ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не давайте скидок! Современные техники продаж
Академия Астор-Холт
Предчувствие чуда
Прелесть. Книга первая
Биохакинг
Драконье серебро
Утиная семейка. Комиксы о родителях и детях
Агент на мягких лапах
Торты и пирожные с зеркальной глазурью
Содержание  
A
A

После радостного свидания и вдохновенных приветствий тихо потекла жизнь Пресвятой Девы в мирном жилище праведных Захарии и Елисаветы. Избранницы Божий проводили время в святых и поучительных беседах о предметах неземных; общие молитвы их были чисты и пламенны. Размышляя о перемене судьбы своей, обе собеседницы чувствовали живейшую потребность высказать одна другой свои тайны, объяснить все, что Господь сделал для них, сообщить уже явленные над ними опыты Божественного водительства. А в прошедшем сколько они видели для себя полезных указаний относительно будущего! Какое подкрепление и ободрение они находили для себя во взаимном доверчивом раскрытии сердечных желаний, забот, радостей и надежд! Быстро шли дни за днями, и когда минуло около трех месяцев благодатного свидания, Пресвятая Дева собралась в обратный путь. Ей так было приятно в доме Елисаветы, что Она, кажется, только для уклонения от глаз любопытных людей, которыми вскоре должен быть наполниться дом Захариин по случаю рождения ему сына, решилась оставить Елисавету. Пресвятая Мария возвратилась в дом Свой – в Назарет.

Рождество Иоанна Предтечи

Лк. 1, 57–80

Многими завесами до времени, по выражению святителя Иоанна Златоустого, «сокрываемо было рождение Христово», – и святая тайна была открываема с великой постепенностью. Когда Елисавета родила обещанного сына, была снята печать молчания с уст престарелого священника. В этом неожиданном рождении младенца от неплодной в старости все соседи и родственники видели особенную милость Божию к благочестивой чете и радовались с нею. В восьмой день по рождении обыкновенно происходило у иудеев обрезание младенцев мужеского пола, по закону Моисееву (Лев. 12, 3), основанному на повелении Божием Аврааму (Быт. 17, 9 и след.), причем нарекали имя новорожденному (ср. Быт. 21, 3–4). Родственники и знакомые, собравшиеся в доме Захарии для этого обряда, не зная того, что имя уже наречено Ангелом еще до рождения младенца, хотели назвать его именем отца. Передал ли Захария знаками или на письме своей престарелой жене о явлении ему Ангела и о повелении наречь младенца Иоанном, или, что вероятнее, «Елисавета, как Пророчица, – по выражению блаженного Феофилакта, – прорекла об имени», она решительно воспротивилась намерению своих родных и знакомых и желала назвать младенца Иоанном. Т. к. присутствовавшие настаивали на своем, говоря, что имени Иоанн нет во всем родстве Елисаветы, то решение спора предоставили самому Захарии и знаками спрашивали его, как назвать младенца? Удивительным казалось желание Елисаветы, но еще удивительнее было то, когда и Захария написал на поданной ему дощечке: Иоанн будет имя ему. Но онемевший священник не только написал, но и проговорил, потому что, – замечает святитель Григорий Богослов, – «неприлично было молчать отцу гласа, когда глас уже происшел, но как неверие гласу связало язык, так явление гласа должно было разрешить отца, которому и благовествован, и родился сей глас и светильник, предтеча Света и Слова». Видя исполнение слов Ангела, Захария совершенно освобождается от неверия; «немой в продолжение девяти месяцев, письменно утверждает он для новорожденного незнакомое и оспариваемое имя Иоанна, т. е. благодатнаго, и сим делом веры загладив вину неверия, за которую наказан был немотою, тотчас получает употребление языка. В сие время душа его исполняется чистою радостью; чистая радость проницается небесным вдохновением; его девятимесячные безмолвные помышления превращаются в живые чувствования и предчувствия; все сие вместе изливается из переполненной души: Захария говорит, а Дух Божий в нем пророчествует» (свт. Филарет Московский).

