ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Будущие хаос и анархия были в России четко организованы. Тем, кто всерьез верит в самопроизвольное начало первой русской революции, следует обратить свое внимание на один малоизвестный факт. 27-го января 1904 года в Санкт-Петербургскую государственную сберегательную кассу обратился вкладчик Филипп Воронов, получивший послание, лейтмотивом которого был истеричный призыв: “Спасайте ваши деньги”. Подобные письма (как рукописные, так и отпечатанные на гектографе) внезапно появились в самых разных частях Российской империи и в короткий срок наводнили страну. Авторы листовки пугали: “Министрам нужны деньги на войну с Японией. Они берут наши деньги в сберегательных кассах и дают нам ренту”.

Подготовка этой экономической диверсии началась загодя. Стоит обратить внимание, что листовки эти появились в русских городах точнов первый день (!) русско-японской войны. Значит тот, кто готовится подорвать финансовую стабильность России, должен был точно знать дату «внезапного» нападения! А ведь письма надо было еще отпечатать, разослать по стране, спланировать их распространение и раздать разносчикам! Одним словом работа большая и серьезная.

Листовки печатали не зря — во многих губерниях ситуация быстро стала критической, начался отток денег из сберегательных касс. Особенно сильная паника охватила Варшавскую, Прибалтийскую, Минскую, Виленскую и Гродненскую губернии. Но спокойная и взвешенная политика правительства достаточно быстро погасило ситуацию: вклады выдавались всем желающим, информация же о том, что сберегательные кассы и впредь намерены неукоснительно соблюдать свои обязательства перед вкладчиками была помещена во всех крупных российских газетах. Сообщения такого рода были вывешены в самих сберегательных кассах, а также в общественных местах. Паника улеглась.

Кто же стоял за этой акцией? Безусловно, японские спецслужбы руку к ней приложили. Однако самостоятельно, они просто не в состоянии были организовать панику такого масштаба, хотя бы потому, что не имели в России столь разветвленную сеть своей агентуры. Контакты японских спецслужб и русских революционеров еще только начинались. К тому же неожиданная активность японцев в поиске контактов с подрывными элементами могла насторожить русскую контрразведку и предупредить царское правительство о скором начале войны. Ведь попади одна такая листовка куда следует, и весь ход русско-японской войны мог пойти по-другому! Значит — японцам кто-то помогал. Так кто же так четко и слаженно организовал попытку дестабилизации внутренней жизни нашей страны? Кто помогал японцам в поисках разносчиков подметных писем, начиная раскачивать русскую лодку, пока еще мирными средствами?

Спланировать и организовать все это могли лишь силы, имевшие разветвленную сеть своих людей внутри России. И это были не революционеры, потому, что ряды всех радикальных партий кишели провокаторами, и тогда дата японского нападения сразу попала бы на стол царской охранки. Такой утечки допустить было нельзя. Структура, разложившая записочки по русским городам, должна была быть с железной дисциплиной и в то же время находиться внутри России.

Имя главного организатора финансовой паники — резидентура британских и французские спецслужб. Именно эти разведки оказали японцам неоценимую помощь, помогая нашему противнику. Когда началась война, «союзники» с чистым сердцем передали Японии свои контакты в среде наших революционеров. Вот так начиналось предательство «борцами за народное счастье» своей собственной страны, которое привело к катастрофе семнадцатого года. Сейчас эту историю о панике вкладчиков в 1904 году, рассказывают в современном Сбербанке, акцентируя внимание на сложностях и трудностях, которые это солидная организация переживала за свою 160-летнюю историю. Вопрос, кто и почему организовал эти трудности, уже не поднимается и не исследуется. И никто не проводит параллели между акциями, подобной этой и дальнейшим раскручиванием маховика революции.

Нам всегда говорили, что революция 1905 года началась из-за поражения России в войне с Японией. Это не так, просто после первого этапа английского плана, наступал второй: военный этап ослабления Российской империи, начинал усиливаться революционным.

Это не революция началась из-за поражения в войне, а мы в итоге проиграли войну из-за начавшейся революции!

