ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последний из нападавших, похоже, лучше умел ездить на лошади, да и острие его копья почти не колебалось. Я выжидал, пока он пустит лошадь в галоп, и стоял неподвижно, позволяя ему атаковать меня первым, а сам старался в это время успокоить дыхание. Я не боялся, зная, что мое тело само найдет способ отразить любую атаку.

Но мой противник неожиданно повернул лошадь и галопом помчался обратно к башне, издавая бессвязные испуганные вопли.

Я поспешно направился в другую сторону, не забыв на сей раз убрать оружие в ножны. Переходя через мост, я пытался сообразить, что же мне делать дальше. Справа от меня располагался богатый район, в котором, как я вспомнил со щемящей болью, я жил со своею покойной женой. Впереди и слева раскинулись рабочие районы Никеи, и я решил направиться именно туда.

Дважды мне повстречались городские стражники, но, заметив пятна на моей форме, они поспешно заходили в первые попавшиеся лавки, явно не имея ни малейшего желания выяснять, в каком кровавом деле я был замешан.

Я дошел до рыночной площади – захудалого места, где лишь в нескольких лавках торговали новыми товарами по высоким ценам, а во всех остальных можно было найти лишь предметы первой жизненной необходимости. Над одной из дверей я заметил вывеску «Мы покупаем старую одежду» и решил зайти туда.

Лавочник, тощий лысый человек в грязной одежде, бросил лишь один взгляд на мою окровавленную униформу и оружие и сразу поднял обе руки.

– Я вас не видал. Честно. Берите все, что п'желаете… Вы никогда туточка не были, а я-то как раз подышать вышел…

– Стой, где стоишь, – приказал я. – Я не сделаю тебе ничего плохого.

– К'нешно, к'нешно. Я и подумать-то не мог, что вы можете сделать чегой-то худое… – бормотал лавочник.

– Отвернись.

– К'нешно, к'нешно. Только не бейте меня в спину, сэр, я вам клянусь, что никому никогда ни словечка… только, п'жалста, не убивайте меня. У меня жена, трое, нет, уже четверо детишек, не оставляйте их нищими, – продолжал причитать он, глядя в стену.

Я слушал его вполуха, торопливо перебирая сложенную стопками одежду.

Мне попались темно-коричневые мешковатые брюки, довольно близкий по цвету шерстяной пуловер, предыдущий владелец которого, возможно, даже помылся разок-другой на протяжении этого столетия, шляпа, в которой я должен был казаться сущим болваном, и, что самое главное, мешок с пришитыми вручную лямками, с которым мог бы бродить бедный торговец из глухой провинции. Я скинул свою униформу, велел владельцу не поворачиваться, чтобы он не смог заметить, что я выбрал, и поспешно переоделся. Свою главную примету – длинные белокурые волосы – я укрыл шляпой, положил оружие в мешок и бросил на пол две золотые монеты.

– Жди столько времени, сколько нужно, чтобы песок в часах пересыпался полностью, – приказал я. – А если не послушаешься, то готовься к самому худшему!

– Нет, сэр, ни в к'ем случае, сэр, я не повернусь, у вас будет столько времени, любые часы-весы… сп'сибо, что вы не лишили меня м'ей жалкой жизни, что жена с д'тишками не пр'падут с голоду… – Под эти непрерывные причитания я вышел из лавки и направился прочь, думая о каких-то совершенно невинных вещах.

Я дошел до середины площади и собрался было свернуть в узкий переулок, когда позади раздались крики:

– Вор! Вор! Держи вора! Он ограбил м'ня, украл м'ё серебро! Держи его! – Это был, конечно, торговец одеждой.

Я выругался про себя, пожалев, что не зарезал его, юркнул в переулок, вышел на другую улицу, свернул на улицу пошире, ведущую в более респектабельный район, и постарался принять как можно более беззаботный вид. За квартал от себя я увидел кучку стражников, направлявшихся в мою сторону, пристально рассматривая каждого прохожего. Возможно, это была всего лишь обычная проверка, а может быть, и нет…

Я искал магазин, галерею, переулок, в который можно было бы свернуть, но ничего подходящего не попадалось. По обеим сторонам улицы тянулись высокие дома, некогда принадлежавшие богачам, а теперь обветшавшие, как и вся Никея. Однако на противоположной стороне улицы я заметил нечто вроде ниши, в которой стояли три женщины.

