ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это тоже очень любопытная мысль, – сказала она. – По крайней мере, мне так кажется.

Я глубоко вздохнул, ощущая, что поднялся на цыпочки и что мои слова вот-вот выбьют из-под меня опору и я рухну в совершенно новый и абсолютно неизвестный мне мир.

– Очень хорошо, – сказал я. – Я приму верховное командование. Но не отправляйте никаких рассыльных, которые должны будут разнести эту новость. Я хочу, чтобы вы, провидица, вместе со своими магами сотворили заклинание, блокирующее «подглядывание» Тенедоса. Колдуйте неторопливо, исподволь, в таком случае все должно получиться. Когда вы решите, что станет достаточно темно, и сочтете, что все в порядке, соберите армию. Всю армию.

– Но таким образом она превратится в одну большую удобную цель, – возразил Кутулу.

Я очень хорошо понимал, что рискую, но это была одна из тех вещей, которые обязательно нужно сделать. Впрочем, я ничего не стал объяснять, а только повторил предыдущую фразу.

– Да, сэр, – ответил Кутулу после короткой паузы. – Впредь я не буду высказывать сомнений в ваших приказах, – добавил он.

– Да нет, будешь, – сказал я, – поскольку я смертен, а это означает, что в любой момент могу совершить ошибку, и об этом мне нужно время от времени напоминать. Именно это и завело императора в болото – никто, или почти никто, не спрашивал его, уверен ли он в том, что поступает правильно, и тем более не говорил, что он все глубже погружается в дерьмо. Хотя не уверен, что он изменил бы свой образ мыслей или стал поступать по-другому, если бы ему все об этом твердили, – добавил я и сам услышал в своем голосе нотку горечи.

– А теперь продолжим. Расстановкой людей и назначениями я займусь позже. Впрочем, сейчас сделаю первые два. Кутулу, ты должен стать моим заместителем. Тебе не придется тратить время, занимаясь продовольственным снабжением или личным составом. Но я хочу, чтобы ты имел немедленный доступ ко мне с любыми новостями, касающимися Тенедоса, Байрана или Великого Совета.

– Да, сэр. – Клянусь, щеки Кутулу зарделись, ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы сосредоточиться, а потом он отдал мне салют, как будто был солдатом в форме. Я вспомнил, что он мечтал когда-нибудь получить звание трибуна и совершил ошибку, обратившись с этой просьбой к императору. Тенедос разгневался на него, так как считал, что шпион ни в коем случае не может быть удостоен тех же почестей, что и солдат.

Я не допустил бы такой ошибки. Украшенная резьбой деревянная палочка, или пояс, или кусочек метала… все эти вещи обладают только той ценностью, какую придает им тот, кто их вручает. Если они помогут привлечь на мою сторону человека, то я не пожалею ничего.

– А вы, Синаит, займете такую же должность, что и Кутулу, только по части колдовства. Каждый из вас может принимать решения и отдавать приказания, не спрашивая предварительно моего согласия. Но все же постарайтесь не делать ничего такого, что приведет к немедленному разгрому, не предупредив меня хотя бы за пару минут.

Синаит хихикнула, а Кутулу попытался улыбнуться. Решительно ему нравилось его новое положение.

– Ну а теперь давайте займемся нашим безнадежным делом.

Армии потребовалось три недели, чтобы добраться до небольшого городка, называвшегося Пестум, где расположилась моя штаб-квартира. Я выбрал это место потому, что там сходилось пять больших дорог – больших, по крайней мере, для такой бедной провинции, как Амур. Еще одной из достопримечательностей этого города была огромная гостиница, построенная кем-то в предместье, по-видимому, под влиянием грандиозного заблуждения, что Пестуму суждено стать большим торговым городом.

Опустевшая гостиница прекрасно подходила для того, чтобы разместить там штаб. Мне не потребовалось реквизировать чье-либо жилье или контору и тем самым обзаводиться новыми врагами или сидеть в палатках, разбитых посреди какого-нибудь поля.

