ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы поднялись на холмы, перед нами открылась Латана, и я понял, как Тенедос переправился через реку. В этом месте в русле Латаны было множество островов. Я вспомнил, как в давние времена проплывал через этот лабиринт на судне и восхищался умением капитана, безошибочно сворачивавшего в нужные протоки.

Сейчас эти острова были соединены между собой множеством мостов, и армия Тенедоса переходила по ним на противоположный берег, оставляя на покинутом берегу только заслон, который должен был помешать нам ворваться на переправу на плечах отступающих.

Как только последний солдат покинет этот берег, мосты исчезнут. Теперь я понял, как экс-императору удалось быстро форсировать реку с такой многочисленной армией. Мосты были построены заранее, вероятно еще в зимнем лагере, разобраны на мелкие части, а когда подошло время переправляться, Корпус волшебников за считанные минуты воспроизвел их здесь.

Значит, снова колдовство, колдовство, заполнившее весь этот день. Впрочем, такая уловка могла сработать лишь однажды.

А вот воины в черном – это совсем другое дело. Я, естественно, не знал, каким образом они появились: их мог изобрести сам Тенедос, но, пожалуй, с тем же успехом эта трансмутация могла оказаться делом самой Сайонджи. Разве не могла она оказать покровительство своему старательному слуге, невзирая даже на то, что тот стремился стать (а может быть, уже считал себя) могущественнее своей хозяйки-богини?

Все это было мне неизвестно, и я очень сомневался, что на этот вопрос смогли бы найти ответ и Симея с Синаит.

Но одно я знал наверняка.

При помощи этого колдовства Тенедос мог превратить в воина любого дряхлого старика, так что война, которую я надеялся закончить легко и быстро, только начиналась.

21

ПОХОД СИМЕИ

Большинство моих воинов ликовали, радуясь первой победе над Тенедосом, хотя я видел среди солдат и офицеров и опечаленные лица. Эти люди никак не могли оправиться от шока, вызванного у них столкновением с новым злодеянием экс-императора.

Той ночью Йонг, Синаит, Линергес, Джакунс и Симея пришли ко мне. Правда, никто из них не сообщил ничего нового; все лишь волновались по поводу той же самой напасти.

– И все-таки, – спросил наконец Йонг, – что мы будем делать?

Я считал, что важнейшим из всех дел было пробиться в Никею и воссоединиться с армией Великого Совета. Это не только помогло бы почти удвоить наши силы, но и зримо увеличило бы законность наших притязаний.

Бартоу и Скопас, разумеется, были не самыми лучшими союзниками, так как все знали, что они правили Нумантией по указке Байрана, но все равно большинство нумантийцев продолжали рассматривать короля как законного претендента на власть.

Я запутался во всех этих тонкостях и чувствовал, что вот-вот начну мечтать о тех днях, когда все было просто и ясно и любую проблему можно было решить добрым ударом меча.

Когда все выговорились и устали, я объявил, что армия ускоренным маршем отправится к Никее и пересечет дельту реки. В это время специально выделенный отряд будет беспокоить Тенедоса наскоками, чтобы не позволить ему напасть на нас во время перехода или оттеснить нас от столицы.

– Интересно, – заметил Джакунс. – Магия против магии…

– Совершенно верно, – согласился я. – Изводить его огнем, мечом, колдовством и добиться того, чтобы он и думать забыл о погоне за нами.

– Значит, – сказал Йонг, – снова придется набирать дураков вроде моих разведчиков, которые настолько безмозглы, что готовы сломя голову кидаться в любые авантюры, лишь бы не плестись в толпе немытых балбесов.

– Именно так, – согласился я. – Ни мозгов, ни доблести, – так, по-моему, они говорят.

– Ха!

Линергес улыбнулся (улыбка показалась мне довольно злой) и прошептал что-то на ухо Йонгу. Тот столь же тревожно ухмыльнулся в ответ.

– Разведчики… —продолжал размышлять вслух хиллмен. – Да еще отряд легкой пехоты, возможно, несколько парней из Куррама. Каждому дать по мулу; их у нас вполне достаточно. И еще, пожалуй, знающий волшебник?

– Это я, – заявила Симея.

– С какой это стати? – немедленно ощетинилась Синаит. – Неужели я слишком стара для того, чтобы ввязываться в авантюры?

