ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Давно уже смолк голос пророков, предвозвещавших пришествие Мессии; седмины Данииловы приближались к концу; прошло время, данное иудеям для того, чтобы уразуметь и напечатлеть в сердцах своих пророческие предсказания о благодатном времени Мессии. Но, несмотря на 400-летний перерыв откровений Божиих, внутренняя связь соединяет вещания пророков с повествованиями евангелистов: последний пророк Малахия оканчивает ряд ветхозаветных предсказаний пророчеством о Предтече Господнем, а святитель Лука начинает свое Евангелие благовестием о рождении предвозвещенного Предтечи. Се, Аз посылаю Ангела Моего и призрит на путь пред лицем Моим, – так говорил Бог устами пророка (Мал. 3, 1); се, Аз послю вам Илию Фесвитянина, прежде пришествия дне Господня великаго и просеещеннаго (4, 5). Этот Илия, имевший предварить пришествие Мессии, был Предтеча Иоанн, по изъяснению Самого Господа (Мф. 11, 14), и тот же вестник великих судеб Божиих – Архангел Гавриил, который открыл пророку Данииилу о седминах, определенных до пришествия Спасителя, был послан благовестить о приблизившемся совершении этих седмин и о рождении Предтечи Господня.

На юге Палестины, в нагорной стране, в городе Иудином, жила благочестивая чета – священник Захария с женою своею Елисаветою. Происходя из священнического рода и принадлежа к потомству Аарона, они оба были праведны пред Богом и поступали по всем заповедям и уставам Господним беспорочно (Лк. 1, 6). Праведность их не состояла в одном внешнем исполнении предписаний закона ветхозаветного, но оживлялась духом любви к Богу, заповеданным у Моисея (Втор. 6, 5), духом искреннего благочестия и любви к ближним, которому поучали пророки (Ис. 1, 11–18), и завершалась, по мысли Святой Церкви, верою в грядущего Мессию. Восхваляя родителей Предтечи, Святая Церковь воспевает: «яко луна полна свет правды от мысленного солнца Мессии прияла еси, и во всех заповедях Господних с Захарием ходила еси, боговозлюбленная Елисавета»; в священных песнопениях они представляются оправданными «туне благодатию Божиею» чрез «Мессию» (из церковных песнопений).

По премудрому строению Промысла Божия, эта праведная чета была лишена видимого благословения Божия, которое выражалось, по понятию иудеев, между прочим, в многочисленном потомстве (Втор. 28, 4; Пс. 126, 3; 127, 3–4). Бог неоднократно подтверждал патриархам еврейского народа обетование о размножении потомства их (Быт. 15, 5; 22, 17; 35, 11; Исх. 32, 13; Втор. 10, 22; Рим. 4, 18; Евр. 11, 12); это обетование переходило из рода в род и никогда не терялось в памяти народа, так что истинный израильтянин лучшими желаниями сердца своего жил в будущем, надеясь обрести в своем поколении обетованное «Семя жены» (Быт. 3, 15), великого «Пророка» и «Примирителя» (Втор. 18, 18; Быт. 49, 10; по евр.). Чадородие было вменяемо женам в честь и славу (Быт. 24, 60; 30, 1-13; Пс. 112, 9), а безчадие почиталось тяжким несчастием (Ис. 47, 9; 49, 21; Ос. 9, 14). Безчадие праведной четы продолжалось до преклонных лет, когда, по обыкновенному порядку природы, нельзя было ожидать рождения детей, и было разрешено чудным событием, предвозвещенным Захарии.

Праведный Захария точно и неуклонно исполнял все обязанности своего священного звания. В устранение замешательств при отправлении священных служб священники, жившие в тринадцати городах, предоставленных им в разных коленах, были разделены при царе Давиде на 24 череды (1 Пар. 24, 3-19). Эти череды имели своих предстоятелей и совершали службу понедельно (4 Цар. 11, 9; 2 Пар. 23, 4): каждая череда приходила в Иерусалим на свою седмицу, а по окончании седмичной службы возвращалась домой и была сменяема следующею чередою в установленном порядке (Лк. 10, 31). На чередных священниках лежала обязанность ежедневно вечером и утром воскурять фимиам на золотом жертвеннике, вливать елей в лампады золотого светильника и возжигать его, еженедельно приносить хлебы на трапезу предложения, сохранять огонь на жертвеннике в преддверии храма, совершать утренние и вечерние жертвоприношения, очищать по установлению проказу, наставлять народ в законе, трубить в трубы для созвания народа, а также для возвещения о праздниках. Особенно многочисленны были обряды при жертвоприношениях, предписанные законом Моисеевым (Лев. 1, 5,11; 2, 2; 3, 2, 11, 13, 16; 4, 25–26; 6, 7; 8, 16; и проч.). Для ближайшего определения, кому что делать, священники употребляли освященный временем способ, в котором евреи издавна видели выражение воли Божией (Чис. 33, 54; Нав. 18, 6, 8; Иез. 24, 6; Ион. 1, 7): они каждый день утром бросали жребий.

