ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возможно, я хотел, чтобы кто-нибудь пришел ко мне, начал бы спорить со мной, привел доводы, заставил переменить решение.

Но никто не пришел.

На следующий день, поздним утром, подойдя к главному дому, я не увидел ни Кутулу, ни Синаит. Они уехали вместе со всеми своими солдатами.

7

СМЕРТЬ ОТ ТЕНИ

Чем больше я думал, тем тверже становилось мое решение. Мир мог валиться в какую угодно пропасть, но я же покончил с великими деяниями и желал только одного: чтобы меня оставили в покое.

Но добиться этого было вовсе не так просто. Если эти двое сумели найти мое убежище, то намного более могущественный волшебник наверняка сможет это сделать безо всякого труда. За минувшие годы я, безусловно, не единожды рассказывал императору о Симабу.

Почему он до настоящего времени не разыскал меня, я понятия не имел. Возможно, с надеждой думал я, он понял, что я никогда не стану поддерживать его врагов. Но все же я решил потратить некоторое время на подготовку к возможным будущим неприятностям.

Через несколько дней после визита Кутулу и Синаит к главному дому подбежал запыхавшийся скороход. Наместник района Белия (это часть Симабу, граничащая с севера и востока с Гермонассой, а на западе с Тикао), каким-то образом услышал о том, что в Атикиме объявился людоед, которого смог убить некий великий охотник, и решил отправить гонца за этим охотником. Тамошняя ведьма изучила циновку, на которой я спал, и еще кое-что, оставленное мною, – я не стал спрашивать, что именно, – и пришла к выводу, что меня удастся найти на расстоянии четырех дней пути от Атикима.

Этот случай тоже поколебал уверенность в том, что мне удастся скрыться (первый раз это сделала Синаит).

Раз уж деревенская ведьма способна учуять меня, то затаиться мне будет так же трудно, как спрятать слона на открытой равнине.

Присланное сообщение было кратким: Белию терроризирует леопард-людоед; возможно даже, не животное, а демон. Он убил дюжину человек за две недели, причем иногда леопард поедает трупы, но столь же часто оставляет их нетронутыми. Крестьяне впали в панику, начали бросать свои дома, перебираясь в немногочисленные мелкие городишки. Не мог бы охотник, кем бы он ни был, помочь в этой беде?

Ни я, ни Мангаша ничего не слышали об этом леопарде, однако до Дариала дошли некоторые сведения. Когда же он пересказал их мне, то я тоже задумался: не был ли этот хищник и на самом деле демоном? Более чем за восемь лет он убил по меньшей мере восемьсот пятьдесят человек – причем Дариал сказал, что это количество должно быть намного больше, так как значительную часть Белии занимают непроходимые джунгли и учет населения там ведется, мягко говоря, не слишком тщательно. Это было все, что он знал о Белии, не считая, пожалуй, того, что там во множестве сохранились построенные в незапамятные времена древние каменные храмы и что некоторые племена до сих пор используют эти храмы для поклонения. Я сам никогда не сталкивался с этими дикарями и не знал ни одного человека, который был бы с ними знаком, и потому мне, естественно, пришлось наслушаться самых нелепых россказней. Одни утверждали, что эти люди крайне жестоки, другие, напротив, говорили, что они сама кротость; то мне говорили, что они крайне уродливы, то, что они все поголовно красавцы, что они очень дружелюбны и что они враждебны ко всем чужакам. Может быть, благодаря тому что они поклоняются древнейшим богам, среди этих дикарей имеются волшебники, способные превращаться в животных.

– Возможно, этот леопард как раз и есть один из таких оборотней, – предположил Дариал.

– Возможно, – согласился я.

На память мне при шел кинжал с серебряной рукояткой, который Йонг по дарил мне на свадьбу. Мне доводилось убивать этим кинжалом и людей, и чудовищ, и, возможно, он мог бы пригодиться мне и в этот раз. Но он остался погребенным в Камбиазо среди сгнивших костей убитого мною азаза.

Это путешествие давало мне повод исчезнуть на некоторое время из имения. Возможно, дикие джунгли помогут мне скрыться от глаз волшебников.

