ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не надеясь на свои слабые силы, Иосиф взял с собой своего сына Иакова, который впоследствии был назван братом Господним.

Евангелист умалчивает об обстоятельствах бегства в Египет Святого Семейства, а также и о пребывании там, замечая, что возвращение оттуда последовало по смерти Ирода. Но т. к. Ирод умер вскоре после Рождества Христова, то очевидно, что и время пребывания Богомладенца в Египте было непродолжительно.

Избиение Иродом младенцев

Мф. 2, 16–18

Вто время, как Богомладенец был вне опасности, в Вифлееме и окрестностях его совершилось событие, поразительное по жестокости даже и после тех злодеяний, которыми запятнал себя мрачный и подозрительный властитель Иудеи. Отпустив волхвов в Вифлеем, Ирод с нетерпением ожидал известия от них о новорожденном Царе. Но ожидания его были напрасны: волхвы не возвращались, так что Ирод, быть может, первый раз в жизни со стыдом должен был сознаться, что задуманная им хитрость не удалась. В гневе, считая себя осмеянным волхвами, он решился достигнуть своей цели во что бы то ни стало – ценою крови множества невинных младенцев. Всегда жестокий и кровожадный, в последние годы своей жизни этот царь, преследуемый призраками умерщвленных им жертв, терзаемый совестью, предался беспредельной лютости, и по своей мстительности, «не желая упустить виновных, часто – как говорит иудейский историк – неистовствовал против невинных». Сообразив слышанное от волхвов о времени появления звезды на Востоке, он дал жестокое повеление истребить в Вифлееме и окрестностях его всех младенцев мужеского пола, начиная с двухлетнего возраста. Синедрион указал место рождения Христа в Вифлееме, но Ирод распространил свое повеление и на окрестности, и на двухлетний возраст, для того чтобы вернее погубить искомую жертву.

Вифлеемские поля, на которых недавно слышалось пение Ангелов, славословивших воплощение Сына Божия, огласились стонами и воплями невинных страдальцев. Какая резкая перемена! Тогда – мир и радость, теперь – ужас и кровь. «Кто может описать вифлеемское бедствие? – восклицает святитель Григорий Нисский. – Какой повествователь в состоянии изобразить страдание, – это всеобщее рыдание, этот жалостный вопль детей, матерей, родственников, отцов? Кто представит это ужасное бедствие во всех видах его, со всеми подробностями»? Так предвечный Младенец, восприявший наше естество, с самого рождения Своего уже страждет страданиями избиенных за Него; да и самые младенцы вифлеемские, крещенные не водою, а кровью, явились в преддверии Христианской Церкви предтечами тех мучеников, которые кровью своею свидетельствовали Христову истину. Они, будучи невинны, страдали не за грехи, которых не имели, но, по замечанию блаженного Феофилакта, «для умножения венцов». «Если нет грехов, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – то за здешние страдания там воздается награда; Бог немалую предлагает им награду за то, что они лишились жизни по такой причине, иначе Он и не попустил бы ранней их смерти».

Евангелист Матфей заключает повествование об избиении вифлеемских младенцев следующими словами: тогда сбыстся реченное Иеремием пророком, глаголющим: глас в Раме слышан бысть, плач, и рыдание, и вопль мног: Рахиль плачущися чад своих, и не хотяше утешитися, яко не суть. Это место взято из книги пророка Иеремии (31, 15) по переводу 70-ти толковников. Близ Рамы полководец вавилонского царя Навуходоносора Навузардан собрал иудеев, взятых в плен, для того, чтобы отвести их в Вавилон (40, 1). Городок Рама находился во владениях потомков Вениамина, сына патриарха Иакова от Рахили (Нав. 18, 25), – и вот Пророк во вдохновенной речи представляет прародительницу неутешно рыдающею о насильственном удалении потомков ее из отечества. Но этот же пророчественный плач, огласивший высоты Рамы, раздался, по изображению евангелиста, в Вифлееме и его окрестностях при другом, более печальном, событии – избиении младенцев. Хотя Вифлеем находился в колене Иудином (Суд. 17, 7, 9; 19, 1), но имя Рахили соединяется с именем этого города, потому что она умерла в окрестностях его (Быт. 35, 19), и гроб ее до сего времени показывают к северу от города в недальнем расстоянии. Плакала, горько плакала Рахиль, когда уводили потомков ее в далекую и чуждую страну, но болезненные вопли ее и рыдания еще сильнее, печаль ее еще неутешнее, когда безжалостно убивали детей ее по повелению жестокого иноземца, овладевшего престолом Давида и Соломона. Скоро все смолкло в Вифлееме и окрестностях его; ужасное дело совершилось, и настало молчание смерти. По преданию, погибло 14000 младенцев. В Вифлееме, в пещере, до сих пор хранятся косточки, черепа этих первых мучеников за Христа.