Захария принадлежал к восьмой чреде, носившей имя Авии (1 Пар. 24, 10). Ему досталось по жребию каждение, которое совершалось не посредством кадильницы, а чрез возложение на горящие угли кадильного жертвенника благовонного состава из стакти, ониха, душистого халвана и чистого ладана (Исх. 30, 84). Кадильный жертвенник был небольшой, четырехугольный, обложенный золотом (ст. 2), и стоял во святом, или святилище, – пред завесою, отделявшею святое от Святая святых (ст. 6). На правой стороне от него, пред тою же завесою, помещалась трапеза, или стол, с двенадцатью хлебами предложения (25, 30; 35, 13; 39, 36; Цар. 21, 6), а на левой находился золотой светильник с семью лампадами (Исх. 25, 31–37; 37, 17–23). Утром и вечером священники входили в святилище для того, чтобы поправить лампады светильника и возжечь благовонное курение (30, 7–8). Кадильный дым, восходящий к небу, служил образом молитвы, возносимой к Богу (Пс. 140, 2; ср. Откр. 5, 8; 8, 3–4), и народ по трубному звуку во множестве стекался к храму на молитву ко времени каждения. Впрочем, в святилище могли входить только священники для исполнения своих обязанностей (Чис. 3, 6-10; 16, 5, 40), а народ молился в притворах, окружавших храм.

С благоговейным трепетом вступил в святилище праведный Захария. «Приближение к Господу», требовавшее особенной чистоты и святости (Исх. 19, 22), уединение и тишина святилища, предрасполагавшие к молитвенному самоуглублению, священный полумрак, – все это не могло не действовать на святую душу священника. Захария молился. Но о чем была его молитва? Нет сомнения, что престарелый священник в святилище, пред лицом Бога, молился не столько о себе – о даровании себе чада, не столько о разрешении неплодства своей жены, сколько об исполнении чаяния всех лучших людей того времени, ждавших Царства Мессии (Лк. 2, 25, 38). «Связь речи в Евангельском повествовании не представляет препятствий так домышлять о предмете молитвы Захарииной и не дает основания считать таковым одно лишь разрешение неплодия, хотя на первый взгляд, кажется, и указывает на сие». Возложение благовоний на кадильный жертвенник не требовало много времени, но Захария на этот раз замедлил: причиною этого замедления было необычайное видение. По правую сторону кадильного жертвенника он увидел Ангела. Это неожиданное явление привело Захарию в трепет по необычности и, может быть, потому, что еще у древних евреев было поверье, что видение Ангела предвещает близость смерти (Суд. 6, 22–23; 13, 22). Не бойся, Захарие! – так начал свою беседу Небесный Вестник, предупреждая смущенного старца, что предметом благовестие будет служить не страшное, а радостное. Зане услышана быстъ молитва твоя, и жена твоя Елизавет родит сына тебе, и наречеши имя ему Иоанн; молитва твоя о наступлении Царства Мессии услышана, скоро родится Мессия, пламенно ожидаемый тобою и подобными тебе, и Предтечею Его будет сын твой, по самому имени благодатный, который родится от жены твоей, заматоревшей в летах. И будет тебе радость и веселие, и мнози о рождестве его возрадуются; твоя радость будет тем живее, чем выше назначение сына твоего, и тем шире, чем более ожидающих пришествия Мессии. Будет бо велий пред Господем – истинно и непререкаемо велик в жизни, проповеди и том спасительном деле, которое предназначено ему, и вина и сикера не иматъ пити, – будет, как назорей (Чис. 6, 3), воздерживаться не только от вина, но и от всякого опьяняющего напитка, – и Духа Святаго исполнится еще из чрева матере своея, – для исполнения великого сужения своего он, подобно древнему пророку (Иер. 1, 5), еще до рождения получит обильный дар благодати Божией, – и многих от сынов Израилевых обратит ко Господу Богу их, убедив их оставить порочную жизнь, и той предъидет пред Ним духом и силою Илииною, обратити сердца отцом на чада и противныя в мудрости праведных, уготовати люди совершены, – как Предтеча Господень, он будет походить на славного пророка Илию святостию жизни, ревностию по истине, могуществом слова, и, приготовляя чад Израиля к царству мира и любви, примирит внутренние раздоры, соединит в одном стремлении к Мессии мысли всех – и отцов и детей, и людей нечестивых сделает благочестивыми.

38
{"b":"257529","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Молоко! Самый спорный продукт
В постели с чужим мужем
Как улучшить память и развить внимание за 4 недели
При чем тут девочка?
Малыш, ты скоро? Как повлиять на наступление беременности и родить здорового ребенка
Палеонтология антрополога. Книга 1. Докембрий и палеозой
Я – интроверт. Тихони начинают и выигрывают
Как в 47 выглядеть на 30. Невероятная история женщины без возраста
За тобой