ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Весь экипаж был удручен этим и с волнением ожидал, что скажет и предпримет капитан. Но старший офицер, мистер Кок, был в ужасном отчаянии. Он буквально потерял голову, кричал, рвал на себе волосы и, чуть не плача, твердил, что теперь все погибли, так как никогда не удастся ни одному человеку выбраться из этого проклятого болота…

Капитан успокаивал его и громко объявил всему экипажу, что нет никакого основания так беспокоиться, что это, несомненно, какое-то временное повреждение, которое будет скоро исправлено и что, во всяком случае, экипаж может быть спокоен, так как обязательно будет найден способ выбраться отсюда. После этого капитан отдал распоряжение всему техническому персоналу произвести внимательный осмотр каждой малейшей части корабля, всех машин и всех электрических проводов; капитан сам уединился у себя в лаборатории и занялся исследованием всех инструментов и аппаратов. Но час проходил за часом, а положение дел не изменялось: неподвижной серой массой лежало чудовище на крыше заколдованного замка и казалось, что оно никогда не двинется отсюда.

Все население «Диктатора» было в глубоко удрученном состоянии, но все же продолжало верить в гений своего капитана; только один мистер Кок, как видно, мало верил в это, так как, вместо того чтобы в качестве старшего офицера деятельно помогать разрешению этой загадки, он все время только и делал, что, появляясь то здесь, то там, жалобно причитал, предсказывая гибель всем.

Прошло два тяжелых дня. Только на третий, часа в три пополудни, из каюты капитана, который так ни разу и не показывался до сих пор, раздался сигнал:

— Все по местам! Слушай команду!

Радостно сбежался весь экипаж в уверенности, что гений их капитана спасет всех. В самом деле, едва весь экипаж собрался, «Диктатор» начал постепенно все желтеть, пока наконец не принял свой обычный ярко-желтый цвет.

А из каюты неслась уже следующая команда:

— Отчаливай!

Легко и плавно корабль начал подниматься в воздух, а затем, произведя несколько маневров, он так же плавно изгибаясь, опустился на прежнее место.

Все население экипажа бурно выражало свою радость; мистер Кок радовался больше всех.

Капитан никому не объяснил тайны того, что происходило на корабле; только одному Арнольду он сказал, и то как-то мимоходом:

— По какой-то причине провода в одном аппарате были слегка повреждены… Как это случилось, мне не совсем понятно…

Больше капитан ничего не прибавил, но какое-то темное облако пробежало у него по лицу.

На «Диктаторе» все вошло в норму. Согласно указанию капитана работы продолжались: часть экипажа занималась исключительно охотой, а другая часть должна была методически шаг за шагом исследовать весь огромный замок и, главное, все погреба, где можно было надеяться найти спрятанные сокровища индусского раджи, если только они вообще существовали, и вся история не была одной из индусских легенд.

Да, были ли там сокровища — неизвестно. Но что сам замок был какой-то заколдованный и проклятый — это было несомненно. Так как едва экипаж успел оправиться от испуга, вызванного тем, что корабль вдруг потерял свою невесомость, все были поражены новым горем: обнаружившейся гибелью двух наиболее страстных охотников. На них напали тигры, так как потом было найдено место, где это произошло, и куски тел несчастных.

Был назначен однодневный траур. Вскоре люди оправились от потрясения, и жизнь на «Диктаторе» продолжалась в прежнем порядке. Но злые духи заколдованного замка как будто не могли примириться с нашествием чужеземцев. На следующий же день всех поразил новый удар — исчез мистер Кок, отправившийся один на охоту. И все поиски оказались тщетны: не удалось даже обнаружить места, где произошло несчастье и, кроме обрывков платья, ничего нельзя было найти.

Капитан был сильно поражен этим происшествием и предпринял очень тщательное расследование, но все было бесполезно; было ясно, что несчастный мистер Кок неосторожно решился отойти слишком далеко от замка и был без остатка уничтожен одним из бесчисленных хищников, бродивших вокруг замка.

