ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уже через несколько дней гитлеровскому командованию, видимо, стало известно, что советские войска перейдут в наступление во второй половине января. Оно предпринимает срочные меры. Все резервы и пополнения спешно отправляются на восток, войска приводятся в боевую готовность, авиация перебазируется ближе к Восточному фронту.

Одновременно с усилением фронта в Восточной Пруссии и в Польше Гитлер решает нанести новый удар в сторону Будапешта и спасти свои окруженные войска. Резервов в Германии больше не было. Все было брошено на фронт. А в Будапеште в кольце советских войск сидели 180 тысяч человек. На последнем этапе войны эти силы имели бы немалое значение.

Для нового удара на Будапешт Гитлер решает использовать те самые танковые дивизии, которые участвовали в первых двух ударах. Однако этих дивизий, как боевых единиц, уже не было. Оставались только штабы и тылы. Гитлеровское командование под метелку очищает все учебные пункты, запасные части и собирает пополнение для танковых дивизий под Будапештом. В эшелоны грузятся сотни танков и пушек с экипажами и расчетами. Без остановок эшелоны мчатся через Вену в западную Венгрию.

Местом начала нового удара на Будапешт были избраны берега озера Балатон. Отсюда вновь сформированные танковые дивизии «SS» должны были ударить на восток, прорвать советскую оборону юго-западнее и южнее города Секешфехервар, выйти на открытую равнину между озером Веленце и рекой Дунай и таранным ударом пробиться в Будапешт.

Для скрытого сосредоточения новой ударной группировки гитлеровское командование придумало хитроумный маневр. Оно снимало танковые дивизии с фронта в Венгрии, грузило их в эшелоны и направляло в Чехословакию, затем в Германию, из Германии в Австрию и из Австрии обратно в Венгрию.

Если для сосредоточения ударной группировки в новом районе по прямой нужно было пройти всего 60–80 километров, то по этому плану войска более 1500 километров ехали по железной дороге и уже затем сосредоточивались для наступления.

Перед началом наступления Гитлер снова отдал приказ своим войскам в Венгрии: любой ценой прорваться в Будапешт и выручить окруженные войска.

В текст этого приказа Гитлер добавил специальный пункт: «…всех русских солдат и офицеров, которые попадут в плен, немедленно уничтожать, уничтожать всех до одного».

После 10 января по всей территории, занимаемой немецкими войсками, шла сложная перегруппировка. Одни эшелоны шли на запад, другие на восток, третьи на юг.

Англо-американское командование ожидало новый удар в Арденнах. Немецкая группировка была почти готова к наступлению. Те, кто передал немцам о сроках наступления Советской Армии, с нетерпением ждали, когда Гитлер свои войска из Арденн потянет на восток.

Но Гитлер не торопился перебрасывать арденнскую группировку.

Советское Верховное Главнокомандование все учло и перенесло сроки наступления со второй половины января на 12 января.

Зная прежние сроки наступления советских войск, гитлеровское командование не успело полностью подготовиться к отражению их могучих ударов.

Ранним утром 12 января от Балтийского моря и до Карпат, на фронте более 1200 километров, началось грандиозное наступление белорусских и украинских фронтов Советской Армии.

В первый же день оборона гитлеровцев была прорвана на многих направлениях. В прорыв пошли крупные танковые, механизированные и кавалерийские соединения. Весь Восточный фронт немцев трещал и разваливался на куски.

В тот же день, 12 января, гитлеровское командование приняло решение о немедленной переброске войск из района Арденн на восток.

Те дивизии, которые были нацелены для наступления против англо-американцев, в эшелонах и своим ходом замаршировали на восток.

13 января все немецкие танковые дивизии 5-й и 6-й танковых армий были сняты с англо-американского фронта.

А 14 января американцы начали «решительное» наступление с севера и с юга на Арденнский выступ, 16 января Эйзенхауэр торжественно докладывал правительствам, что арденнский мешок «ликвидирован».

