ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вообще-то в ее словах был немалый смысл. Участие волшебника значительно увеличило бы наши шансы на успех. Было бы лучше взять вместо Свальбарда какого-нибудь искушенного в военном деле колдуна, но у меня не было такого ни в отряде, ни даже во всей армии, если не считать Синаит.

Я решил было рассказать Симее, что случится, если майсирцы обнаружат ее, но тут же передумал. Она должна была знать об этом не хуже меня. Это было бы ужасно, и самое лучшее, на что она могла надеяться в данном случае, – это быстрая смерть. Впрочем, я нашел выход из положения – такой выход, который наверняка испугал бы большинство людей.

– Очень хорошо, – сказал я и встретил изумленные взгляды Симеи и Кутулу. – Вы можете пойти с нами. Но тогда будет еще и пятый человек. Курти. А ему я скажу, что ни один из вас не должен попасть живым в руки майсирцев.

– Я и сама не допустила бы этого ни в коем случае, – ответила Симея. – Но все равно будет очень хорошо, если кто-то станет прикрывать меня со спины, пока я буду бормотать свою абракадабру и размахивать руками. А каковы, по вашему мнению, шансы на успех?

Я честно задумался.

– Один к двадцати… нет, один к десяти.

– Лучше, чем во многих ситуациях, в какие нам приходилось попадать, – заметил Кутулу.

– Лучше, чем в большинстве ситуаций, в которых оказывалась я, – в тон ему откликнулась Симея.

Кутулу долго молча смотрел на меня, потом облизал губы, начал было что-то говорить, но поспешно вышел.

– Этот человек любит вас, – сказала Симея. – Возможно, он даже в вас влюблен. Не в сексуальном смысле, – добавила она.

Я подумал, не сказать ли ей о том, как Кутулу некогда едва ли не до самоуничижения был предан Тенедосу и как бывший император обманул эту любовь, но не стал делать этого. Симея направилась было к двери, но вдруг остановилась и повернулась ко мне.

– В вашей идее я ощущаю… чувствую… нечто странное, – сказала она. – Для вас это больше, чем просто тактический маневр.

– Да.

– Вы ненавидите Байрана.

– Да.

– Мне кажется, что я должна знать причину, – сказала Симея. – Не из любопытства, а потому что нужно будет замаскировать ваши чувства моим волшебством, чтобы враги не смогли легко распознать их.

Я глубоко вздохнул. Снова меня вынуждали пересказывать одну и ту же историю, которая мне всегда очень трудно давалась.

– Садитесь, – предложил я.

Мне потребовалось гораздо меньше времени, чем я думал, поскольку я не стал вдаваться в подробности. Симея представляла себе то заклятие, которое наложил на меня азаз, хотя ей самой никогда не доводилось видеть его в действии. К тому же этот рассказ не причинил мне такой боли, как прежде. Возможно, убийство Карьяна лежало на моей душе уже не столь тяжким гнетом, а может быть, затянувшемуся процессу самоосуждения пришла пора заканчиваться.

Завершив рассказ, я осушил до дна стоявший подле меня жестяной кувшин с водой. На мгновение мне даже показалось, что я хочу выпить вина. Я не мог поднять глаз на Симею, так что не знаю, смотрела ли она на меня, а если смотрела, то как.

– Я уловила в ваших мыслях как раз нечто такое, о чем говорила, – сказала она. – Впрочем, ничего ужасного.

Только тогда я поднял взгляд и увидел ее лицо, бледное от гнева.

– Какой же он чудовищный ублюдок! – сказала она.

– Да, – согласился я. – И в то же время нет. Он всего лишь король, всего лишь человек, которому не перед кем держать ответ, над которым нет никого и ни чего, кроме суда богов, если, конечно, они существуют, да и то после смерти.

– Они существуют, – твердо сказала девушка. – Я верю в них.

– А я в этом не уверен. Но и не отрицаю их.

Она встала, поправила перевязь с мечом и шагнула к двери.

– Значит, вы с самого начала что-то почувствовали, – сказал я, пытаясь закончить этот разговор на шутливой ноте. – Мужчине, который полюбит вас, надо будет хранить верность, потому что обманщика наверняка постигнет жестокое наказание.

