ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– С тех пор как я связался со злыми волшебниками, я могу узнать много всякой всячины, – ответил я. – А теперь не соизволишь ли ты на мгновение вылезти отсюда, чтобы я сменил тебе воду?

Стараясь не думать о ее загорелой стройной фигуре, я подтащил бадью к выходу из палатки, опорожнил ее и наполнил снова.

– А теперь, миледи, – сказал я, – если вы уже достаточно насиделись в воде, то не согласитесь ли доставить мне удовольствие потереть вам спину?

– Но я уже вымыла ее, – ответила она.

– И очень плохо справились с этим делом, должен заметить. Я генерал, так что извольте выполнять мои приказания.

– Только если вы снимете ваш генеральский мундир, чтобы на него не попала вода.

– Ваше желание для меня закон.

Пока я раздевался и складывал одежду на стоявший в глубине палатки складной стул, Симея плескалась в воде. Потом она встала, а я взял мыло и принялся водить куском по ее телу.

– Я знаю, чего мне хочется, – сказала она, лениво поворачиваясь, чтобы я мог вымыть ее всю, уделяя особое внимание грудям, животу и бедрам. – Я хочу, чтобы ты вошел в меня и лежал на мне всем своим весом. Прямо здесь, на этой складной кровати, пока я мокрая и намыленная.

Она вышла из ванны, подошла к кровати и легла, согнув ноги в коленях и широко раздвинув их. Я осторожно, чтобы не сломать раскладушку, расположился на той же кровати, одним осторожным движением полностью вошел в Симею и, как она просила, всей тяжестью лег сверху.

– Вот теперь я дома, – выдохнула она, обхватывая ногами мою спину. – А теперь никаких уловок: не вынимай и не дразни; просто двигайся, спокойно двигайся взад и вперед, пока мы оба не кончим. Вот чего я хочу.

Охотно повинуясь, я медленно и глубоко двигался в ее лоне, а ее руки с силой обнимали меня, еще крепче прижимая к себе, ее губы не отрывались от моих, и я чувствовал, как в ней нарастает возбуждение, а потом она негромко застонала, словно захныкала, стиснув зубы, быстро-быстро задергала бедрами, и в этот момент я кончил, а несколько секунд спустя она сделала то же самое.

Еще несколько долгих секунд она извивалась всем телом, а потом обмякла подо мною.

– Как хорошо быть твоей любовницей, – прошептала она после недолгого молчания.

– А твоим любовником еще лучше.

– Знаешь, что как-то раз случилось со мною? – спросила она. – Там, среди всех этих бесконечных убийств. Я сказала себе, что, когда я вернусь, ты будешь должен взять меня самое меньшее три раза, прежде чем я займусь хоть чем-нибудь другим.

– Просто изумительная идея, – ответил я. – Но у нас запланирован какой-никакой банкет, и тебе придется овладевать новым искусством.

– Каким же?

– Травить воинские байки.

– Ничего слышать не хочу про военные байки, – заявила она. – Я хочу только тебя, тебя и тебя. Это единственное искусство, которым я намереваюсь пользоваться в данный момент. – Она вытянула одну ногу вдоль кровати и начала двигать ею вперед и назад, прижимаясь промежностью к моему члену, и через несколько секунд он вновь воспрянул. Симея просунула между нашими телами руку и принялась ласкать мою мошонку.

– Еще раз точно так же, как мы сделали только что, – прошептала она. – А потом тебе понадобится мыло, потому что я хочу делать это всеми тремя местами.

Моя страсть была не слабее, чем ее, и потому мы почти без перерывов сделали это еще три раза, прежде чем услышали снаружи громкий нарочитый кашель, а потом голос адъютанта, сообщавшего о том, что штаб уже собрался на обед и ждут только нас.

– Во все время похода у нас не было никаких неприятностей, – начала Симея.

Мы поели, убрали тарелки, и теперь желающие потягивали вино. Импровизированная столовая, в которой мы сидели, представляла собой ряд соединенных между собой палаток с закинутыми на крыши боковыми полотнищами. Сооружение получилось довольно шатким и ненадежным, зато его можно было в считанные минуты разобрать и использовать для других целей. Я не спеша пил сдобренный какими-то пряностями апельсиновый сок и слушал.

