ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно я услышал радостные вопли, а затем долгий воющий боевой клич, и воины, мои воины, пришли нам на подмогу, выскочив из-за своей поспешно сооруженной баррикады. На площади воцарился кровавый хаос.

Потом убивать стало больше некого, и я увидел Йонга.

– А, симабуанец! – выкрикнул он, пытаясь отдышаться. – Твой грандиозный план здесь кажется не таким уж хорошим, каким казался на том берегу, скажешь, нет?

– Что ты намерен делать дальше? – скорее прорычал, чем проговорил я.

Он пожал плечами:

– Оставить здесь дюжину остолопов удерживать подходы и вернуться к мосту. Как я понимаю, ты привел с собой не всех?

– Ты неправильно понимаешь. – Я в двух словах рассказал ему о двух плотах и оборванном канате.

– Не шибко весело, – скорчив гримасу, отозвался он. – Но мне все равно кажется, что мы сможем вовсю позабавиться перед смертью.

– Всем офицерам – выйти вперед! – рявкнул я, оставив его реплику без ответа.

На призыв откликнулись три легата, один раненый капитан и горстка уоррент-офицеров.

– Построить людей! – продолжал командовать я. – Пусть становятся рядом со своими однополчанами, если такие еще остались.

Йонг смотрел на меня с негодованием.

– Мы попусту тратим время.

– Заткнись, – грозно посоветовал я. – Ты должен наконец понять, почему бандиты вроде тебя всегда попадают в задницу! Потому что они не знают порядка, дисциплины и всякого тому подобного дерьма. Разобраться по десяткам! В две шеренги… становись!

Люди выстроились в неровные шеренги.

– Отлично! – прокричал я. – Вот ваши новые отделения. Впереди стоят командиры. Возвращаемся той же дорогой, по какой вы отходили от моста. Не ждите приказов! Атакуем противника сразу же, как только подойдем туда!

Собравшись с силами, ощущая огонь в груди, я собачьей трусцой побежал вместе с солдатами. Вскоре мы свернули в узкий кривой переулок.

– Через квартал будет бульвар, – пропыхтел Йонг. – Красивый, широкий и опасный. И выходит как раз туда, куда нам нужно, – точно к мосту.

Впереди на углу показался разгромленный магазин, а за ним блестела вода. Мы вышли на открытое место и увидели, что подступы к мосту перегорожены импровизированными заграждениями, за которыми стоят люди в военной форме. Некоторые были одеты в серые мундиры хранителей мира, а часть носила столь же пестрые одеяния, как и мои воины, – это были люди Тенедоса. Мы кинулись на них.

Над баррикадами появились лучники, полетели стрелы, одна из них просвистела совсем рядом со мной. Многие из моих солдат запнулись и стали оседать на землю, убитые или раненые, и мы отпрянули назад.

– Вперед, во имя всех богов! Теперь мы их раздавим!

Мы опять ринулись в атаку, и сейчас нас было не так уж много, наверно полторы сотни человек, и вновь нас отбросили назад.

На этот раз мы оставили небольшой заслон и отошли немного подальше, в ближайший переулок, чтобы разобраться по отделениям и немного передохнуть. Я подивился было, что до сих пор не ранен, но тут же обнаружил, что по лбу стекает струйка крови, и почувствовал дергающую боль в бедре. Впрочем, оказалось, что на голове у меня всего лишь ссадина, а бедро просто ушиблено. Волноваться было не о чем.

– Ну, что теперь? – с непривычным для меня удивлением в голосе спросил Йонг.

Он перевязывал задетую мечом руку лоскутом, оторванным от рубахи. Одна штанина у него тоже была оторвана, и на голой ноге виднелась рваная рана.

– Мы снова атакуем их, – мрачно ответил я.

– Было бы хорошо, если бы ты знал какие-нибудь другие способы ведения войны, а не только рвался на прямую к вражеской глотке, – сказал Йонг. – Так люди, бывает, погибают. Пару часов назад именно так погиб Сендрака, – добавил он и тяжело вздохнул.

– Приготовиться! – скомандовал я, и тут мы услышали, что на бульваре раздаются громкие крики, и кинулись туда.

По бульвару к защищавшим мост солдатам Тенедоса бежало множество вооруженных людей, сотни и сотни, и это были мои люди, неведомо откуда взявшиеся мои окаянные вояки, каким-то образом переправившиеся через реку. Мы подхватили их крик и на сей раз без задержки проскочили укрепления, воздвигнутые на подступах к мосту.

