ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вероятней всего, они не отдавали себе отчета в своем вырождении, но, чувствуя себя вялыми, слабыми, менее подвижными, чем противники, предпочитали избегать борьбы. В искусстве скрываться они достигли высокого совершенства; ни одно животное не умело так хорошо заметать свои следы; подземные жилища ва были до того искуссно замаскированы, что их не могли найти даже собаки и волки, не говоря уже о человеке с его более слабым, чем у животных, обонянием.

Только в одном случае эти пугливые и вялые люди становились отважными и дерзкими: когда нужно было выручать соплеменника, которому грозила опасность. Некогда это чувство товарищества делало племя ва непобедимым; теперь же оно грозило племени полным истреблением.

Именно эти чувства побудили ва броситься на помощь раненому, подобранному Нао. Несмотря на то, что рыжие карлики были их исконными врагами, ва не побоялись выйти из-под прикрытия камышей, чтобы выручить раненого товарища. Если бы не вмешательство Нао, все племя было бы перебито жестокими карликами.

* * *

После того, как ва перевязали ему раны, сын Леопарда вернулся на гранитную тропу к оставленным там плетенкам с Огнем. Плетенки были в полной сохранности, и огонек еще теплился в них. При виде этого Нао еще сильней ощутил радость победы. Он не боялся остаться без Огня: не говоря уже о продолжавших еще гореть кострах карликов, он мог бы получить его у ва. Но ему было бы досадно потерять именно этот Огонь, завоеванный ценой таких неимоверных трудов и лишений. Нао с торжеством отнес плетенку к становищу ва.

Ва с любопытством оглядели плетенку, и женщина, управлявшая племенем, покачала головой.

Сын Леопарда попытался жестами объяснить им, что его племя потеряло Огонь и что он сумел вновь добыть его. Но никто не понял его.

Нао решил, что ва принадлежат к тем жалким племенам, которые не знают, что можно греться в ненастные дни, отгонять ночь и жарить пищу. Старый Гоун рассказывал ему про таких несчастных людей.

Исполненный жалости, Нао хотел бы показать ва, как разводят костер, как вдруг заметил, что одна из женщин ударяет камень о камень. При каждом ударе из камней сыпались искры. Со страхом и удивлением Нао увидел, как от этих искр на кончике сухой травинки заплясал маленький огонек. Женщина осторожно и умело раздувала его дыханием, и вскоре яркое и веселое пламя стало пожирать кучку сухих листьев и ветвей.

Сын Леопарда остолбенел.

— Ва прячут Огонь в камнях! — воскликнул он.

Он хотел осмотреть чудесные камни. Женщина недоверчиво отпрянула. Но, вспомнив, что этот человек спас ее племя, она протянула ему камни. Нао жадно разглядывал их и, не найдя даже трещины, еще более удивился. Он пощупал камни — они были холодные.

— Огонь был только что в этих камнях… Почему же он не нагрел их? — недоуменно спросил он.

И он поспешно возвратил женщине камни, полный смутной тревоги и недоверия, которые рождаются в темном сознании при виде непонятных вещей и явлений.

Борьба за огонь (илл. В. Добровольского) - pic_41.png

Глава шестая

СКВОЗЬ СТРАНУ ВОДЫ

Ва и уламры шли по Стране воды. Вода была повсюду: в стоячих болотах, поросших белыми и желтыми кувшинками, водяными лилиями, стрелолистниками, сочевицей, вербейником, тростником и камышами; в торфяных ямах, представлявших собой опасные западни; озерах, вытянувшихся бесконечной цепью и разделенных узкими перемычками из песка, камня или красной глины; в реках, ручьях и ручейках; вода била из-под земли ключами и источниками, стекала со склонов холмов рокочущими потоками и низвергалась со скал гремящими водопадами.

