ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Катя, почувствовала, как набухают влагой глаза. Стало плохо видно, она попробовала моргнуть. Две слезинки предательски прочертили дорожки на щеках. Катя сама себе подписала приговор, она это знала. Но не наказание пугало её, слова председателя: «котом мы займёмся». Неужели они хотят убить животное?!

– Но этот кот… – Катя сглотнула, – … он же последний кот… на Земле. Он был такой беззащитный… я не могла даже подумать, что он может причинить вред. По всем законам… математическим, мистическим, человеческим… последнее выжившее существо не может нести смерть! Не для того оно выжило… Не для того…

– То есть, Екатерина, вы хотите сказать, что ведёте речь о теологической стороне этого вопроса? – спросил сосед председателя справа.

– Тео… что? Какой стороне? – не поняла Катя.

– О Промысле Божием?

– Ну не знаю… назовите это, как хотите. Я считаю, что Бог или судьба позволили коту выжить, несмотря на все те ужасы, землетрясения… Они привели его на космодром, посадили в корабль, свели его со мной… Я не верю, что Кот – это вред! Не верю!

Председатель смотрел на Катю жёстко – ни один мускул на лице не выдал и тени эмоций. Она снова испугалась, было ясно что такому жестокому человеку несложно убить кота.

– Не убивайте его! – попросила тихо Катя, – Пожалуйста! Если он больной – вылечите! – голос сорвался на крик, – Он же самый последний-последний! Пожалуйста… пожалуйста… – шептала Катя, – Накажите меня как угодно, но не трогайте его…

Председатель встал.

– На этом заседание комиссии завершено. Мы выяснили всю необходимую информацию. О решении ты узнаешь позже. Катя, ты свободна.

– А Кот? – всхлипнула Катя.

– Я сказал, свободна!

* * *

Катя стояла в коридоре перед закрытой дверью. Она очень беспокоилась за Кота, вся изнервничалась, сил ждать больше не осталось.

Наконец, её вызвали. Переборка скользнула вбок, секретарь, миловидная женщина в серой форме, попросила зайти. Катя вошла внутрь и послушно встала в центре зала. Странный писк, которого раньше не было, доносился из дальнего угла помещения. Катя подождала немного, но никто не обращал на неё внимание. Спустя несколько минут, которые ей показались вечностью, в зал вошли друзья. Бледные перекошенные лица, испуганные глаза говорили о том, что и им всем тоже пришлось несладко. Поприветствовав друг другу, ребята выстроились в линию. Первая Катя, потом Макс, Фред, Лиза и, наконец, Алёнка. Катя почувствовала, как Максим взял её за руку и крепко сжал.

Из-за стола поднялся председатель. Он грозно глянул на перепуганных ребят и сказал:

– Мы хорошенько проанализировали результаты тестов. У каждого из вас, есть способности, используя по назначению, которые, вы сможете принести Новой Земле максимальную пользу.

Грозный мужчина сделал паузу. Ребята переглянулись.

– Фред, Лиза, – продолжил председатель, – ваша отличительная черта – стремление к знаниям. Вы будете учёными. Отныне ваш дом Храм науки.

Мальчик и девочка еле заметно облегчённо выдохнули. Это назначение означало, что они останутся вместе.

Председатель продолжил.

– Максим, из тебя выйдет отличный солдат. А Лена, безусловно, будет хорошим детским воспитателем. И отныне вас будут готовить по вашим будущим специализациям.

Председатель нахмурился и замолчал. В руках он держал несколько листов бумаги и не спеша их просматривал. Тягостное ожидание затянулось.

– А я? – спросила, не выдержала Катя.

Хмурый, строгий, безжалостный председатель комиссии поднял взгляд на девочку. Катя подумала, что сгорит в прямом смысле от его взгляда. Но глаза мужчины дрогнули, уголки губ приподнялись, он улыбнулся.

– А ты, Катя, должна позаботиться о своей дисциплине. Будущему командиру она ой как понадобится… Потому что я хочу ходатайствовать о зачислении тебя на командные курсы, и переводе в роту рейнджеров. Когда подрастёшь, конечно!

Катя чуть не захлебнулась от недостатка воздуха, так как забыла, как дышать.

– Ребята, вы молодцы! – ещё шире улыбнулся председатель. – У вас отличная команда, вы настоящие друзья. К сожалению, придётся побыть некоторое время порознь, пока вы будете учиться, но я уверен, вы найдёте способ сохранить свою дружбу.

