ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Постоянная шумная, взвинчивающая музыка, — вернее, не музыка, а оглушающий, наркотически воздействующий на психику набор звуков, — нужна князю мира сего для пленения человеков (а кое–кому — и для наполнения собственных карманов), ибо когда шум и грохот захватывают человека — совесть спит. В 20–х–30–х годах у входов в церкви устанавливались громкоговорители. Это был один из видов антирелигиозной деятельности «воинствующих безбожников». Многие наши современники нуждаются в этом шуме, в какофонии звуков; они привыкли к ним, им чужда благоговейная тишина. Она страшна им, ибо вводит человека в глубину самого себя и поднимает над дольним. Их не трогает пение птиц, стрекот кузнечиков, шум соснового бора: в лес, на природу они направляются с ревущими магнитофонами и приемниками. Современная оглушающая поп–и рок–музыка не только бездуховна, но и противоестественна, о чем говорит отношение к ней животных. Любящие скрипку змеи уползают от рок–музыки. Чтобы избавиться от слонов, ночами топчущих угодья одной индийской деревни, жители поставили по краям этих угодий громкоговорители с рок–музыкой, и слоны, не выдержав ее, ушли [116].

Названия рок–групп, исполняемых ими песен однозначно раскрывают их содержание: Black Sabbath — «Черный шабаш» — так определяют себя молодчики из всемирно известной в определенных кругах группы. В европейских языках слово шабаш обычно означает непотребный праздник ведьм и чертей. Что же поет этот «Черный шабаш?» — «Шабаш, кровавый шабаш», «Обезглавленный крест», «Черная Луна», «Врата ада», «Злой мир», «Паранойя» — это только несколько характерных для рок–группы песен. «Мы… старались греметь как можно громче», — вспоминал один из членов этой группы. Если верить книге рекордов Гиннеса, эта группа долгое время была самой громкой группой мира.

Осенью 1987 г. в Москву приезжала и давала концерты группа, называющая себя «Коррозией металла». В зале, как свидетельствует девушка–журналист — очевидец, была в основном молодежь в возрасте от 14 до 25 лет, присутствовали младшие подростки. Исполнение сопровождалось экзальтацией всего зала. Слушатели выбрасывали вверх руки, сжатые в кулак, с двумя торчащими, как рога, крайними пальцами. «Наш царь Вельзевул» — пели артисты. «Сатана!» «Сатана!» — кричал в восторге зал, поднимая над головами свои рогатые руки. Молодежь постарше, имевшая уже некоторую материальную независимость от родителей, была одета в черные кожаные и псевдокожаные куртки с множеством металлических украшений. У некоторых как поругание в одном ухе серьгой висел маленький крест.

В 1989 г. в Москве проходил международный фестиваль рок–музыки. Ежедневно в Лужниках на нем присутствовало около 70 тысяч человек. Зрители входили в экстаз, раздевались, бросали на сцену свои вещи. Одного абсолютно нагого молодого человека, не знавшего, где его белье и другая одежда, пришлось выводить с концерта, завернув в брезент. Буйства продолжались и после концертов. Этот фестиваль доставил немало забот столичной милиции.

Рок–музыка — это не просто музыкальная форма, музыкальное течение, — это определенное мироощущение и мировоззрение. Одна струя в нем смыкается с сатанизмом, другие — с некоторыми мистическими течениями Востока, третьи — с откровенной порнографией.

Иногда они прикрываются крикливой фразеологией и пытаются участвовать в актах милосердия. Создается приманка: «хоть мы и поем «Наш царь Вельзевул», но мы добрые. Идите к нам!»

Не надо говорить о безопасных формах рока, — все познается своим концом. Важно завлечь невинного мальчика и девочку маленькими шуточками, а затем втянуть их в свальный грех — и поклонение сатане. Блюдите како опасно ходите.

Вот что говорится в некоторых рок–песнях:

«Мама, посмотри на меня,

Я стою на дороге в землю обетованную,

Я иду в ад.

Не пытайся удержать меня, мама»

или

«Я должен жить для Сатаны. Я не боюсь его.

Я хочу, чтобы на колени перед ним упал сам Господь».

От таких песен и шагу не остается до кровавых «черных месс» сатанинских сект. Неизбежны насилия, убийства, чудовищные формы разврата.

Существуют разбойные банды, гордо именующие себя «Ангелами ада». Они одеты в черные кожаные куртки с металлическими украшениями, татуированы, разъезжают на мотоциклах, совершают дерзкие грабежи, разбои и насилия с особой утонченностью и жестокостью. Сначала были песни, а потом появились и дела. Они торгуют наркотиками, устраивают массовые праздники. А что такое наши упомянутые выше рок–и секс–шоу с их последствиями?