Я нашел тех двоих, которые сопровождали меня в Атиким, и спросил, не желают ли они еще раз принять участие в подобном развлечении. Один побледнел, как бумага, и ответил, что его рисовые поля совсем заросли сорняками, а он не решается доверить столь ответственное дело, как прополка, своей никчемной жене и столь же никчемным сыновьям, и… и я послал его подальше.

Второй, молодой человек, почти юноша, по имени Перче, усмехнулся и сказал: а почему бы и нет? Если его не сожрет леопард, то он все равно скоро помрет от скуки или же надорвется за плугом.

Я сказал ему, что нам нужно взять с собой, и распорядился, чтобы он приготовил все это и выбрал двух хороших лошадей и пару самых лучших мулов.

Затем я разыскал Мангашу и наконец-то откровенно рассказал ему обо всем, что случилось после того, как я покинул свою тюрьму на острове, и о том, как представляю себе будущее. Провидец Тенедос был мстительным человеком, который не остановился бы перед тем, чтобы стереть с лица земли целое государство или провинцию, такую, например, как Симабу, если она вызывает у него недовольство, как это некогда чуть не случилось с Никеей. Если он станет разыскивать меня, хоть магическим способом, хоть в своем настоящем виде, то, скорее всего, постарается отомстить мне за предательство.

Мангаша содрогнулся всем телом.

– Теперь я думаю, что мне не следовало возвращаться сюда, – криво улыбнувшись, сказал я.

– Нет, – мрачно возразил он. – Семьи должны держаться вместе; для них это гораздо важнее, чем даже для нации. Если бы ты не возвратился домой, а мы узнали бы, что ты мог это сделать, но не сделал, это покрыло бы нас позором на вечные времена. Так что мы должны поддерживать тебя и сейчас, и впредь. Возможно, в других частях Нумантии и найдутся люди, способные пренебречь семейными узами, но не думаю, что в Симабу таких окажется много.

Я на мгновение отвернулся, не желая, чтобы он видел, что я способен на проявление эмоций.

– Благодарю тебя.

– Не валяй дурака, – огрызнулся он. – За это не благодарят, и нечего об этом говорить. Просто нельзя не сделать того, что ты должен. Теперь, насколько я понимаю, вопрос заключается в том, что нам следует предпринять, чтобы быть готовыми к визиту этого проклятого богами колдуна.

Мангаша, бывший когда-то сержантом, стал настоящим прагматиком. Вынужденный в давние времена подчиняться начальникам, желавшим видеть в нем бессловесное животное, он со временем сумел освободиться от всех, кого не желал знать, и в первую очередь от тех ублюдков, которые ввергли его в это состояние.

– Я уеду через нескольких часов, – сказал я, – и хочу, чтобы ты без шума собрал семью и сообщил о том, что мы решили. – Я глубоко вздохнул. – Всем, кроме Траптейна… и Джерицы.

Мангаша без удивления взглянул на меня:

– Ты, похоже, доверяешь ему так же мало, как и я.

– Лучше будет сказать, что я не уверен в нем, а сейчас не такие времена, чтобы можно было доверять тому, в ком ты не до конца уверен.

– А Джерице – потому, что она его жена, – сморщившись, словно от кислого, добавил Мангаша.

Я кивнул:

– Жене, которая не поддерживает во всем своего мужа, тоже не стоит особо доверять.

– Мне будет трудно это сделать.

– Постарайся как можешь, – сказал я, а затем, не дожидаясь ответа, перешел к дальнейшим инструкциям. Ему следовало собрать рабочую бригаду из наиболее надежных мужчин и женщин, которых он знает лично. Пусть в глубине джунглей они найдут место, где можно будет держать оборону. Там нужно будет выстроить крепкие помосты и устроить на них склады. Пусть одна из деревенских ведьм наложит, на это место заклятие, чтобы лесные звери не растащили продукты. В случае атаки никто не должен пытаться бороться ни с солдатами, ни с демонами; всем следует бежать со всех ног. Нападение, если оно произойдет, будет, по всей вероятности, магическим и не должно продолжаться долго, особенно если Тенедос почувствует, что меня здесь нет. Хотелось бы надеяться, что обойдется без большого ущерба.

26
{"b":"2575","o":1}