– Армия Тенедоса находилась приблизительно в десяти лигах от того места, где они удрали от нас. В деревне мы нашли несколько лодок и, оставшись незамеченными, переправились намного выше ее расположения. У реки дежурили патрули, но нам удалось укрыться от них.

– Вы, равнинные кроты, – вставил Йонг, – должны считать за комплимент, когда вас называют слепыми. Мы проскользнули мимо них, как…

– Как бандиты Кейта мимо пограничной стражи? – высказался я, глядя в пространство.

– Унося с собой дочерей стражников и по дюжине кур, – добавил Йонг. – Впрочем, всем этим занималась Симея; ей и говорить.

– Они выставили также и магическую ограду, но не особенно надежную, —продолжила рассказ Симея. – Думаю, что Тенедос никак не ожидал, что кто-то осмелится использовать против него его собственное искусство.

Йонг решил, что нам не следует тратить время на булавочные уколы наподобие тех, которые мы применяли против майсирцев, а будет лучше нанести один, но очень сильный удар, а затем улепетывать, не дав Тенедосу возможности применить против нас волшебство.

Тенедос двигался на север, и потому на берегу Латаны было заготовлено бесчисленное множество лодок.

Каждый день на рассвете Тенедос усаживал в лодки и сплавлял вниз по реке чуть ли не треть своей армии. Остальная часть в быстром темпе шла пешком и верхами по берегу и где-то к темноте соединялась со счастливцами, отдохнувшими в лодках. На следующий день в лодки усаживалась другая треть. Между прочим, я видела его офицеров в лодках или верхом на лошадях, но ни разу не заметила ни одного пешего.

Мы гнались за ними четыре дня, так как они передвигались очень быстро. Йонг сказал, что если они будут идти с такой же скоростью через Дельту, то достигнут Никеи примерно в то же время, что и наши солдаты.

Я думала, что самым тяжелым ударом для них окажется потеря лодок, но для такой операции у нас было слишком мало народа. Или, по крайней мере, так мне казалось. А потом я кое-что заметила: все лодки выглядели абсолютно одинаково. А это значило, что они были изготовлены магическим способом.

Под навесом сидели за столами около шестидесяти мужчин – высшие чины армии, – и все внимательно слушали восемнадцатилетнюю женщину, а за их спинами теснилось еще больше народа. Среди присутствовавших была лишь одна женщина, Синаит, но и она, похоже, была так же увлечена рассказом, как и мужчины.

– Я знала, каким образом это было сделано: мастера старательно построили одну лодку, а затем разобрали ее и разрубили на мелкие кусочки. Каждый кусочек – это часть целого, и потому при помощи довольно простого заклинания можно любую щепку превратить в целую лодку.

– То, что создано волшебством, – продолжала Симея, – можно волшебством же и уничтожить. И тут за дело взялся Йонг.

– Ну, говорить особо не о чем, – заскромничал Йонг. – Я отправился на небольшую прогулку, отодрал от одной из лодок щепку и принес Симее, чтобы ей было с чем работать.

– Он умалчивает о том, что вместе с двумя солдатами пробрался, оставшись незамеченным, в самое сердце лагеря Тенедоса, отломал куски от дюжины, если не больше, лодок и вернулся обратно, не вызвав у противника ни малейшего повода для подозрений, – добавила Симея. – А потом я чуть ли не целый день творила заклинание. Не потому, что оно такое уж сложное. Просто было необходимо, чтобы оно подействовало очень мощно, и поэтому я повторяла его снова и снова, а мои помощники поддерживали меня. Как я тогда хотела, – повернулась Симея к Синаит, – чтобы со мной было несколько ваших помощников. С ними все оказалось бы намного легче. По крайней мере, я не сорвала бы голос.

Йонг предложил устроить диверсию ближайшей ночью, но мне показалось, что лучше выждать до утра, когда урон от нее может оказаться гораздо больше. Я заранее сложила большой костер из сухого плавника, который мы собрали на берегу. Той ночью я не спала, а продолжала повторять заклинание, а одному из помощников дала другое поручение: он должен был строить магическую защиту, чтобы Тенедос не почувствовал, что творится у него под носом, потому что моя магия становилась все более мощной. Но никакого ответа на нее так и не последовало. Возможно, он был чрезмерно самонадеян, а может быть, смотрел не в ту сторону. Я не знаю.

86
{"b":"2575","o":1}