– Ни в коем случае, – ответила Симея. – Но ведь вы и ваши волшебники уже давно заняты защитой армии, правильно? И никто лучше вас не сможет с этим справиться. Лично я не имею в этом деле достаточного опыта. С собой я возьму еще пару мудрецов, которых хорошо знаю. Этого будет вполне достаточно для того, чтобы сделать все то, чего хочет Дамастес.

– Я просто восхищен, – заметил я, – тем, как два человека препираются, не желая уступить другому право пойти на смертельно опасное дело. – Впрочем, я ни сколько не иронизировал.

– Единственный серьезный вопрос, – сказал Йонг, расплываясь в широкой улыбке, – заключается в том, кто возглавит эту смелую экспедицию.

– Не прикидывайся дураком! – рявкнул я. – Ты знаешь ответ.

– Наверно, мы все знаем ответ, – вмешался Линергес. – И это будешь не ты.

– Как это не я? – Теперь я понял, чему они улыбались.

– А вот так, не ты! – повысил голос Линергес. – И даже не я. Дамастес, я знаю: ты считаешь, что в армии в ближайшее время не произойдет никаких важных событий. Но клянусь всеми богами, пришла пора тебе самому вести войско, и нечего дальше спорить!

– И что все это означает? – в ярости прохрипел я.

– Мы идем в Никею, – терпеливо объяснил он. – Там сидят Бартоу, Скопас и Трерис. Как ты думаешь, кого они рассчитывают встретить? И кто, по твоему мнению, будет иметь в их глазах наибольший вес? Такой человек, как я, которого они то ли вспомнят, то ли нет? Или прославленный первый трибун, убийца короля Байрана? Думаю, тебе самому известен правильный ответ.

Мой южный темперамент взыграл, и на какое-то мгновение я даже подумал, что сейчас ударю его, и ударил бы, если бы он еще раз улыбнулся. Но и он, и Йонг оставались серьезными. Я глубоко вздохнул, потом еще раз, а затем посмотрел на Симею. Она изо всех сил старалась придать лицу бесстрастное выражение.

– Нет, Дамастес. – Линергес поднялся и уперся кулаками в стол. – Именно ты должен возглавлять армию по всем тем причинам, которые я только что назвал. И еще: учти, что, когда мы придем в Никею, нас там будут встречать как завоевателей. А если мы в придачу к этому вынуждены будем сообщить этим болванам из Совета, что твой труп гниет в неведомом болоте и его едят змеи… Как ты думаешь, на что это окажется похоже? Именно поэтому я сказал, что и сам не могу пойти в этот поход, как бы мне этого ни хотелось, хотя думаю, что у меня тоже есть немало оснований для того, чтобы оттаскать нашего бывшего императора за бороду. Это не отряд бесшабашных разведчиков. Это армия. Которой, я надеюсь, предстоит вскоре оказаться единственной армией в Нумантии. А ты, безмозглый балбес, – ее главнокомандующий. Так начинай наконец главнокомандовать!

Он резко сел на место.

Никто никогда не считал меня очень уж сообразительным, но я всегда умел соглашаться со справедливыми доводами, особенно после того, как меня хорошенько повозят мордой по столу.

– Ладно, – сказал я подчеркнуто грубым тоном, – я поведу армию на Никею.

Йонг с победоносным видом вскинул брови.

– Ну а я повеселюсь! – воскликнул он. – Я и красотка Симея, верно? – Он посмотрел на нее, картинно закатив глаза, и плотоядно облизнулся.

– А как же твоя коза? – с удивленной миной спросила она.

– Коза? Какая коза?

– А разве неправда, что хиллмены возят с собой коз, с которыми у них бывает настоящая любовь? Мне было бы крайне неприятно нарушать такие теплые и чистые отношения.

Синаит громко захихикала.

– Ты больше нравилась мне, пока была одержимой демонами душительницей, – прорычал Йонг и для боль шей убедительности заскрипел зубами.

Через два дня полторы сотни разведчиков и пехотинцев выступили в поход. С ними отправились Симея и еще два волшебника, оба Товиети. Отряд шел пешком – так было проще. Кроме того, хорошо обученные солдаты могут идти быстрее и совершать более продолжительные переходы, чем любой конный отряд.

84
{"b":"2575","o":1}