ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, что еще?

– Мне стало стыдно за самого себя.

Симея, удивленно вскинув брови, смотрела, как я накачал воду в бачок унитаза, а затем нашел полотенце, взял мыло, ведро и открыл люк, ведущий на палубу.

– Вы сумасшедший.

– Очень может быть, – согласился я. – Но я предпочитаю быть чистым сумасшедшим.

– Желаю удачи, – сказала она мне в спину.

Я вышел на палубу, стащил с ног сапоги, содрогнулся от их запаха и поспешно скинул с себя одежду. Облившись из ведра речной водой, я намылился, смыл мыло, еще раз намылился и окатился водой, а потом заставил себя тщательно вымыть голову. Волосы свалялись чуть ли не в войлок, и мне казалось, что с каждым днем их остается на голове все меньше и меньше. Я с трудом держался на ногах от усталости, но сейчас мне было так холодно, что опасность уснуть на ходу мне не угрожала, поэтому я наскоро постирал подштанники и портянки. Спустившись в каюту, я растерся полотенцем и развесил сохнуть где попало свое мокрое белье.

Я помню, как протиснулся под трап, увидел перед собой огромную кровать с теплой постелью, заметил с одного ее края холмик – там, укрывшись с головой, спала Симея, – пошатнувшись, шагнул вперед, и… на этом все кончилось.

Проснувшись, я не чувствовал ни боли в натруженных мышцах, ни ломоты в суставах, которой можно было ожидать, проведя несколько дней под дождем. Как раз наоборот, я ощутил, что мир прекрасен. Я лениво спросил себя, сколько же прошло времени, отодвинул занавес на одном из изящных восьмиугольных иллюминаторов и увидел за ним серый дневной свет, с трудом пробивавшийся сквозь туман, и частый мелкий дождь. Если не считать света, все выглядело точно так же, как и в тот момент, когда я отключился.

Я был в спальне один. Поискав глазами полотенце, чтобы хоть чем-то прикрыть наготу, я вместо него обнаружил свою одежду, аккуратно сложенную в изножье кровати. Вся она была совершенно сухая и пахла фиалками. Я оделся и, не обуваясь, вышел в главную каюту. Симея уютно сидела с ногами на диване, читая книгу, которую, вероятно, разыскала на одной из полок. Ее коротко подстриженные волосы сияли темным блеском, а пахло от нее, как я сразу уловил, духами с экзотическим ароматом сандала и мускуса.

– С добрым утром, – приветствовала она меня. – Я уж думала, что вы умерли.

– Я и впрямь умер, – согласился я, улыбнувшись во весь рот, – но одна волшебница вернула меня с Колеса на эту яхту. Я долго спал?

– Ну, я, кажется, один раз проснулась ночью, но сразу же снова заснула. Потом проснулась еще раз, вскоре после рассвета, увидела, что на реке такой шторм, что плыть нельзя, и опять легла спать. Встала час назад, сварила суп. В этой кастрюле еще немного осталось.

– Неужели на яхте нет ничего, кроме супа?

– Есть, и много всего, но… но я не такая уж хорошая повариха, а чтобы приготовить что-нибудь из тех продуктов, которые я нашла, нужно приложить немало усилий.

– Как приятно узнать, что и у тебя есть хоть какие-то недостатки, – сказал я. – Полагаю, что мою одежду высушило волшебство?

– При такой погоде сама собой она не высохла бы никогда. – Девушка обвела взглядом каюту. – Мне часто вспоминается, как хорошо было плавать на такой лодке, когда я была ребенком. Пожалуй, я забыла, что там на самом деле было холодно и сыро.

– А почему бы тебе не попробовать просушить эту комнатку заклинанием наподобие того, каким ты сушила одежду?

– Ох, ради всех бо… какая же я дурочка! Я даже и не подумала об этом.

– Пф-ф! Делать глупости – обычное явление для юных созданий. Вот и займись этим, пока я буду купаться.

– О боги, – пробормотала Симея. – А вам не кажется, что вы слишком увлекаетесь этим делом?

– Нет, – ответил я. – Быть грязным и вонючим может любой дурак. – Я взял мыло и высунулся в люк. – Не подглядывай. Я стеснительный.

