так горяч. Конечно, протестовать надо, но в принципе это бесполезно.

Где же не сбой, в чем причина этого странного поведения английского офицера. Ведь ему же обещали, что никаких проблем не возникнет. Обещали, когда выдавали самый настоящий американский паспорт.

— Я гражданин Соединенных Штатов — сказал еще спокойнее и тверже, и жестом руки заставив умолкнуть Склянского.

— Это не играет никакой роли. В Галифаксе разберутся — сжал желваки англичанин — Так вы сами пойдете или вас отнести?

— Лучше отнесите — сказал он— Меня уже давно не носили на руках.

— Как Вам будет угодно — усмехнулся офицер и отдал команду.

И здоровенные, застоявшиеся от безделья в порту матросы, подхватили их на руки.

— Позор! Позор! — раздались голоса тех, кого не высаживали с «Христианиафиорд». Выбор англичан был непонятным. Революционеров на корабле было значительно больше, а снимали только шестерых. Видимо, всех на руках не унести.

Последнее, что он увидел, покидая борт корабля, был его одиннадцатилетний сын, ударивший офицера своим маленьким кулачком. Британец даже не обернулся, а просто отодвинул малыша в сторону своей тушей.

— Ударить его еще, папа?

Сыну он ничего не ответил, просто отрицательно мотнул головой. А потом Троцкого вынесли с корабля …

Группа революционеров была снята с парохода согласно официальным указаниям, полученным 29(16) марта 1917 года дежурным морским офицером в Галифаксе по телеграфу из Лондона. В телеграмме сообщалось, что на «Кристианиафиорд» находится группа Троцкого, которая должна быть «снята и задержана до получения указаний». Причина задержания, заключалась в том, что «это — русские социалисты, направляющиеся в Россию с целью начать революцию против существующего российского правительства, для чего Троцкий, по сообщениям, имеет 10 тыс. долларов, собранных социалистами и немцами».

Мотив задержания британские спецслужбисты объяснили ему просто — «вы опасны для нынешнего русского правительства».

— Но ведь нью-йоркские агенты русского правительства выдали нам проходные свидетельства в Россию, и, наконец, заботу о русском правительстве нужно предоставить ему самому! — вполне резонно возражает задержанный вождь.

«Полковник Моррис подумал, пожевал челюстями и присовокупил: „Вы опасны для союзников вообще“. Никаких документов о задержании нам не предъявлялось» — пишет Троцкий в мемуарах.

Вот, казалось бы, нам и порадоваться. Напрасно мы на наших «союзников» грешили. С Лениным они, конечно, промахнулись, но ведь зато Троцкого задержали! Постойте, но как это может быть, ведь совсем скоро Лев Давыдович должен возглавить Совет рабочих и солдатских депутатов в Петрограде? Это исторический факт, а из лагеря в далекой Канаде занять это место проблематично. Постойте — его, что отпускают?!

Да! В литературе, посвященной этому событию, вы с удивлением, можете прочитать, что заместитель директора английской разведки Клод Дэнси не поверил «домыслам о надвигающейся революции» и приказал Троцкого отпустить. А если бы поверил — расстрелял бы Льва Давыдовича прямо посреди лагеря?

Мотивация действий английской разведки просто поражает, как игра в карты: верю, не верю! Между тем, как пишет сам Лев Давыдович в «Истории русской революции» британское посольство в Петрограде дало в печати 14(1) апреля официальное сообщение на ломаном русском языке: «Те русские граждане на пароходе „Христианиафиорд“ были задержаны в Галифаксе потому, что сообщено английскому правительству, что они имели связь с планом, субсидированным германским правительством, — низвергнуть русское Временное правительство...».

Где — то в сложной цепочке британских спецслужб произошла утечка информации, не предназначенной для огласки. Опасный для Англии Троцкий должен спокойно доплыть до России, чтобы вместе с Лениным выполнить тайные планы «союзников». Но всем сотрудникам британских спецслужб не объяснишь, для чего началась мировая война и почему разрушение России отвечает глубинным английским интересам. Где-то в недрах британских спецслужб сигнал о том, что в Петроград плывет человек, собирающийся свергнуть русское правительство и вывести Россию из войны, получил человек «не в теме». И английские спецслужбы единственный раз сделали то, что должны были делать всегда: арестовали опасного путешественника.

Были в британской разведке честные люди, по настоящему пекущиеся о судьбе своей союзницы России, поэтому Троцкого и прихватили. Бал правили, увы, не они. Те, кто забрасывал в Россию Ленина, быстро исправили и «ошибку» с Троцким. «Нужно сказать, что закулисная механика нашего ареста и нашего освобождения мне и сейчас не вполне ясна» — честно признается Лев Давыдович в своей книге. Удивление в этих словах немалое. Потому, что арестовать его никто был не должен. Таковы были договоренности. Как у Ленина — режим наибольшего благоприятствования. А тут сначала странный арест, потом еще более странное освобождение …

О мотивации освобождения надо упомянуть особо. «Союзники» не просто выпускают Льва Давыдовича, так как ошиблись. Англичане освобождают Троцкого по просьбе Временного правительства! Это кажется невероятным, номинистр иностранных дел Милюков обратился к британским властям с такой просьбой. В своем ли уме Милюков? С ним все в порядке, просто без его обращения британцам не выйти красиво из сложившейся ситуации. Нужна просьба. Троцкий сам пишет об этом предельно откровенно, что Милюков «оказался, однако, вынужден просить английское правительство через русского посла Набокова об освобождении Троцкого от ареста и пропуске его в Россию».

Сам кадет Набоков удивлен просьбе главы своей партии и своего министерства не меньше нашего: «Зная Троцкого по его деятельности в Америке, английское правительство недоумевало: „Что это: злая воля или слепота?“ Англичане пожимали плечами, понимали опасность, предупреждали нас". Ллойд Джорджу пришлось, однако, уступить».

Какие заботливые у нас «союзники»! Предупреждают Временное правительство об опасности, а оно ничего не слышит. Почему глава кадетов заявляет, что «правительство признает, безусловно, возможным возвращение в Россию всех эмигрантов, без различия их взглядов на войну, и независимо от нахождения их в международных контрольных списках». Больше всего Временное правительство боялось обвинения в недостаточной демократичности, отвечают нам историки. Когда на весах судьба страны и народа, надо ли руководству более всего бояться не поражения в страшнейшей войне, а таких вот смешных обвинений? Ответ понятен: степень демократичности и свободы это всего лишь характеристика времени, отступающая под натиском куда более страшных и важных обстоятельств. В блокадном Ленинграде Жданов и Жуков менее всего боялись показаться недостаточно демократичными. Не об этом должна у государственных мужей болеть голова!

Но ведь надо как-то объяснить странные поступки министров Временного правительства для читателей и потомков. Вот и идут в ход отговорки, пелена прикрывающие самую суть событий, и не дающие ответы на рвущиеся наружу вопросы. Почему Милюков оказался «вынужден» совершить очевидную для нас глупость и просить отпустить Троцкого? Кто его вынудил потребовать освобождения человека, благодаря которому он сам вскоре лишится всего имущества и Родины и отправится в эмиграцию! Абсурд? Идиотизм? Нет, это политика. Полностью несамостоятельная и абсолютно зависимая от своих «союзных» хозяев. Вспомним еще и тот факт, что Милюков — личный друг Якоба Шиффа, американского магната, «генерального спонсора» всех русских революций. Вот поэтому и просит Временное правительство выпустить на волю Троцкого, который сразу займется его же свержением!

70
{"b":"25745","o":1}