В то время, когда шло наступление советских центральных фронтов, а немецкие дивизии с англо-американского фронта маршировали на восток, на берегах озера Балатон сосредоточивалась новая группировка гитлеровских войск для наступления на Будапешт.

Под Будапештом снова сгущались грозовые тучи.

II

Генерал Дубравенко в четвертый раз перечитывал оперативную информацию штаба фронта. Скупые фразы раскрывали грандиозную картину наступления Советской Армии. Белорусские и украинские фронты 12 января 1945 года перешли в общее наступление и крушили фашистскую оборону от балтийских берегов до сизых, в снеговых уборах, карпатских вершин. Советские полки, бригады, дивизии, корпуса, армии штурмовали Варшаву, один за другим освобождали польские города, шаг за шагом пробивались к Кенигсбергу, к Бреслау, к границам фашистской Германии — на Одер, на Шпрее, к Берлину. На тысячекилометровом пространстве танковыми таранами кромсалась гитлеровская многополосная оборона, таяли, как весенний снег, фашистские полки, дивизии и корпуса. В «котлах» и «кольцах» доколачивались остатки вражеских группировок. Фронт с каждым часом катился все дальше и дальше на запад, к городам и селам Германии.

Дубравенко на карте Европы отмечал продвижение советских войск, думая о перспективах последующих событий. В Восточной Пруссии, в Польше и на границах Чехословакии гитлеровские войска неудержимо катились назад, а в Венгрии, перед фронтом гвардейской армии, только вчера прекратили наступление.

Там, где две недели ни ночью, ни днем не умолкали ожесточенные бои, наступило затишье. Прошли сутки, кончались вторые, а противник даже огня не вел.

Разведка непрерывно доносила, что перед правым флангом гвардейской армии, там, где наступали наиболее боеспособные танковые дивизии «SS», на переднем крае и в тылу противника начались какие-то передвижения войск. Танки, мотопехота и артиллерия снимались с фронта и отходили в тыл, сосредоточиваясь в лесах и населенных пунктах.

Чем вызвано прекращение наступления противника под Будапештом? Этот вопрос вторые сутки не мог решить Дубравенко. А его нужно было решить и как можно скорее. Ударная группировка противника понесла тяжелые потери. Это безусловно. Пленные в один голос показывали, что в полках и батальонах осталось меньше одной четверти боевого состава, а многие подразделения перестали существовать. Но тогда зачем гитлеровское командование так поспешно снимает войска с фронта и отводит их в тыл? Едва ли для доукомплектования нужна такая поспешность. Гитлеровцы обычно доукомплектовывали свои дивизии, не снимая их с фронта и не отводя в тыл.

И второй факт волновал Дубравенко. Перегруппировка перед правым флангом началась 12 января. А как раз в этот день советские северные и центральные фронты перешли в наступление. Это не могло быть случайностью. Несомненно, эти два события имели взаимную связь. А если это так, то прекращение наступления и перегруппировка немецких войск под Будапештом предпринимались с целью усиления участков фронта перед советскими наступающими фронтами.

Дубравенко вновь всмотрелся в карту. В самом деле, удары белорусских и двух украинских фронтов были нацелены на жизненные центры Германии. Главный удар, несомненно, наносился в сторону Берлина. Самое опасное сейчас для Германии — наступление советских фронтов. Они могут за несколько дней очистить Польшу и ворваться на территорию самой Германии.

«Значит, главное решается в центре, — подытоживая свои размышления, решил Дубравенко, — и Гитлер все свои силы, видимо, стягивает туда. Но как же будапештская группировка? Неужели гитлеровское командование отказалось от спасения своей 180-тысячной группировки, окруженной в Будапеште? Эта группировка яростно сопротивляется, упорно обороняя каждый дом. Ее командование не приняло предложения командующих Вторым и Третьим украинскими фронтами о прекращении бессмысленного кровопролития и подло убило советских парламентеров».

78
{"b":"257519","o":1}