– Пф-ф! – передразнила она меня. – А между прочим, я успела сделать себя красивой и чистой, пока вы играли в Огромное Храпящее Чудище. – Симея полезла в свою сумку за травами и другими средствами для магии, а я поднялся на палубу.

Сейчас, когда я был сухой и уже не хотел спать, погода показалась мне еще более холодной, чем ночью, но я справился с собой, разделся, прыгнул за борт и, постаравшись сдержать крик, погрузился в холодную серую воду. Вынырнув на поверхность, я увидел над бортом голову Симеи.

– Вы тонете?

– Нет. Замерзаю. Вернись в каюту.

Намылившись два раза, я почувствовал, что наконец-то избавился от большей части грязи, въевшейся в мою кожу за время кампании. Я забрался на палубу, вытерся, оделся и принялся рассматривать реку. Она была почти в пол-лиги шириной, и над ее поверхностью, покрытой белыми барашками волн, то тут, то там поднимались такие же, как наш, мелкие островки. Ветер разгулялся и раскачивал ветви ивы, прикрывавшие наше убежище. Мне стало холодно, я передернул плечами и спустился в каюту.

В каюте было гораздо теплее и больше не чувствовалось сырости. На полу дымились две маленькие жаровни.

– У волшебников есть свои достоинства, – неохотно признал я и принялся рыться в съестных припасах.

Примерно за час я приготовил рис с острыми специями, а размочив вяленую рыбу и сушеные овощи, сделал из них аппетитное горячее блюдо; в духовке поднималось тесто, которое при известной снисходительности можно было назвать хлебом, а на маленьком столике были разложены различные приправы и желе. Я поклонился Симее:

– Кушать подано, моя госпожа.

Мы ели жадно, почти не разговаривая между собой. Находиться в обществе Симеи было очень легко. Я не чувствовал необходимости развлекать ее или же заставлять себя что-то говорить, когда мне хотелось молчать. Похоже, что она ощущала примерно то же самое. Когда мы покончили с едой, я разыскал сетку, сложил в нее грязную посуду, опустил все это на некоторое время в реку, а потом вытер посуду и убрал.

На освободившемся столе я развернул свою потрепанную карту и сравнил ее с теми картами, которые нашел на лодке.

– Симея, – сказал я, – я ничего не понимаю в лодках и судоходстве, но мысль о том, чтобы наше плавание затянулось до начала штормов, мне очень не нравится.

– Мне тоже, – ответила она. – Возможно, нам удалось бы успеть раньше, будь у нас парус. Но сейчас мы можем только дрейфовать по течению. А если что-нибудь случится с рулем… Ниже по течению расстояние до берегов будет еще дальше. А как далеко на север вы хотите попасть?

– Если судить только по тому, что показано на карте, то я хотел бы оставаться на воде, пока мы не достигнем границы Каллио. Там мы можем высадиться на берег и дальше двигаться посуху.

– Согласна, – воскликнула Симея. – Плавание на лодке гораздо полезнее для здоровья, чем верховая езда. К тому же по реке мы все равно будем двигаться быстрее, чем любым другим способом. Значит, план у нас есть. Ну а что теперь?

– Мы могли бы исследовать этот остров.

Симея недовольно посмотрела на меня.

– Это просто куча ила, на которой растет несколько деревьев. Я надеялась, что вы предложите что-нибудь разумное, например немного поспать.

– Ха! Мне это не требуется. Вы, молодые хвастуны, растрачиваете всю энергию без остатка, а нам, старым ворчунам, приходится учиться беречь свои силы.

Симея зевнула, я автоматически зевнул вслед за нею, и мы оба расхохотались.

– Говорят, что выспаться про запас невозможно, – сказал я. – Но я никогда этому не верил. С тех пор как я стал солдатом, я всегда думал, что кто-то нарочно устроил заговор, чтобы не позволить мне выспаться как следует.

– Тогда вам надо постараться самому стать заговорщиком.

На мгновение меня пронзило холодом от воспоминания о Товиети, но я тут же отбросил его прочь. Прошлое было мертво, и внимания заслуживало только то, что существовало в настоящее время. Однако мимолетная мысль, наверно, все-таки отразилась на моем лице, потому что девушка отвернулась, а затем вновь взглянула на меня.

– Я повторяю вам ваше же собственное приказание., – сказала она. – Давайте помолчим.

70
{"b":"2575","o":1}