Но и военный конфликт и идущая следом революция были заранее запланированы заранее врагами России. Деньги на новые японские броненосцы и оплату бастующих рабочих Красной Пресни были выделены из одного и того же источника. В идеале для «союзников» после революционных потрясений в России должна была быть установлена республика, а затем начаться хаос и анархия. Так и произошло, но в 1917-м! В начале века русская империя устояла — недооценили ее прочность «союзники»! Поэтому вместо полного разрушения государства, революционные выступления просто не дали России разгромить японцев.

Грозные признаки будущих баррикад и погромов появились после начала боевых действий не только в виде подметных писем. Уже 10 февраля 1904 года, через две недели после начала войны, началась первая забастовка. Три тысячи рабочих харьковского паровозостроительного завода, выдвинули требования повышения зарплаты и прекращения войны. Япония напала на Россию, в Манчжурии защищаясь, гибнут русские солдаты и моряки, а русские же рабочие города Харькова проводят на следующий день антивоенный митинг! В условиях вражеского нападения такая позиция выглядит довольно странно. Для сравнения представьте себе антивоенную манифестацию в июльской Москве 1941 года. Хотите остановить войну — пожалуйста, остановите наступающего противника, идите в армию и сражайтесь за Родину. Как еще правительство может ее остановить? Капитулировать перед врагом, отдать приказ русским солдатам не стрелять в японских товарищей? Однако харьковские забастовщики— «пацифисты», щедро оплаченные британо-японскими спецслужбами, таких вопросов себе не задают. Они просто бастуют, а либеральное царское правительство ничего с ними не делает.

Идет время и японская разведка начинает проявлять себя все активнее: 1-го июля в результате диверсии на 3 дня остановлено движение по Сибирской железной дороге. На путях скопилось 2400 вагонов с войсками и военными грузами. В декабре 1904 последовали новые диверсии, а количество задержанных вагонов выросло до 5200. Во многих случаях вражеская агентура вербовалась из среды левых экстремистов.

Удивляться тут нечему. Давайте посмотрим, где же проводили свои съезды наши революционеры. Для примера возьмем самых известных — социал-демократов. Будущих ленинцев. Начинают они, пока никому неизвестные, на Родине: Первый съезд проходит 1-3 марта 1898 года в Минске. Что на этом съезде произошло? Да, практически ничего. На съезде не было создано четкой партийной структуры. Социал-демократы так и остались без программы, без устава, даже без единого руководства. Но это неважно — самое главное, что в Минске имел место факт провозглашения революционных целей и заявлено, о желании создать партию, эти цели преследующую.

Этого оказалось достаточным — ребят замечают и понемногу начинают к ним присматриваться. Ложка ведь хороша к обеду, а революционеры, соответственно, — к революции! Однако в любом случае с ними надо познакомиться поближе, и Минск или Киев для таких встреч место не лучшее. Поэтому из Краткого курса истории ВКП(б) мы узнаем, что Второй съезд РСДРП прошел уже заграницей: сначала в Брюсселе, а потом в Лондоне, с 17-го июля по 10 августа 1903 года. Подготовка к первой попытке сокрушения России заканчивается. Своя роль в будущем сценарии уготована и социал-демократам. Именно им наряду с социалистами революционерами (эсерами), взрывать изнутри свою Родину. И этот долгожданный момент настает: начинается русско-японская война. Во время нее частота съездов социал-демократов резко возрастает: не раз в пять лет, а каждый год!

Удобнее всего совещаться в столице туманного Альбиона. Здесь хорошо и спокойно, да еще британцы и денег подбрасывают, поэтому Третий съезд партии Ленина проходит снова в Лондоне с 12 по 27 апреля 1905 года. Четвертый съезд несколько выбивается из общей колеи — проходит с 10-по 25 апреля 1906 года в Стокгольме (поближе к России— там сейчас самый разгар революции!). Зато Пятый — вновь в гостеприимном Лондоне, с 30 апреля по 19 мая 1907 года. Однако революция закончилась, Россию уничтожить не удалось и пора отправляться буйным революционерам на «консервацию»: частота «встреч» падает почти до нуля. Следующий, Шестой съезд партии состоится только через десять лет(!), уже после Февральской революции, с 26-го июля по 3-августа 1917 года.

9
{"b":"25745","o":1}