ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот уже и демон, – откликнулся Йонг. – Хотя, может быть, это комплимент по сравнению с тем, как вы обычно называли меня между собой?

– Свальбард, – вмешался я, – хватит пререкаться с этим варваром. Лучше разыщи бутылку самой лучшей выпивки, какая найдется в армии. А ты, Йонг, иди со мной.

Он вошел за мной под навес, а я разыскал еще две лампы и зажег их.

– Никто не сможет сказать, что я явился, чтобы снять сливки с твоих успехов, – заявил Йонг, рухнув в мое кресло.

– Но какого демона ты не в Кейте, где тебе, если я не ошибаюсь, вроде бы полагается сидеть на королевском троне? – спросил я. – И между делом благодарить меня, ну и еще Нумантию, за заботу об ахиме Фергане.

– Не считал себя особо обязанным, – ответил Йонг, махнув рукой. – Точно так же он был и моим врагом. А сейчас мы можем оставить всю эту королевскую чушь. Я больше не сижу на троне. Королевская власть утомила меня, а тут к тому же мне любезно помогли принять решение об отречении от престола.

– Неужели нашелся кто-то еще хитрее и сумел тебя свергнуть?

– Не сказать чтобы хитрее, но на его стороне были Сайонджи и Ирису, да еще несколько хорошо обученных полков. Меня не свергли, я удрал из Кейта.

– От кого же?

– От короля Байрана, – мрачно сказал Йонг. – Три недели назад он захватил Сайану и сжег ее дотла.

Я почувствовал прилив злорадного ликования. Никогда не забуду, как терзали нас обитатели Кейта, когда мы бежали из их столицы. Да, это был главный город страны, где родился Йонг, но я вряд ли стану скорбеть из-за того, что ее разнесли по кирпичику, растрепали по соломинке. Но пока я пытался подыскать хоть чуть более приличный ответ, ввалился Свальбард, держа в своем кулачище две бутылки.

– Вот, – сказал он. – Если ты прибыл прямо с Холмов, то, вероятно, одной никак не обойдешься.

Йонг мотнул головой и взял бутылку.

– Только эту, – не скрывая сожаления, сказал он. – Потому что на рассвете нам придется сражаться и мне могут понадобиться хотя бы остатки ума.

Свальбард фыркнул и вышел. Йонг собственноручно откупорил бутылку бренди и налил себе полный стакан. Отхлебнув сразу половину, он откинулся на спинку кресла.

– Я знаю, что ты не станешь горевать по стертой с лица земли Сайане, – сказал он. – Но случилось и нечто такое, над чем не грех по-настоящему пролить слезы. Войска короля Байрана вошли в Кейт два месяца назад и, двигаясь на север, словно полчища саранчи, принялись планомерно уничтожать все города и деревни в моей стране. Мои джаки при помощи заклинаний выяснили, что Байран решил навсегда покончить с набегами, которые Кейт устраивал на его земли. Дурацкая мысль! Это может привести лишь к тому, что мы отступим в горы, куда он не осмелится полезть за нами, переждем, пока он не уберется, а затем вернемся к прежней жизни. Такое уже случалось в прежние годы и будет случаться вновь, пока люди умеют ковать железо и им нравится пригонять через границу стада откормленной скотины… или жен пастухов. Мы вернем все, что было уничтожено, добудем в его собственном королевстве… и в твоем. Не сразу, но вернем.

– Ты что-то говорил о том, что мне все-таки придется проливать слезы, – прервал его я.

– Байран использует эту экспедицию как дымовую завесу для того, чтобы подойти вплотную к Нумантии, – с раздражением ответил Йонг. – Это сможет сообразить даже плешивая обезьяна из джунглей. После взятия Сайаны он собирался дать отдохнуть своей армии, так что сейчас она полностью готова к тому, чтобы за неделю пройти через Сулемское ущелье в Юрей!

На мгновение я рассердился, почему Синаит или Кутулу не узнали об этом, но тут же одернул себя. Все наши силы были сосредоточены на одной цели – на Тенедосе, и мы почти не интересовались тем, что происходило в других местах.

– Он выйдет в Юрей, – продолжал Йонг, – создаст там сеть опорных пунктов, а затем отправит свою армию на север против тебя и этого куска дерьма, Тенедоса. Если ты и эти обоссанные идиоты, которых называют хранителями мира… Да, да, не делай удивленное лицо, может быть, я и варвар с Холмов, но, по крайней мере, держу уши открытыми, так что знаю, до чего ты дошел. Если ты и эти ходячие кучи дерьма не сможете вытащить занозу, которая когда-то величала себя императором… что ж, тогда Майсир сделает это за вас.