Может быть, одна из них жила в этом доме и могла бы из сострадания помочь мне… Я пожалел, что выбрал самую простую одежду: сейчас мне не помешало бы выглядеть более преуспевающим горожанином. Приблизившись, я понял, что передо мной три проститутки, стоявшие здесь в ожидании первого клиента на эту ночь. Взглянув на меня, одна из них заученно проговорила:

– Похоже, что вам нужна подружка.

Вторая рассмеялась, видимо, поняв, что такой бедняк, каким я был с виду, не мог бы позволить себе нанять даже самую дешевую шлюху, а третья промолчала.

Похоже, мне выпал еще один шанс.

– Очень может быть, – решительно ответил я.

Та, что заговорила первой, и та, что смеялась, занимались этим делом уже не первый год, и улица оставила на их облике неизгладимый след. Третья была самой молодой – ей, похоже, еще не исполнилось двадцати – и вы глядела гораздо чище своих подружек. Не кажись она столь несчастной, то она была бы даже симпатичной. Девушка была одета в голубое платье с высоким стоячим воротничком, напомнившем мне о форме, которую носили в женских лицеях. Платье первоначально было длинным и имело расклешенную юбку, но сейчас юбка была укорочена до середины бедер, и вдобавок на платье был вырезан круг, обнажавший почти весь живот.

Я улыбнулся ей. Она была в первый момент ошеломлена, а затем ответила мне принужденной улыбкой.

– Я ничего не имел бы против такой подружки, как ты, – сказал я, стараясь копировать провинциальный диалект, который хорошо помнил по разговорам моих воинов. – Ежели, конечно, у тебя неподалеку найдется местечко, куды можно было бы пойти на ночь.

Девушка глубоко вздохнула и вышла из ниши.

– Ты все делаешь не так, Линтон, – сказала та женщина, которая смеялась. – Вспомни-ка, чему мы тебя учили: коли парень небогат с виду, сперва проверь, какого цвета у него серебро.

Девушка, которую назвали Линтон, остановилась.

– Вы сможете заплатить? – послушно спросила она. Я порылся во внутреннем кармане куртки, вытащил несколько медяшек, а затем неохотно, как и подобает страннику, демонстрирующему все свое достояние, извлек пару серебряных монет.

Обе шлюхи постарше явно удивились.

– Знаете, – сказала первая из них, – раз уж у вас есть такие деньги, то вы можете взять двоих из нас… а то и всех трех. Ежели пожелаете добавить еще одну монетку к этим двум.

– Не, – вяло ответил я. – Я не из тех парней, которым нравится так веселиться. Мне нужно самую малость: кто-нибудь, чтобы согреть мне постель, да еще, пожалуй, маленько пожрать.

– У меня есть подходящее место, – с легким нетерпением в голосе сказала Линтон. – И, если хотите, мы можем по дороге зайти к бакалейщику. – В отличие от своих подружек, она говорила заметно культурнее.

– Зайдем, – согласился я.

– Молодым везет, – пробормотала вторая из женщин. – Может быть, нам тоже повезет, и мы найдем интересных господ.

Я одной рукой обхватил Линтон за плечи; в первый момент она невольно напряглась, но затем пересилила себя и послушно прижалась ко мне. Мы пошли навстречу стражникам, а они лишь мельком окинули нас взглядами, когда мы с ними поравнялись. Неизвестно, кого они искали, но дурно одетый человек в компании местной гулящей девицы нисколько их не заинтересовал.

Мы миновали два квартала, и девушка остановилась возле бакалейной витрины.

– Это лучшая лавка в округе, – сказала она. – Или, может быть, вы хотите найти что-нибудь подешевле?

– Это мне годится, – ответил я, покупая хлеб (он оказался настолько свежим, что я, казалось, мог бы по запаху найти печь, где его испекли), немного копченой колбасы, пару кусков сыра различных сортов, свежие помидоры с огурцами и хорошее оливковое масло – все то, что хотя и редко, но попадало в мою тюрьму на острове.

– Вы забыли вино, – удивленно заметила девушка.

– Я не пью, – ответил я, и это была чистая правда, поскольку алкоголь всегда оказывал на меня одно и то же воздействие: лишал меня сообразительности, заставлял совершать дурацкие поступки, а по утрам я больше всего желал покончить с собой и с трудом терпел муки до тех пор, пока мне не становилось лучше.

10
{"b":"2575","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Синдром Джека-потрошителя
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Проклятый ректор
Кафе маленьких чудес
Тени сгущаются
Посею нежность – взойдет любовь
Assassin's Creed. Преисподняя
Так держать!