ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Особенным делом промышления Божия о язычниках был перевод священных книг Ветхого Завета с еврейского языка на греческий. Греческий язык был в то время общеупотребительным, так что понимали его и говорили на нем во всех больших городах, расположенных по берегам Средиземного моря. Птоломей Филадельф, египетский царь, отвсюду собирая книги для Александрийской библиотеки, пожелал иметь в ней и святые книги евреев на общепонятном языке греческом. По письму его к первосвященнику Елеазару были присланы из Иерусалима 72 мужа, которые составили перевод Священного Писания Ветхого Завета на язык греческий. Это событие, совершившееся за три века до Р. X., было важно и спасительно не для одних александрийских иудеев, забывших родной язык, но для всего языческого мира, которому святые книги были недоступны в еврейском подлиннике. В переводе 70-ти толковников Откровение Божие, данное иудеям, но сокрытое от язычников под непонятною для них буквою, было передано язычникам теми же иудеями для беспрепятственного чтения и изучения. Таким образом, по словам святителя Иоанна Златоуста, «пока Ветхий Завет относился к одному народу еврейскому, дотоле оставался на еврейском языке, потому что тогда никто не стал бы внимать ему, т. к. остальная часть рода человеческого находилась в крайней грубости. Когда же приближалось время прийти Христу и призвать к Себе всю вселенную не только через апостолов, но и чрез пророков (ибо и эти руководят нас к вере и познанию Христа), тогда наконец пророчества, как бы некоторые входы и пути, прежде загражденные неясностью языка, Бог сделал открытыми со всех сторон посредством перевода, чтобы все, стекаясь отовсюду из язычников и с великим удобством проходя этими путями, могли по ним прийти к Царю Пророков и поклониться Единородному Сыну Божию».

Около времени Рождества Христова иудеи рассеяния распространились по всему известному тогда свету, так что нелегко было найти в римских пределах страну, где бы их не было. В Книге Деяний Апостольских повествуется, что в праздник Пятидесятницы находились в Иерусалиме иудеи, люди набожные, из всякого народа под небесами: там были парфяне, мидяне, еламиты, жители Месопотамии Каппадокии, Понта, Асии, Фригии, Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, пришедшие из Рима, критяне и аравитяне (Деян. 2, 5; 9-11). Около этого времени сами иудеи усиленно старались о распространении своих верований между язычниками. Вследствие такой ревности стало умножаться число прозелитов или обращенных в иудейство язычников в тех странах, где жили иудеи, так что, по выражению одного римского писателя, «побежденные предписывали законы победителям». Фарисеи предпринимали даже нарочитые путешествия для обращения язычников, как свидетельствует Сам Господь, говоря, что они преходят сушу и море сотворити единаго пришельца, т. е. прозелита (Мф. 23, 15). Эти прозелиты (Мф. 23, 15; Деян. 2, 10; 6, 5) были двух родов: назывались прозелитами правды пли завета, другие – прозелитами врат. Первые, принимая обрезание и весь Закон Моисеев, ничем не отличались от совершенных иудеев: они, по замечанию римского поэта, «презрев римские законы, изучали, соблюдали и уважали право, преподанное Моисеем в какой-то тайной книге». Другие, т. е. прозелиты врат, знакомясь с верованиями иудеев, не обязывались принимать обрезание и соблюдать все обряды Моисеева закона. Таким образом, хотя был приготовляем к принятию Спасителя преимущественно народ избранный, но и языческие народы не лишены были промыслительного действия благодати Божией. Израилю, по слову апостола, принадлежали всыновление, и слава, и заветы, и законоположение, и служение, и обетования (Рим. 9, 4); Израиль, по изображению пророка, был как бы виноградником Божиим, к которому приложены были все попечения Домовладыки: Он обнес его оградою Своего закона, очистил от камней суеверия и заблуждений, насадил в нем отборныя виноградныя лозы – потомство Авраама, построил башню посреди его и выкопал в нем точило, т. е. устроил Свой храм и установил прообразовательные жертвы; что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, спрашивает Бог, чего Я не сделал ему"? (Ис. 5, 2, 4; в русск. перев.). Но язычники, для которых не настало еще предопределенное в Домостроительстве Божием время призвания в царство света, довольствовались некоторыми крупицами истины (Мф. 15, 27), видели свет слабый, мерцавший издали, почти всегда окруженный мглою заблуждений, возникавших из поврежденного ума и сердца человеческого, более возбуждавший в душежелание совершеннейшего света, чем насыщавший. Эта неудовлетворенная жажда добра и истины приводила языческие народы к живейшему сознанию нужды в высшей помощи и мало-помалу предрасполагала и приготовляла их к принятию Того, Кого патриархи и пророки Ветхого Завета называли чаянием (Быт. 49, 10) и упованием языков (Ис. 11, 10, 42).

