ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра на жизнь, или Попаданка вне игры
Красный Треугольник
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Эрхегорд. Забытые руины
Я буду мамой. Гид по беременности, родам и первым месяцам жизни малыша
Видок. Чужая месть
Шепот
Спецуха
A
A

– Мы будем сражаться, – сказала она. – Но даже не думайте о том, чтобы предать нас.

С этими словами она, гордо выпрямившись, вышла из палатки, а двое мужчин последовали за нею. Джакунс оглянулся на меня, пожал плечами – это можно было расценить как извинение, – а затем откидной клапан палатки закрылся за ним.

Накануне решающего сражения мне меньше всего на свете нужны были разногласия в армии. Я скрипнул зубами, но тут же отогнал мысли о случившемся разговоре и принялся изучать лежавшую на столе карту.

Не прошло и пяти минут, как Свальбард постучал по шесту палатки.

– Да?

– К вам пришел Кутулу.

Что еще могло случиться?

– Пусть войдет.

Начальник разведки переступил порог палатки.

– Хорошо вы разделались с этими Товиети.

– А ты слышал?

– Конечно.

– Ладно, – сказал я, испытывая некоторое удивление. – Как тебе удалось подслушать возле палатки, у которой неотлучно дежурит Свальбард, сзади навалена куча хлама, чтобы нельзя было подобраться, да еще вокруг стоит полдюжины часовых именно для того, чтобы нельзя было без спросу присутствовать при тайных переговорах. Волшебство?

– Я не колдун, – нахмурившись ответил Кутулу.

– Но имеешь свои методы? – Он кивнул и в ответ на мою улыбку тоже слегка улыбнулся.

– Я рад, что ты одобряешь мои действия, – добавил я. – Хотелось бы надеяться, что проблема решена и мы сможем и дальше тревожиться только из-за настоящих врагов. У тебя что-то еще?

– Я тут подумал: а не будет ли лучше, если с этой Джабиш произойдет несчастный случай?

– Со смертельным исходом?

– По-моему, ничего, кроме смерти, не помешает ей делать неприятности.

– Это, конечно, соблазнительно, – сознался я, – но все же нет.

– Вы уверены?

– Да, я уверен. – Я говорил очень спокойно, с улыб кой, так как нисколько не хотел обидеть Змею, Которая Никогда Не Спит. – Так поступил бы Тенедос. Но не я.

Кутулу приподнялся на стуле, но тут же снова сел на место. Мне показалось, что его лицо побледнело сильнее, чем обычно. Он чуть заметно покачал головой.

– Прошу прощения, – сказал он. – Вы совершенно правы, что сделали мне выговор. Я не подумал.

– Мой друг, – мягко ответил я, – это не выговор. Просто я напомнил о том, как привык поступать.

Снова на тонких губах мелькнула тень улыбки, и Кутулу поднялся.

– Спасибо тебе, Дамастес. Я, э-э… Я выбрал себе именно такого вождя, какого нужно.

Прежде чем я успел открыть рот, он выскользнул наружу. Я потряс головой. Очень странный человек. Никто из нас не знал его по-настоящему.

Я возвратился к карте, к ее прямым линиям, изгибам и цветам.

Строительство фальшивых плотов шло успешно. От команды, трудившейся выше по реке, пришло донесение, что заготовка леса проводится по графику. На юг отправилась теперь почти целая дивизия, которой предстояло присоединиться к лесорубам. На сей раз солдаты взяли с собой только оружие. С ними отправились Линергес и Икли, а среди воинов было очень много наших Товиети. В мои планы не входило бросать их в бой первыми, и я надеялся, что это убедит Джакунса и остальных, что у меня нет намерения сознательно принести Товиети в жертву.

Помимо всего прочего, я разработал план на случай чрезвычайных осложнений, на тот случай, если Тенедос пустит в ход свои ужасные последние резервы, и тогда дело окажется куда более кровопролитным, чем все, что мне доводилось видеть до сих пор. А потом я обратился к богам с просьбой о том, чтобы этот план так и остался невостребованным.

Командование лагерем было поручено домициусу Чьювашу, а я назначил час начала сражения, которым война должна была завершиться.