В отчаянии от этой потери капитан решил сократить, насколько возможно, пребывание в этом проклятом замке и приказал ускорить его исследование, чтобы наконец убедиться, существуют мифические сокровища или нет. Но все усилия не приводили ни к чему. Вдруг через несколько дней начальники отряда, занятого исследованием замка, пришел с докладом, что он кое-что открыл.

Начальником отряда был назначен Бен Якобсон, — потомок краснокожих индейцев, обращенный в христианство и усвоивший все привычки культурного человека, но не потерявший при этом чутье разведчика, свойственное его племени.

Индеец доложил капитану, что он натолкнулся в одном из далеких погребов замка на свежие следы. И он уверен, что в этих погребах не далее как день или два тому назад проходили босиком пять человек. По отпечаткам стоп он был убежден, что это были индусы; следы терялись в джунглях, и поэтому дальше их проследить было невозможно.

Было ясно, что жившие в окрестных селениях индусы знали какую-то тайную тропинку через болото и что пятеро индусов делали попытку проникнуть в погреб. С одной стороны, это доказывало, что сокровища раджи действительно существуют, но, с другой стороны, это внушало тревогу, так как было ясно, что кто-то имел о них более точные сведения, чем те, которыми располагал теперешний владелец замка Эдвард Смит.

Капитан вместе с Арнольдом спустились в погреб, но не увидели там ничего, кроме того, что уже рассказывал им индеец; поэтому было решено назначить беспрерывный тайный надзор за этим погребом в надежде, что, быть может, удастся выследить индусов.

Но прошло два дня — индусы больше не показывались. Капитан терял терпение, так как дни проходили бесцельно и бесполезно. После долгих размышлений он решил сделать перелет в свою верфь — в скалистые горы Сюзанны в Америку, чтобы произвести там необходимые работы и изменения на «Диктаторе».

А для защиты замка от этих «бандитов», как капитан называл англо-индийскую компанию, он решил оставить здесь четыре воздушные лодки и отряд из шести человек, среди которых были Якобсон, два индейца и три машиниста; весь этот отряд был поставлен под начальство третьего офицера — Ван-Руипа.

Ван-Руипу были даны подробные инструкции на все случаи: на случай нападения аэростата англо-индийской компании, на случай появления индусов и другие. Кроме того, Ван-Руипу было приказано ежедневно, каждые четыре часа, соединяться с капитаном посредством аппарата беспроволочного телеграфирования, изобретенного капитаном. Хотя в распоряжении капитана оставалось всего два аппарата, так как третий погиб вместе со старшим офицером Коком и находился теперь, скорее всего, в брюхе какого-нибудь тигра, один из этих аппаратов был вручен Ван-Руипу.

Сделали последние приготовления, еще раз точно повторили все инструкции, и звучно раздалась команда капитана. «Диктатор» плавно поднялся и, изгибаясь всем своим телом, словно огромная желтая змея, направился опять к востоку, чтобы, обогнув земной шар, оказаться в своей верфи.

X. Таинственная телеграмма

«Диктатор» с силой рассекал воздух и несся с головокружительной быстротой, направляясь к верфи.

В начале пути капитан был мрачен и, как видно, не мог отделаться от опасений за судьбу отряда, оставшегося в заколдованном замке. Но с каждым днем его лицо становилось все светлее, он делался все разговорчивее и по-прежнему вел продолжительные беседы с Арнольдом, так как сведения, приходившие из заколдованного замка посредством дивного аппарата, были успокоительными.

Каждые четыре часа — в двенадцать, в четыре, в восемь и так дальше, — раздавался резкий звонок в главном аппарате, стоявшем в каюте капитана, и на телеграфной ленте можно было прочесть:

«Все благополучно. Ничего нового. Ван-Руип».

Лаконичность известий не удивляла капитана, так как ему хорошо была известна изумительная молчаливость голландца — его третьего офицера; и поэтому капитан изредка только задавал некоторые дополнительные вопросы, на которые получал такие же короткие и лаконичные ответы.

10
{"b":"257514","o":1}