ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот наконец прикурил и ответил:

— Этот врач спас мне жизнь.

— Да уж, — снова повернувшись к Паркеру, заметил Йонси, — Гумбольдт с тех пор не выпил ни капли. Вместо этого он начал курить по четыре-пять пачек в день. И постоянно есть. Набрал уже наверняка семьдесят фунтов, правда, Гумбольдт?

— Но ведь тем не менее я еще жив?

— Конечно. — Йонси рассмеялся, вытащил стул из-за стола и уселся. Махнув Паркеру, чтобы тот тоже сел на стул слева от Гумбольдта, он продолжил: — Он уже почти перестал ходить — слишком много весит, постоянно чувствует себя уставшим, рот жжет от табака, и желудок барахлит, но, как видишь, он жив. Именно так он это называет Я прав, Гумбольдт?

— Живу, чтобы доставить удовольствие тебе, Йонси, и только для этого! — С сигаретой во рту Гумбольдт чувствовал себя более уверенно, и в его голосе почти исчезли жалобные нотки.

В комнату вошел бармен с бутылкой и двумя стаканами в руках. Хозяин тут же заорал:

— Немедленно убери отсюда эту дрянь! Бармен смутился и пробормотал:

— Но Йонси попросил меня...

— Если он хочет выпить, — взвизгнул Гумбольдт, — то может пойти в бар. Йонси махнул рукой и сказал:

— Гумбольдт, ты же сидишь в комнате, до потолка забитой ящиками с выпивкой. Что с тобой?

— Убирайся отсюда вместе со своей выпивкой — вот и все!

Йонси пожал плечами и повернулся к Паркеру:

— Я тебе сейчас нужен?

— Нет.

— Тогда пошли, Эдди.

Йонси вышел вместе с барменом. Гумбольдт посмотрел на Паркера:

— Если хочешь, можешь пойти вместе с ним и вернуться после того, как выпьешь.

— Я приехал сюда, чтобы купить оружие, — ответил Паркер.

Гумбольдт сменил тон:

— Ты приехал вместе с Йонси, и я думал, что ты такой же, как он.

Паркер не нашелся что ответить и молча ждал.

Гумбольдт легко взмахнул кистью правой руки, как бы отбрасывая что-то в сторону.

— Тебе нужно оружие, — протянул он. — Не сигареты, не выпивка, не разговоры — только оружие.

На это тоже возразить было нечего.

— Ты и Йонси — это две стороны одной и той же медали, — покачал головой Гумбольдт. — Какое оружие тебе нужно?

— Четыре револьвера любой системы. Два автомата и четыре ручные гранаты.

— Ручные гранаты? Мне ничего не говорили о ручных гранатах.

— Вы тут все слишком быстро шевелитесь, — проворчал Паркер с презрением.

— Это что — издевка? Если тебе нужны гранаты, то я должен сначала позвонить.

Паркер взял одну из сигарет Йонси и прикурил ее. Гумбольдт выжидательно посмотрел на него, затем покачал головой и поднялся. Он был намного толще, чем казалось, когда он сидел: большая часть его веса сконцентрировалась ниже пояса.

— Пойдем со мной, — пригласил он, — может, они захотят задать тебе какие-то вопросы.

Паркер прошел за ним через холл в офис напротив. Маленькую комнату переполняла мебель. Гумбольдт уселся за стол и набрал номер. Паркер стоял, прислонившись к стене, и не прислушивался к разговору до тех пор, пока хозяин бара не протянул ему трубку со словами:

— Он хочет поговорить с тобой. — Паркер взял ее в руки, спросил:

— В чем дело? — Незнакомый голос рявкнул:

— За каким чертом тебе нужны ручные гранаты?

— Как тебя зовут?

— Ларрис.

— Ларрис, это ты послал Кристал ко мне?

— При чем здесь ручные гранаты?

— Ларрис, ты — кретин. — Голос Паркера наливался металлом. — Если ты не прекратишь суетиться вокруг меня, я позвоню Карнзу и сообщу ему, какой ты дурак. — Ларрис попытался перебить его, но Паркер не дал ему вставить и слова. — Я ничего не хочу знать о тебе. Это главное. А сейчас послушай. Я кое-что сообщу тебе. Но это первый и последний раз! Карнз хочет, чтобы я сровнял с землей остров, и я не собираюсь делать это голыми руками.

Он бросил трубку Гумбольдту, который с трудом, но поймал ее, а сам снова прислонился к стене.

— Это я, мистер Ларрис, — произнес Гумбольдт, с обеспокоенным видом поднеся трубку к уху.

Он поговорил еще немного своим жалобным голосом, но Паркер уже не слушал, о чем шла речь.

Окончив разговор, Гумбольдт тяжело поднялся на ноги:

— Ну что ж, ты получишь свои гранаты.

— Я знаю это, — ответил Паркер.

— Ты... — вздохнул Гумбольдт, — ты сам как граната.

Они возвратились на склад, и Гумбольдт направился вдоль стены, уставленной ящиками со спиртным.

— Револьверы, — напомнил Паркер. В конце прохода он постоял немного у ящиков, изучая наклейки на них, затем потянул один на себя, и боковая стенка открылась, как клапан. Паркер увидел три бутылки филадельфийского виски и какие-то картонные перегородки.

— Дерьмо! — пробормотал Гумбольдт себе под нос, вынул бутылки, наклонился с ворчанием и положил их на пол. Затем вытащил разделители, и Паркер увидел, что первый ряд бутылок единственный в ящике. Внутренняя часть его представляла собой деревянную коробку, сделанную специально для того, чтобы выдержать вес стоящих наверху ящиков со спиртным. Коробка вся была заполнена небольшими промасленными свертками.

Гумбольдт вынул один, развернул тряпку, и у него в руках оказался специальный кольт-"детектив" 32-го калибра. Вручив его Паркеру, он заметил:

— Использовался дважды. Жалоб нет. Револьвер действительно оказался в порядке. Передний прицел кто-то спилил, так же как и идентификационные номера. Чувствовалось, что это новый, солидный револьвер, хотя и несколько маловатый для Паркера.

Второй револьвер, который достал ему Гумбольдт, был точно такой же, только прицел на нем убрали не так тщательно.

— Использовался один раз, — проконстатировал он и вручил третий, совершенно не похожий на два предыдущих. Грозная девятимиллиметровая «беретта-бригадир» выглядела намного больше и была тяжелее, чем кольты. Ее ствол где-то здорово поцарапали, а ручка треснула в двух местах.

— Этот не годится, — забраковал Паркер.

— Ты на это не смотри, — возразил Гумбольдт. — Его уже использовали раз десять, и всем он очень нравится. Один парень всегда просит его и уже брал четырежды.

Паркер протянул ему «беретту».

— Вот и оставьте его для того парня. Я не собираюсь возвращать оружие.

— Что? Мне ничего об этом не говорили.

15
{"b":"25750","o":1}