V

Состояние веры и нравственности

в человеческом роде пред пришествием

Спасителя

Бог, создав человека по образу и подобию Своему (Быт. 1, 26–27), вложил в него стремление к Себе, как Первообразу, так что с первым человеком произошла на свет первобытная Церковь. Возвышенный над царством природы человек сознавал, что целью его мог быть только один Бог, в Котором единственно находили завершение и успокоение высшие влечения души его. В первобытном состоянии невинности человек почерпал знание истин веры и нравственности из непосредственного откровения Божия (Быт. 3, 8). Грехопадение удалило человека от Бога, помрачило в падшем образ Божий, расстроило душевные силы его. Человек ниспал в бездну, из которой уже не мог восстать собственными силами и для спасения своего нуждался в высшей помощи Божией. Милосердый Бог предначинает Домостроительство нашего спасения еще в раю обетованием о победном Семени жены, сокрушающем искусителя (Быт. 3, 15), и продолжает во времена ветхозаветные прообразованиями и пророчествами, а также промыслительным попечением о народе, предназначенном для сохранения истинного откровения Божия в мире. Не оставив Себе несвидетелъствованным (Деян. 14, 17) и для прочих народов языческих, Бог попустил, однакоже, им ходити в путех их (ст. 16), и т. к. они измениша славу нетленнаго Бога в подобие образа тленна человека, и птиц, и четвероног, и гад, то предал их в похотех сердец их в нечистоту, – в страсти безчестия, – в неискусен ум творити неподобная (Рим. 1, 23–24, 26, 28). Это были для язычников лета неведения (Деян. 17, 30), данные им с тою целию, чтобы они, познав на опыте свое нравственное бессилие, убедившись в немощи помраченного грехом ума и расстроенной воли, тем глубже и искреннее возжелали помощи свыше и тем охотнее приняли ее – в явлении воплощенного Сына Божия.

Немало времени определено было Богом для приготовления человечества к принятию Спасителя, и когда пришла полнота времени (Гал. 4, 4), совершилось пришествие Его. Оно совершилось вполне благовременно, потому что народы языческие и иудейские были готовы к сретению предвозвещенного Мессии, чем отчасти и объясняется быстрое распространение христианства при самом появлении его в свет. Эту благовременность подтверждает взгляд на состояние веры и нравственности перед пришествием Спасителя, как А) в языческом мире, так Б) в народе иудейском.

А. В откровении Божием, данном прародителям человеческого рода в первобытном их состоянии, скрывается причина того явления, что чем более мы восходим к началу мира, тем чище и яснее верования народов. С течением времени, по мере удаления от первоначального источника истины, эти верования становятся более и более смутными и обезображиваются примесью разных заблуждений. Утратив мысль о единстве и беспредельном величии Бога, язычество обоготворило предметы видимого мира, явления неодушевленной природы, даже самого человека с его слабостями и пороками, и, проникшись чувственностью, считало удовлетворение влечений растленной грехом человеческой природы не только позволенным, но даже одним из средств богоугождения. Эти общие черты равно принадлежат всем видам язычества, несмотря на некоторые особенности, какие оно имело у разных народов в разных местах, – особенности, зависевшие от степени образования, свойств и занятий того или другого народа. Т. к. христианство при своем появлении в языческом мире встретилось с вероучением и нравственностью Греции и Рима, то особенного внимания заслуживает состояние веры и нравственности именно у этих, так называемых, классических народов древности – а) греков и б) римлян. Около времени Рождества Христова эти два народа владычествовали в мире, потому что греки, хотя и были покорены римским оружием, но силою своего гения и образованности, распространившейся вместе с языком по всем странам тогдашнего света оказали могущественное влияние на все стороны жизни своих завоевателей, а римляне военными доблестями создали всемирную империю, в состав которой вошли все известные тогда народы, кроме германцев на западе и парфян на востоке.

25
{"b":"257529","o":1}