Ва знали теперь, что уламры пробираются на северо-запад. Они провожали своих спасителей до границ Страны воды, изыскивая кратчайшие и наименее опасные дороги. Местность они знали превосходно. Порой ва влекли за собой уламров по таким потаенным тропам и проходам, о существовании которых те никогда не догадались бы, если бы путешествовали здесь без провожатых; иногда ва строили плоты для переправы через озера, перебрасывали ствол дерева через пропасть, соединяли два берега реки висячим мостом из лиан.

И вместе с тем все их поступки и движения носили отпечаток какой-то неуверенности, словно они только что очнулись от сна или, напротив, борются с непреодолимой сонливостью.

Пища изобиловала в этих местах. Ва знали множество видов съедобных растений и чрезвычайно искусно ловили рыбу. Они с одинаковой легкостью убивали рыб дротиками, ловили их сетями, сплетенными из лиан, а по ночам приманивали факелами в мелкие места, откуда легко было вытащить их голыми руками.

По вечерам ва любили тесным кружком сидеть вокруг костра. Ощущение близости людей своего племени доставляло им тихую радость и как будто вливало новые силы в их ослабевшие, вялые тела. Уламры, напротив, разбредались во все стороны, в особенности Нао, который полюбил уединение.

Часто, сидя у костра, ва пели монотонную песню, в которой прославлялись героические деяния давным-давно умерших поколений. Сына Леопарда песни ва почему-то повергали в уныние. Зато он с величайшим интересом следил за всеми их охотничьими приемами и ухватками, за тем, как они работают, и в особенности за тем, как они пользуются своими метательными снарядами и добывают из камней Огонь.

Ва, исполненные благодарности к Нао, не скрывали от него ничего. Они позволяли ему трогать свое оружие и орудия, и, когда однажды один из них потерял свой метательный снаряд, они в присутствии Нао изготовили новый. Женщина-вождь подарила Нао такой снаряд, и скоро он научился владеть им с неменьшей ловкостью, чем сами ва, но с неизмеримо большей силой.

Но тайну добывания Огня из камней Нао постиг не так скоро; он долгое время боялся этого чуда и только издали глядел, как высекают искры. Глубокое недоумение и страх перед неизвестным овладевали им в таких случаях. Однако с каждым разом он все больше привыкал к этому зрелищу, и страх уступал место любопытству.

Вскоре Нао научился понимать десять-двенадцать слов языка ва и около тридцати свойственных этому племени знаков, заменявших слова, и это новое знание пришло ему на помощь. Он понял, что не ва прятали Огонь в камне, а что Огонь от природы был заключен в них.

Огонь вспыхивал при ударе и набрасывался на сухую траву; но так как при рождении он был очень слаб, ему не сразу удавалось поглотить свою добычу.

Нао еще больше успокоился, увидев, что ва высекают искры из самых обыкновенных камней. Уверившись, что в добывании Огня из камней не было ничего чудесного, он совершенно перестал бояться. Расспросив ва, он узнал, что для этого нужно иметь два разных камня: кремень и белый колчедан. Наконец, он сам попробовал высечь Огонь. Искры снопом сыпались из камней, сталкиваемых его быстрыми и сильными руками, но, сколько он ни старался, ему не удалось зажечь даже тончайшей былинки.

* * *

Однажды задолго до сумерек племя ва сделало привал на песчаном берегу большого озера. В последние дни стояла хорошая погода, и воздух был сухой и морозный. В небе летела стая журавлей; спугнутые близостью людей, в Камышевых зарослях сновали чирки; откуда-то издалека доносился рев льва.

Ва развели два больших костра. Нао, запася целую кучу сухих, почти обуглившихся трав, стал высекать искры из камней. Он делал это с упорством и страстью, но ничего не выходило. Его взяло сомнение: не скрыли ли от него ва какой-то тайны? Мысль эта взбудоражила его настолько, что он хотел уже бросить камни, но напоследок ударил их один о другой с такой силой, что кремень раскололся. И вдруг… сердце Нао перестало биться. Огонь появился на кончике одной травинки! Осторожно раздувая пламя, он заставил огонек перейти на сухой лист, и вскоре веселое пламя пожирало всю заготовленную кучу валежника.

30
{"b":"257521","o":1}