Таким образом, с музыкой надо быть очень осторожными, выбирать из нее, как и из литературы, доброе, прекрасное, возвышающее душу, очищающее наши чувства, и решительно отворачиваться от всего разжигающего плоть, возбуждающего злобу и страсть разрушения, приводящего человека в состояние бездумного буйства. В нашу эпоху, когда в музыке загремели, зарычали и стали привлекать к себе молодежь сатанинские звуки, необходимо особенно внимательно относиться к музыкальному воспитанию детей, приучая их к музыке классической, национальной и к церковным напевам. Для этого родителям не надо иметь музыкального образования, — надо лишь давать детям с младенческого возраста слушать хорошую музыку, музыку добра и гармонии. Предохранять от дурного можно лишь противопоставляя ему прекрасное. Приобщение к прекрасному в музыке возможно на концертах в консерваториях, филармониях и т. д. Оно возможно и в домашних условиях при наличии коллекции пластинок и магнитофонных записей. Оно начинается с колыбельных песен [117].

Сейчас нужна пропаганда классической и старой, доброй народной музыки, которая вдохновляла наших выдающихся композиторов. К сожалению, не она звучит теперь обычно в общественных местах.

В годы революции, как рассказывали музыканты, «простой народ» с удовольствием слушал концерты с классическим репертуаром. Он был воспитан на народных песнях и церковном пении. А теперь сплошь и рядом приходится встречаться с невосприятием классики молодежью. Это проблема не столько музыкального или другого образования, сколько нравственного уклада, стиля жизни и мироощущения. Учащиеся музыкальных училищ идут работать в эстрадные и ресторанные оркестры: на классике не заработаешь, она не соответствует духовному миру самих исполнителей и чужда посетителям эстрады и ресторанов.

Классическая музыка требует к тому же огромного ежедневного труда исполнителя. На ней трудно сорвать лавры оригинального музыканта.

Далеко не однозначна и классическая музыка, и в ней встречаются нехристианские мотивы. Приступая к ней, надо делать выбор в меру своего духовного развития и эстетических вкусов. Но это особый разговор. И разным людям надо давать разные советы об отношении к театру, концертам и к музыке вообще.

В христианских семьях должна существовать нравственная оценка всех видов искусства, в том числе и музыки.

Закончить настоящую главу хочется словами М. М. Бахтина [118]: «Личность должна стать ответственной: все ее моменты должны не только укладываться рядом во временном ряду ее жизни, но проникать друг в друга в единстве вины и ответственности.

И нечего для оправдания безответственности ссылаться на вдохновение. Вдохновение, которое игнорируется жизнью, не вдохновение, а одержание. Правильный, не самозванный смысл всех старых вопросов о взаимоотношении искусства и жизни, чистом искусстве и красоте, истинный пафос только в том, что искусство и жизнь хотят облегчить свою задачу, снять свою ответственность, ибо легче творить, не отвечая за жизнь, и легче жить, не считаясь с искусством.

Искусство и жизнь не одно, но должно стать во мне единым в единстве моей ответственности».

Родители ответственны за то, каким искусством они воспитывают своих детей.

VII. Христианский быт

Быт — это форма существования человека в окружающем его мире, в присущей ему физической и социальной среде. Эта форма должна обеспечивать возможности его существования и общения с себе подобными и соответствовать внутренней сущности человека: один быт у врача, другой — у священника, один у ученого, другой — у шофера и т. д. Быт либо поддерживает, либо расшатывает внутренние ценности в человеке: пиршества в ресторанах и постоянные пирушки у товарищей и знакомых не благоприятствуют молитве; они мешают и плодотворной научной работе, и художественному творчеству.

вернуться

116

Разумеется, среди произведений рок–и поп–музыки попадаются вещи и мелодичные, и лиричные, но их мало, и поиск их требует значительных усилий и основательной подготовки. Сейчас радио, телевидение и эстрада заполнены почти без исключения самыми низкопробными образцами этого направления.

вернуться

117

Колыбельные песни, по наблюдениям автора, почти вышли из быта современной семьи. Знаменитый американский педиатр доктор Спок протестует против колыбельных песен, считая, что они вырабатывают ненужный и вредный условный рефлекс. Между тем с колыбельными песнями связано многое в поэзии материнства и младенчества. Музыкальные вкусы больше, чем какие–либо другие, закладываются в детстве и юношестве.

вернуться

118

Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979, с. 6.

24
{"b":"257512","o":1}