Солдаты маршировали, или по крайней мере пытались маршировать; в качестве полной выкладки служили одеяло и кусок парусины, в которые можно было заворачиваться на ночлег, какая-нибудь кухонная посуда и, довольно часто, цыпленок, прихваченный в деревушке, через которую им довелось недавно пройти. Очень немногие имели какую-то форму, лишь половина была вооружена, и из этого количества половина могла похвастаться немыслимым разнообразием видов оружия – от самого новейшего до пригодного разве что для музея. Они разбивали свои лагеря в полях вокруг Пестума и благодарили различных богов за то, что погода стояла сухая.

Я приказал построить высокий деревянный помост посреди бесплодной равнины, окруженной холмистой грядой, и в один прекрасный день солдаты собрались на это поле, заполнив собою все пригорки.

Я вскарабкался по ступенькам, надеясь не поскользнуться и не начать командование армией с болезненного падения на задницу, которое к тому же все единодушно сочтут за дурное предзнаменование. Но все прошло благополучно, я взошел на помост, и по полю раскатились приветственные крики, эхом отдававшиеся в холмах. Именно ради этого я собрал всю свою армию: солдаты смогут увидеть не горстку однополчан, сгрудившихся в грязном амбаре, а огромное войско, а осознание того, что их так много, придаст им и силу, и храбрость.

Я помолился Исе, богу войны, и моему обезьяньему богу Вахану, чтобы они ниспослали мне мудрость и оказали поддержку, а в это время Синаит и три других волшебника творили два заклинания. Первое должно было усилить мой голос, а второе – тонкая штучка – заставить каждого, кто смотрит на меня, считать, что он находится ближе, чем на самом деле, и видеть любые мимические движения моего лица, в то же время не воспринимая меня как гиганта.

– Я Дамастес а'Симабу, – заговорил я. – Некоторые из вас знают меня, некоторые служили со мной. Теперь я вновь призываю вас под свои знамена. Нумантия нуждается в таких, как вы, воинах больше, чем когда-либо прежде за всю свою историю. На сей раз мы будем сражаться за нашу свободу и наши собственные души.

Человек, который в прошлом был нашим императором, человек, которому многие из нас с готовностью служили, человек, которому я сам служил много лет, теперь является нашим злейшим врагом. Вы все знаете, что он посвятил себя богине, которую я не стану называть.

По рядам прошел ропот, и несколько самых храбрых, или самых бесшабашных, солдат пробормотали: «Сайонджи».

– Но, посвятив себя ей, он сам превратился в демона и служит теперь только сам себе и смерти. Он больше не заботится ни о Нумантии, ни о вас, бывших самыми преданными его слугами, и охотно пожертвует вашими жизнями, вашими душами ради одного момента могущества, которое он уже однажды испытал, и ради великой власти, которой он жаждет.

Человек, именующий себя Лейшем Тенедосом, лжеимператор. Он должен быть окончательно низвергнут, и именно мы сделаем это!

Масса людей снова отозвалась одобрительными криками, но на сей раз они прозвучали неуверенно, и на многих лицах появилось такое выражение, как будто они ожидают, что сейчас из-под земли или с небес появятся разгневанные демоны.

– Вижу, что вам страшновато, – заявил я. – И вы правы в своей неуверенности, ибо Тенедос могущественный враг. Но он все равно обречен! Он служит злу, а зло не может одержать победу, по крайней мере надолго. Умар создавал этот мир не для зла, хотя жрецы и считают, что он, возможно, в горе отвернулся от этого мира, увидев то великое зло, которое творят его создания, и передал власть над миром Ирису.

Ирису – могущественный бог, столь же могущественны и его воплощения и другие боги, которые служат ему и которым, в свою очередь, служим мы. Его триумф станет и нашим триумфом.

Нумантию необходимо избавить от Тенедоса. Это будет только начало. Если мы встанем плечом к плечу и вся Нумантия, от Кхоха до Дары, от Каллио до дальней Оссетии, объединится, то наше солнце засияет ярче, чем когда-либо. И если это новое солнце мира будет освещать нашу страну от границы до границы, то ни один внешний враг не осмелится посягнуть на нас.

34
{"b":"2575","o":1}