– Не сомневаюсь, что Байран возьмет за эту услугу цену повыше, чем тогда, когда он в прошлый раз проводил отпуск в Нумантии.

– Не думаю, чтобы это имело хоть какое-то значение для тебя, симабуанец, потому что Тенедос наверняка разделается с тобой в ближайшие день или два, задолго до того, как майсирская армия двинется в нашу сторону.

Я рассказал ему, что Тенедос пообещал уничтожать нас при помощи одной только магии, и глаза Йонга широко раскрылись.

– О таком я еще не слышал, – задумчиво произнес он. – Что ж, возможно, в этом случае у тебя есть шанс.

Я вскинул брови. Против самого могучего колдуна, которого когда-либо знал мир?

– Боги так уж устроены, что не любят тех, кто пытается быть с ними на равных, – сказал Йонг. – Этот император позабыл не только о чести, но также о скромности и здравом смысле. То, что ему удалось вызвать чудовище, чтобы разделаться с одним принцем и кучкой его лакеев, вовсе не значит, что у него хватит сил уничтожить целую армию. В таком случае действительно появляется небольшой шанс, что мы переживем завтрашний день.

– Но только небольшой.

– Да, – согласился Йонг, подливая себе еще бренди. – Довольно-таки маленький. Но у меня есть вопрос. Когда ты согласился стать пастухом у этих длинноухих фермеров, хватило ли у тебя мозгов создать отряд наподобие моих разведчиков, чтобы твои ослы то и дело не попадали в засады?

– Представь себе, додумался.

– И какого же болвана ты смог найти, чтобы командовать этим сбродом? Я его знаю?

– Один из твоих капитанов. Сендраку. Я сделал его домициусом.

– Хм-м. Неплохой человек… для уроженца равнины. Я присоединюсь к нему. Какие у тебя будут приказания?

– Для начала вопрос. Что на самом деле привело тебя сюда? Как ты сам сказал, конечно, не погоня за выгодой.

Йонге поболтал в стакане остатками бренди.

– А что, если мне надоело в Кейте? Я уже с полгода подумывал о том, чтобы отказаться от трона и вновь заняться набегами. Чувствуешь себя очень по-дурацки, когда все тебе кланяются, а ты должен непрерывно ломать голову над тем, кто сегодня готовит против тебя заговор. А ожидаешь только того, что один из тех, кто хочет сменить тебя на троне – а таких не счесть, – выжидает удобного момента, чтобы всадить тебе нож в спину. Все остальное – ложь, чушь и фальшь. Ты хочешь узнать, почему я оставил свое прекрасное безопасное убежище, от которого меньше двух часов пути до развалин Сайаны, перерезал множество этих безмозглых майсирцев – часовые из них еще хуже, чем из вас, нумантийцев, – и притащился в это болото? Я задам тебе вопрос получше: а почему бы и нет?

Он допил бренди.

– Хватит распускать нюни. Какие у тебя будут распоряжения?

– Мой план основывается на надежде на то, что нам удастся противостоять любому колдовству, которое он сможет пустить в ход. А потом я приложу все усилия для того, чтобы удерживать фронт, пока остатки моей армии будут переправляться через Латану, – ответил я. – Я послал людей на север и на юг, чтобы они пригнали сюда все лодки, какие смогут найти. Сейчас у меня на реке их столько, что я могу за один раз перевезти, пожалуй, десятую часть всей армии.

Нам нужно время. Я хотел бы, чтобы ты взял сотню (можно меньше, если ты считаешь, что это будет слишком многочисленный отряд), прошел за передний край и попытался подкрасться к лагерю императора. Я отправлю с тобой волшебника. Когда он почувствует, что Тенедос начал колдовать, ты ударишь по лагерю. Постарайся наделать побольше шума, чтобы хоть немного напугать их. Возможно, моим колдунам удастся воспользоваться моментом и разрушить заклинание Тенедоса. Тогда ему потребуется несколько дней для того, чтобы сотворить его заново. За это время большинство моих людей переправится через Латану, а я смогу удерживать здесь Тенедоса достаточно долго для того, чтобы они успели добраться до Каллио и собрать еще войска.

46
{"b":"2575","o":1}