24

ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ ЛАТАНУ

Сражение всегда начинается ночью, пусть даже при этом воины далеко не всегда берутся за оружие. Сначала саперы, эти чернорабочие войны, готовят укрепления, строят мосты, прокладывают дороги, а потом довольно часто погибают, защищая дело рук своих. Я мог зримо представить себе все части поля предстоящей битвы, хотя они находились на изрядном расстоянии друг от друга.

Сумерки…

Далеко, вверх по течению реки, трудятся саперы. Они спускают огромные бревна в реку и крепят их к берегам длинными канатами.

Волшебники тоже не спят, они кропотливо творят свои заклинания, чтобы их можно было в нужный момент пустить в дело.

Полная темнота…

Волшебники, находящиеся в лагере и ушедшие с саперами вверх по реке, выпускают на свободу магические силы, порождающие растерянность, страх, панику и неверие. Мои немногочисленные мастера-маги попытались вызвать нашествие насекомых и других паразитов на войска противника, хотя и знали, что это редко удается.

Другие заклинания были сотворены заранее. Прежде всего волшебники закляли дождь, так что воды Латаны, опустившиеся даже ниже уровня, обычного для начала Сезона Жары, катились очень спокойно и неторопливо.

Не спали и многие другие – те, кто был отобран для первой волны атаки, люди, знавшие, что с утра первыми пойдут в бой, а также (хотя они ни за что на свете не признались бы в этом) их командиры, вечно притворяющиеся спокойными и уверенными.

Ударные отряды, изготовившиеся вверху, разведчики Йонга и лучшие пехотинцы, спускались в воду и садились на бревна или привязывали себя к обломкам больших сучьев, а саперы сталкивали бревна на глубину, где их подхватывало течение реки и несло вниз, к Никее.

Я давно уже в совершенстве овладел мастерством обмана, умением неподвижно лежать и глубоко и ровно дышать, демонстрируя полную непринужденность и уверенность в победе. Несколько раз в прошлом мне даже удавалось обманывать самого себя, засыпая и просыпаясь точно в назначенное время.

Но не в этот раз, когда вся подготовка была начата загодя и ее даже при желании невозможно было остановить, а диспозиция войск была настолько сложной, что аж оторопь брала. В отсутствие Симеи, которая должна была в числе первых вступить в бой, мне просто не было никакого смысла лежать и пялить бессонные глаза в темный полог палатки.

Незадолго до полуночи я все же ушел туда, повалялся пару часов, а потом вернулся в шатер, в котором располагался командный пункт.

Один из агентов Кутулу с наступлением темноты переправился с нашей стороны, пробрался в самое сердце вражеской обороны, прополз мимо караульного поста и, прячась под стеной портового склада, добрался до причалов. Там он спустился по веревке в маленькое каноэ и оттолкнулся от берега. Осторожно, неслышно подгребая веслом, он позволил реке нести его вниз, одновременно приближаясь к нашему берегу, где он наткнулся на одну из моих кавалерийских застав и был немедленно доставлен в штаб. Разведчик не заметил никаких признаков того, что Тенедос обнаружил наши приготовления; армия находилась в состоянии обычной готовности.

Кто-то когда-то сказал, что не было ни одного плана сражения, который пережил бы первый выстрел из лука. Потом начинается такая суматоха, что, пожалуй, один только несчастный пехотинец знает, что происходит на самом деле, потому перед ним с самого начала стоит простая задача: убить человека, оказавшегося на его пути, а потом еще одного и еще одного, пока враги не будут истреблены или же он сам не рухнет на землю в луже собственной крови.

Медные зеркальца, при помощи которых Синаит показывала мне Тенедоса в те дни, когда мы только создавали армию, были усовершенствованы. Время от времени она получала картинки, которым можно было дать осмысленное истолкование, но чаще волшебница говорила в зеркальце, которое несла с собой, и ее слова могли слышать все, имевшие такие же пластинки. Проблема заключалась не только в том, что колдуны Тенедоса могли разгадать нашу магию, но и в том, чтобы несколько наших агентов не начали говорить одновременно.

Бревна плыли вниз по течению, и солдаты цеплялись за них точно так же, как мы с Симеей однажды прицепили нашу лодку к огромному дереву. То тут, то там кто-то соскальзывал, или бревно переворачивалось, и люди оказывались в воде; некоторые выплывали на берег или цеплялись за другие бревна, а кое-кто уходил под воду – люди, которых дерзость заставила переоценить свое умение плавать.

99
{"b":"2575","o":1}