Председатель замолчал, наблюдая, как дети ликуют. Строгие члены комиссии сбросили маски. Теперь и они улыбались.

– А как же Кот? – прошептала Катя. В горле пересохло, она не знала даже услышал ли её председатель.

– Что касается кота… – председатель улыбнулся, – …то с ним всё хорошо! А вот вы, кстати, сами и убедитесь, – он показал куда-то за спину. – Идите сюда. Не бойтесь!

Катя и её друзья подошли к большому прозрачному ящику, стоявшему в углу.

Там внутри на мягкой подстилке лежал Кот. На его острой мордочке светилось истинное кошачье блаженство. А рядом… лежали пять маленьких слепых котят: белый, чёрный, полосатый и два серебристо-серых. Они жались друг к другу, жалобно пища.

Кот, которого теперь стоило бы звать мамой-кошкой, с удовольствием зевнул и томно мурча, обнял своих детей.

Председатель наклонился к детям, положил руки на плечи Кати и Максима.

– Мы посовещались и решили, – произнёс он загадочно, – за то, что вы спасли это замечательное животное, дать каждому из вас на попечение котёнка, когда они подрастут. Подарите им свою любовь и заботу. Пусть они вырастут вместе с вами, чтобы никто и никогда, больше не был одинок.

Мир будет после

Зверь прыгнул. Сто пятьдесят килограммов мышц, костей и жёсткого чёрного меха навалились на Королёва бетонной плитой. Экзоскелет печально взвыл, поддался напору, не выдержал, парень упал навзничь. Торчащий горбом на спине кофр больно впился ему под лопатки, выгнав из лёгких воздух. Тело десантника выгнулось назад, несмотря на защитные бронепластины, чешуёй облепившие позвоночник. Когтями монстр сорвал с него шлем и отшвырнул прочь, куда-то в серые колючие кусты. Хотя вокруг была мягкая, пахнущая тухлятью почва, как по закону подлости Королёв ударился затылком обо что-то твёрдое. Корень или камень в принципе не важно – в глазах предательски потемнело, кровавая пелена сузила зрение до минимума. Обвитые причудливыми лианами, разлапистые, с широкими зазубренными листьями на кривых ветвях, деревья вытянулись, потекли, собираясь в точку, словно в туннель. Сознание начало покидать Королёва.

Несмотря на боль и тьму в глазах, мозг сработал чётко, спасая своего безалаберного хозяина. Подчиняясь древним инстинктам, Королёв выставил левую руку, пытаясь отстраниться от опасности. А правую закинул за плечо, чтобы вытащить оружие. Архаичный помповый дробовик – игрушка по сравнению с плазмомётом. Но табельное оружие Королёва валялось неподалёку, искорёженное мощным ударом. Дробовик застрял и никак не хотел покидать кожаный чехол. Наконец, крякнув от напряжения, Королёв выдернул его и одной рукой, как в древних фильмах про гангстеров, передёрнул затвор. В последний момент, когда острые загнутые когти разодрали квазипластовый бронежилет как тряпку, и хищник собрался вырвать сердце, Королёв нажал на курок.

Время словно застыло. Кажется, Королёв даже услышал, как боёк медленно тюкнул в серединку капсюля патрона двенадцатого калибра. Ухнул выстрел. Крупная дробь вылетела из ствола и пудовым кулаком врезалась в грудь зверя. Кирпичного цвета кровь брызнула из рваной раны и густо окропила камуфляж десантника. Страшная клыкастая пасть щёлкнула буквально в миллиметре от сонной артерии. Зверь выдохнул удушливой волной гнилого мяса, обрызгав лицо человека липкой слюной. С глухим обиженным воем переходящим в клокотание двухметровая кошка отпрыгнула в сторону, ударилась спиной о корявое дерево и затихла. Мир вокруг Королёва поплыл, завертелся волчком. Вперемешку с серо-сизыми деревьями бешено закружились кусочки тёмно-синего неба. Когда смотреть на этот миксер стало невмоготу, Королёва вырвало. Он инстинктивно перевернулся набок, чтобы не захлебнуться, и несколько минут корчился в мучительных судорогах. Когда в желудке не осталось даже жёлчи, десантник забылся тяжёлой полудрёмой. Он знал, что нельзя отключаться, это опасно, но ничего с собой поделать не мог. Похоже, слюна кошки содержала яд, она попала в рот и вызвала обширную депрессию высшей нервной системы…

7
{"b":"257518","o":1}