Девушка остановилась, но не повернулась.

– Мужчина, которого выберу я, – ответила она, – никогда не посмотрит на другую женщину. Он будет со мной настолько счастлив, что у него не останется ни времени, ни энергии на кого-либо еще!

Я попытался сохранить каменное выражение лица, но мне это не удалось, и, каюсь, я не смог сдержать смешка.

Симея сделала еще один шаг, но снова остановилась, все так же не оборачиваясь.

– Это и впрямь прозвучало так напыщенно, как мне показалось? – спросила она.

– Боюсь, что да.

– О проклятье! – воскликнула она и тут же рас смеялась. – Не удаются мне торжественные выходы.

– И у меня они никогда не получались, – ответил я и тоже захохотал.

Странное веселье для людей, которых, скорее всего, через каких-нибудь несколько дней ожидала весьма неприятная смерть.

Планируя свою стратегию, я исходил из очень простых соображений. Как поведут себя войска, лишившись своего предводителя, если нам удастся убить короля Байрана? Я видел во время войны это жесткое и всеохватывающее управление и был уверен, что если оно нарушится или вовсе прекратится, то майсирские солдаты попросту разбегутся, как перепуганные цыплята.

Судя по тому, что рассказывал мне Бакр, это вторжение не вызвало восторга ни в народе, ни у знати; оно было нужно одному только королю. А без Байрана…

Симея спросила меня, как я собираюсь выбираться из майсирского лагеря, если наша миссия увенчается успехом, а также если нас заподозрят.

Пока что у меня не было иного плана, кроме как сидеть над картой в поисках возможных маршрутов. Поэтому я ответил ей шуткой:

– Когда придет время, хитрость и страх подскажут мне подходящий план. Надеюсь.

– Вам определенно нужен волшебник, – твердо сказала она. – Или нянька. Почему мы не можем выйти тем же путем, каким войдем?

– Я думал об этом, – ответил я. – Но я не имею ни какого представления о том, как долго может продлиться охота. Лучшее, что мы можем сделать, – это попытаться пробраться сквозь их позиции к сборному пункту, который я обозначил на карте. Надеюсь, что там нас будут ждать лошади и при них пара солдат, так что, закончив дело, мы сможем спокойно отправиться в Каллио. – Я остановился. – Знаете, когда я придумал тот план, он показался мне, в общем-то, выполнимым. Но теперь… – Я не стал договаривать.

– Я могу заколдовать что-нибудь, дать эту вещь Кутулу, и она в нужный момент откликнется на мой призыв, – сказала Симея. – Еще мне потребуется немного слюны и по капле крови от каждого из вас. Я уже приготовила амулеты, которые будут вести нас словно компасы к этому самому сборному пункту.

– Я-то предполагал, что волшебство только поможет, а не сделает за меня всю работу, – отозвался я.

– В нужное время лучшее всегда поднимается наверх. Как сливки в молоке.

– Или пена в пруду, – добавил я.

Она скорчила гримасу и ушла быстрыми легкими шагами, а я возвратился к своим картам, подумав, что, пожалуй, хорошо, что Симея так страстно ненавидела войну. Она все больше и больше начинала вести себя так, как самые отчаянные солдаты, прирожденные воины.

Три раза мы разглядывали нашу цель через Чашу Ясновидения, но потом я запретил это, чтобы не насторожить волшебников Байрана. Совсем рядом с домом я заметил сад с изрядно запущенными, фигурно подстриженными деревьями и кустами, которым можно было скрытно пробраться через поместье. Симея также обратила на него внимание и задумчиво сказала:

– Пожалуй, я смогу сделать там нечто такое, что удивит вас.

– И что же это будет?

– Если я скажу вам сейчас, то не получится сюрприза.

Во время прошлой войны мне как-то раз удалось сбить майсирцев с толку, пройдя в их расположение совершенно открыто. Это было в Сидоре. Вот и сейчас я предложил поступить так же, лишь с небольшими изменениями.

Один из Товиети Симеи рассказал нам о старой дороге на Ренан. Ею не пользовались уже около двадцати лет, и сейчас она оказалась почти всеми забытой. Часть этой дороги как нельзя лучше подходила для моих намерений.

61
{"b":"2575","o":1}