– Не останавливаться! – крикнул я. – Прорываемся на другую сторону! – Командиры узнали меня, повторили мою команду солдатам, и мы ворвались на мост, под град стрел. Я видел, как падали и мои воины, и враги, а потом передо мною оказался одетый в серое лучник. Он наполовину натянул лук, а стрела была нацелена точно мне в грудь. Но тут его глаза от испуга широко раскрылись, он выпустил из рук свое оружие, стрела, перекувырнувшись в воздухе, взлетела куда-то вверх, а я воткнул клинок ему в горло, отпустил рукоять, увернулся от его товарища, попытавшегося проткнуть меня копьем, и вонзил копейщику в живот тот самый кинжал, который Йонг когда-то подарил мне на свадьбу.

Остановившись на мгновение, чтобы вынуть меч, я тут же вновь кинулся в бой. Свальбард сражался с троими; я разделался с одним из его противников, и он убил одного, а потом второго, прежде чем я успел перевести дух.

Солдаты бесконечным потоком бежали мимо меня, и тут я увидел Кутулу, проникшегося любовью к Исе. В руках он держал по длинному кинжалу, и глаза у него были безумными, как у каждого из нас. Я схватил его за плечо:

– Что происходит? Откуда взялись ты и все остальные? Я думал, что эта сраная веревка оборвалась!

– А она действительно оборвалась, – подтвердил он. – Но на одном из плотов это увидели, подхватили трос, втащили на борт и, держась за него, переплыли на тот берег, как мальчишки, забавляющиеся с веревкой под мельничной плотиной. Не знаю, пытался ли хоть один волшебник как-нибудь помочь им. А теперь поперек реки натянута целая паутина тросов, и ничто уже не может нас остановить!

– Нас? Скажи-ка мне, какого рожна ты здесь делаешь? – резко спросил я.

Кутулу улыбнулся широкой счастливой улыбкой. Пожалуй, первый раз за все годы нашего знакомства я видел его настолько возбужденным.

– Время шпионов закончилось. Я могу наконец стать солдатом!

И, не дожидаясь моего ответа, он побежал за остальными.

Я увидел, что в мою сторону, хромая, направлялся Линергес, окруженный своими офицерами, а потом из-за их спин выскочила Симея и подбежала ко мне. В левой руке она держала волшебную палочку, а в правой – окровавленный меч.

Так, не выпуская из рук оружия, мы кинулись в объятия друг другу.

– О боги, как я рад, что ты жива, – с трудом проговорил я. – Даже не знаю, что бы я делал…

– Потише, – поспешно остановила меня Симея. – Я тоже не знаю. Но я люблю тебя. – С этими словами она поспешно удалилась куда-то в сторону.

– Мы прорвались, – сказал Линергес. – Твой план сработал.

– Ужасно, – ответил я. – Столько крови.

– А чего еще ты хотел от войны? – серьезно возразил он.

Я обвел взглядом трупы, лежавшие около входа на мост. Их было столько, что под ними не было видно булыжной мостовой. Меня передернуло.

Линергес кивнул.

– Плохо. А ведь настоящая резня только начинается, – сказал он. – Теперь самое время прижать Тенедоса к стенке и укоротить на голову.

25

ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

Мы постарались не дать Тенедосу времени опомниться и, перейдя через мост, немедленно продолжили наступление. Теперь, когда у нас появился крепкий плацдарм, другие штурмовые группы быстро перешли через полуостров, захватили все остальные мосты и вошли в город.

Сражение превратилось в медленно, день за днем проворачивающуюся мясорубку. Я посылал полки в бой, и через несколько часов или дней обратно возвращались, с трудом волоча ноги, израненные и измученные немногочисленные уцелевшие. Я больше не был Дамастесом Справедливым или Дамастесом Храбрым, а стал Дамастесом-Мясником.

При переформировании полков я опирался на этих уцелевших ветеранов. Я распределял их поровну между ротами, производил многих рядовых в уоррент-офицеры и обильно пополнял ряды новобранцами, которые, как бабочки на свет свечи, слетались в наш лагерь, стремясь попробовать войну на вкус. Уверен, что многие из них разочаровались в ней после первой же пробы, а ведь после этого им еще предстояло принять огромное количество рвотного в виде крови и страха.

102
{"b":"2575","o":1}