ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перебежчик
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Лувр делает Одесса
Шаги Командора
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Предприниматели
Опасная связь
Книга о потерянном времени: У вас больше возможностей, чем вы думаете
Рожденный бежать
A
A

— Есть что-нибудь выпить, лучше холодное?

— Нет, ничего нет, — ответил Паркер. Он ощущал беспокойство в присутствии людей, которые постоянно выпивали, так как считал их ненадежными и непредсказуемыми.

— Плохо дело, — протянул Йонси. Затем бросил свой кейс на одну из кроватей, подошел к телефону и, прижав трубку к уху, постоял с ней около минуты. Он улыбался Паркеру, а ногой нетерпеливо постукивал по ковру.

— Ага! — сказал он в трубку. — Номер двадцать седьмой. Пришли-ка нам посыльного, дорогуша. Тысяча благодарностей. — Он положил трубку на рычаг и шутливо-беспомощно развел руками и опять улыбнулся. — Одна из моих маленьких слабостей. Ну... ты понимаешь.

Паркер пожал плечами. Дело не в том, понимает он или нет, — ему просто на это наплевать, вот и все. Проблемы Йонси его не беспокоили. Он кивнул на кейс.

— Посмотрим, что там.

— Не спеши. Подожди, пока я наберусь сил. — Йонси добродушно улыбнулся, пытаясь придать своей бандитской физиономии совершенно не свойственное ей выражение. — Все равно я доставил сведения быстрее, чем ты ожидал. Вчера ты сказал мне, что тебе надо, а сегодня после обеда я уже тут как тут.

Раздался стук в дверь.

— Вот и он. — Йонси открыл ее и, протянув деньги, сказал посыльному, стоявшему на пороге: — Принеси-ка мне бутылочку «Джек Дэниэлс».

— Да, сэр, — откликнулся тот.

— И ведерко со льдом. Если ты сделаешь это меньше чем за пять минут, то сдачу можешь оставить себе.

— Да, сэр.

Йонси улыбался всем совершенно одинаковой улыбкой: Паркеру, посыльному, трем парням, сидевшим вчера в лодке. Затем он снова обратился к Паркеру:

— Ну, и как тебе Галвстон?

Паркер покачал головой. Он не умел вести светские беседы, потому что они его мало интересовали.

Йонси сделал еще одну попытку.

— Ты еще не видел здешней ночной жизни? Нет? Ну, ты немного потерял. Конечно, не то, что Хьюстон, который всего в каких-нибудь пятидесяти милях отсюда. Ты был там?

Паркер повернулся к нему спиной, подошел к кровати и взял в руки кейс. Йонси продолжал:

— Не то чтобы Хьюстон... Эй, ты что делаешь?

Паркер положил кейс на письменный стол и открыл замки.

Йонси явно расстроился, но, стараясь сохранить легкость и веселость, подошел к нему.

— Похоже, ты чертовски торопишься. Паркер ответил:

— Ты хочешь выйти и войти еще раз? Я подожду. Только не стой тут, как столб, когда войдешь.

Добродушное выражение как под дождем стекло с лица Йонси, словно его рисовали акварельными красками: то, что осталось, выглядело весьма жестко и мрачно.

— Мне приказано, — начал он тоном, вовсе не похожим на прежний легкий тон, когда он балагурил всего минуту назад. — Мне приказано сотрудничать с тобой, оказывать тебе необходимую помощь и обращаться с тобой очень бережно. Я делаю то, что мне сказано. Это очень хорошо — делать то, что тебе сказано. Но не жми на меня, не вынуждай забыть о том, что нужно быть пай-мальчиком.

Паркер тем временем уже открыл кейс, но, дослушав Йонси, тут же громко захлопнул его.

— Сделка не состоится. Скажешь Карнзу, что он послал ко мне не того человека.

— Подожди минутку, — возразил Йонси. — Подожди, не торопись. — У меня нет времени, — отрезал Паркер, — чтобы пытаться продать тебе страховку, изображать из себя твоего дружка, улыбаться, вести светские беседы о погоде. Я здесь по делу.

— Как и мы все, — ответил Йонси, но уже менее уверенно.

— Я должен полностью сосредоточиться на том, что лежит передо мной. И не могу постоянно беспокоиться о тебе, интересоваться, как ты себя чувствуешь, есть ли у тебя бутылка, не ранил ли кто-нибудь твои чувства.

— Но существует определенная процедура, — гнул свое Йонси. Обе его маски, сменяясь, мелькнули на его лице, как мелькает огонь свечи, горящей на ветру. — Существует цивилизованный путь ведения дел...

— Но не в данном случае.

Они стояли друг против друга, и каждый смотрел на своего визави. Паркер вовсе не намеревался отставить эту сделку: ему не хватало информации, чтобы принять решение. Но если он не поставит все точки над "i" в своих отношениях с Йонси прямо сейчас, придется все бросить — нет никакого смысла устраивать себе дополнительную головную боль. Пока они так разглядывали друг друга, раздался стук в дверь. Бандит вздрогнул, а потом покачал головой, сказав:

— О, моя бутылка! Проворный мальчишка! — Казалось, он даже обрадовался, что их разговор прервали.

Паркер молча ждал. Йонси подошел к двери и, открыв ее, впустил в комнату посыльного, который держал в руках пакет из оберточной бумаги и пластиковое ведерко, полное льда. Он положил все это на столик у двери, и Йонси, поглядев на часы, подвел итог, как на соревнованиях:

— Четыре с половиной минуты. Сдача твоя.

— Спасибо, сэр.

Паркер посмотрел на посыльного.

— Да, сэр?

— Сколько лет ты уже работаешь здесь?

— Почти три года, сэр.

— Кто-нибудь из гостей когда-либо ранил твои чувства?

Почуяв подвох, Йонси повернулся и внимательно посмотрел на Паркера. И он, и мальчишка выглядели одинаково озадаченными.

Посыльный недоумевал:

— Сэр?

Паркер объяснил:

— Кому-то что-то понадобилось — лед, или бутылка. Или отнести багаж. Тебе объясняют, что нужно сделать, не говорят «пожалуйста», всегда торопятся, не обращают на тебя ни малейшего внимания. Это тебя задевает?

Посыльный покачал головой:

— Нет, сэр.

— Почему нет?

Паренек снова озадаченно на него посмотрел. Потом бросил взгляд на Йонси, затем снова перевел его на Паркера и развел руками:

— Думаю, потому, что я здесь работаю, сэр.

— Ты просто говоришь: «Да, сэр»?

— Да, сэр.

Паркер обратился к Йонси:

— Понятно?

Тот саркастически ухмыльнулся и съязвил:

— Да, сэр.

— Дай мальчику еще один доллар.

Да, сэр.

Йонси вручил вконец обалдевшему посыльному еще один доллар и закрыл за ним дверь. Затем обернулся к Паркеру:

— Ты изложил свою мысль очень доходчиво.

— Я нахожусь здесь, чтобы сделать дело, — ответил Паркер. — Ничего больше, только дело. А не для того, чтобы заводить друзей по переписке.

Йонси показал на бутылку, заметив:

— Пусть это тебя не беспокоит, я не выпускаю ее из рук.

3
{"b":"25750","o":1}