В пророческом воодушевлении Захария видит Мессию как бы уже пришедшим и совершившим дело искупления людей, по древнему обетованию Божию (ст. 68–75), и, обращаясь к своему младенцу, пророчески предуказывает особенное призвание его (ст. 76–79). Первыми словами его были слова благодарения и славословия Богу за обетованное и давно уже чаемое спасение человечества: благословен Господь Бог Израилев, яко посети и сотвори избавление людем Своим, и воздвиже рог спасения нам в Дому Давида отрока Своего. Посещение – это и есть воплощение Сына Божия, Который один только мог сотворить избавление, представив правосудию Божию довлеющее удовлетворение Кровию Своею, пролитою за живот мира; Он только мог послужить для всех верующих рогом спасения, – образ, взятый от рога жертвенника в храме, служившего убежищем для преступников (3 Цар. 1, 50; 2, 28; 1 Макк. 10, 43). Этот спасительный рог воздвигнут в Дому, т. е. роде Давида, от которого по плоти надлежало произойти Мессии. И как все это согласно с данными Богом обетованиями и предсказаниями: якоже глагола усты святых сущих от века пророк Его, спасение от враг наших и из рук всех ненавидящих нас, сотворити милость со отцы нашими и помянути завет святый Свой, клятву еюже клятся ко Аврааму отцу нашему, дати нам, без страха, из руки враг наших избавлъшимся, служити Ему преподобием и правдою пред Ним вся дни живота нашего. С пришествием Мессии обетование, данное Аврааму с клятвою (Быт. 22, 16–18), исполнено, и все верующие, истинные чада Авраама (Гал. 3, 7), могут невозбранно благоугождать Богу преподобием, т. е. праведностью пред Ним, и правдою, т. е. справедливостью к людям. В Царстве Мессии новый Израиль, освободившись от плена греховного (Рим. 6, 16. 20), будет служить Богу в правде и в преподобии истины (Еф. 4, 24). Ближайшее отношение к этому царству имеет родившийся младенец, к которому Захария направляет свою речь: и ты, отроча, Пророк Вышняго наречешися, предъидеши бо пред лицем Господним уготовати пути Его, дати разум спасения людем Его, во оставление грех их, милосердия ради милости Бога нашего, в них же посетил есть нас Восток свыше, просветити во тме и сени смертней седящия, направити ноги наша на путь мирен. Особенностью служения Иоанна будет предшествие Господу и приготовление людей к принятию Его, подобно тому, как утренняя звезда или рассвет зари предвещает восход сияющего солнца. Захария уже созерцает в духе это восходящее Солнце Правды (Мал. 4, 2) – имеющего родиться от Пресвятой Девы Господа Иисуса Христа, Который воистину будет Восток свыше (Иер. 23, 5; Зах. 3, 8; 6, 12; ср. Ин. 1, 9) для всех путников земных, во тьме духовной ночи сбившихся с пути и ждущих утреннего рассвета, чтобы найти верную дорогу и направиться к своей цели твердыми стопами.

Слух о чудном рождении необыкновенного младенца распространился далеко за пределы города, где жила престарелая чета: по всей нагорной стране иудейской рассказывали о том, что произошло в доме Захарии. Все слышавшие чувствовали благоговейный страх пред обнаружением всемогущей силы Божией и в недоумении спрашивали друг друга: что убо отроча сие будет} Ответ на этот вопрос был сокрыт в будущем, которое в общих чертах предызображено в пророческих словах Ангела и самого Захарии. Младенец, хранимый Промыслом Божиим для своего великого служения, возрастал телом и укреплялся духом.

Открытие святой тайны Иосифу

Мф. 1,18–25

По возвращении Девы-Богоматери из дома Захарии признаки Ее святого чревоношения делались более и более заметными для праведного Иосифа. Он, по замечанию святого Прокла, «не знал тайны, происходившей в Деве, не знал, какого чуда будет служителем, не знал, что от обрученной ему родится Христос, предреченный пророками, не воображал, что может соделаться храмом Божиим составленная из чистой персти; сокрыто было от него, что второй Адам будет образован руками Господа опять из девственного рая». «Буря помышлений сумнительных», по выражению церковной песни, восстала в душе святого старца, когда он заметил положение Приснодевы Марии. В страшном волнении духа он «увидел Марию, – говорит тот же святой Отец, – и уязвилось сердце его; увидел непразднство и считал тайну чистоты потерянною: увидел Имущую во чреве и впал в величайшее смущение, предполагая Ее обольщенною». «Мария! – так выражает чувства его церковная песнь, – что это сделалось с Тобою? Недоумеваю, удивляюсь и ужасаюсь! Мария что это сделалось с Тобою? Вместо чести Ты принесла мне позор, вместо радости – печаль, вместо похвалы – укоризну. Как стерпеть мне упреки людей? Я принял Тебя непорочною из храма из рук священников – и что же теперь вижу?» Так праведный Иосиф, не ведая тайны Божией, сетует и смущается, и «это неведение, по замечанию святого Прокла, нельзя ставить в вину праведному мужу, потому что таинство было столь недоступно для человеческого ума и сверхъестественное рождение столь необычайно, что и сама Пресвятая Дева удивилась слову Архангела: радовалась о Воплощающемся, но возражала говорящему с Нею». Пресвятая Дева не могла не заметить смущения своего обрученника, но не решалась объяснить ему тайну Благовещения без особой на то воли Божией, тем более что Иосиф как бы был отстранен от этой тайны самим благовестником, умолчавшим о нем. Притом Она «думала, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – что не уверит жениха, сказав о необыкновенном деле, а напротив, огорчит, подав мысль, что прикрывает сделанное преступление». Признавая открытие тайны неуместным, Она не могла не видеть и того, какой опасности подвергало Ее молчание, и в этом трудном положении единственным успокоением для Нее была уверенность, что Сам Господь, Которого делу Она служит, найдет наилучшее средство вывести Ее из затруднения и предохранить от опасности.

42
{"b":"257529","o":1}