После вифлеемского кровопролития Ирод жил недолго. Он умирал медленной смертью от мучительной болезни, которую современники считали наказанием Божиим, посланным ему за совершенные им злодеяния.

По смерти Ирода римский кесарь разделил владения его на три округа, под названием эфнархий, и вверил их трем сыновьям его. Архелай получил в управление собственно так называемую Иудею и Самарию, с присоединением Идумеи, Антипа – Галилею и Перею, а Филипп – Ватанею, Трахонитиду и Авранитиду. Архелай начал свое правление умерщвлением трех тысяч граждан, так что подданные принесли на него жалобу в Рим, оставшуюся на этот раз без последствий. Иосиф Флавий, которого нельзя заподозрить в недоброжелательстве к Иродову семейству, описывает царствование Архелая самыми мрачными красками. Через десять лет иудеи, будучи не в силах сносить долгие его жестокости и насилия, вторично жаловались кесарю Августу, который, вызвав Архелая в Рим и найдя его виновным, сослал в Галлию, а округ, бывший в управлении его, обратил в римскую провинцию. От этого времени самостоятельность Иудейского царства кончилась и оно вошло в состав Римской империи. Хотя иудейские цари еще со времени последних Маккавеев зависели от кесаря, но, несмотря на это подчинение, можно сказать, личное, власть их была велика, и народ почти не чувствовал римского ига. Цари сами издавали законы, заведовали гражданским судом, собирали подати, объявляли войну и заключали мир. Но по обращении Иудеи в провинцию с подчинением римскому прокуратору в зависимости от сирийского проконсула, вся власть перешла к этим правителям, а евреям, для решения дел меньшей важности, оставлены были неприкосновенными синедрион и низшие судилища, на том же основании, как Сицилии и некоторым городам Италии позволено было жить по своим законам, но под верховною властью римского сената и кесаря.

Возвращение из Египта

Мф. 2, 15, 19–23

Бегство в Египет и возвращение оттуда Богомладенца евангелист поставляет в связи с пророчеством Осии: из Египта воззвах Сына Моего (Ос. 11, 1). В прямом смысле эти слова относятся к изведению израильтян из Египта при Моисее, и сыном Божиим здесь называется избранный народ Божий. Но т. к. древний Израиль во многих отношениях прообразовал Лицо Иисуса Христа и события новозаветные, то эти же самые слова, в смысле таинственном, прилагаются к воплощенному Сыну Божию. Израиль был не только сыном, но и первенцем Божиим (Исх. 4, 22) между всеми другими народами. – Иисус Христос также есть Истинный, Единородный и Первородный (Евр. 1, 6) Сын Божий; израильтяне «шли в Египет, убегая от голодной смерти, а Христос – избегая смерти, приготовляемой коварством» (свт. Иоанн Златоуст), – и когда они, воззванные оттуда Богом возвращались в землю обетованную, то, по замечанию святого Отца, «представляли образ возвращения Христова».

Когда Ирод вскоре по избиении вифлеемских младенцев умер, Ангел Господень во сне явился Иосифу в Египте и сказал: востав, пойми Отроча и Матерь Его, и иди в землю Израилеву: изомроша бо ищущий души Отрочате. «Не говорит: бежи, но иди, потому что страха уже не было» (блж. Феофилакт), не стало жестокосердного и подозрительного гонителя, который преследовал Христа; теперь можно было идти неспешно, делая на пути остановки для необходимого отдыха Младенца и Матери. Слова Ангела были исполнением обещания, данного Иосифу еще до удаления Святого Семейства в Египет, – возвестить ему о миновании опасности для Богомладенца, а поэтому праведный старец немедленно последовал наставлению свыше, – взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву. Но известие, что в Иудее воцарился вместо Ирода сын его Архелай, не менее жестокий и кровожадный, показывало, что опасность еще не миновала, а посему Иосиф убоялся туда идти. По избиении Иродом вифлеемских младенцев Архелай думал, – замечает святитель Иоанн Златоуст, – «что все уже кончилось и что между многими убит и Тот, Кого искали»; прибытие же в Иудею и Вифлеем Богомладенца, оглашенное молвою, могло возбудить подозрительность нового правителя и вызвать с его стороны новое покушение. Притом дальнейшее пребывание Иисуса Христа в местах, прославленных Рождеством Его и принесением в храм, – там, где уже было много людей, видевших Спасителя или слышавших о Нем, не согласовалось с тою прикровенностью, которою премудрость Божия до известного времени облекала тайну нашего спасения. Иисус не прежде должен быть явиться Мессиею, как по достижении совершенного возраста: ранее знакомство с Ним могло бы дать много поводов к мелочным сомнениям, которые служили бы препятствием вере в Него как Спасителя. «На жителях Назарета, – говорит отечественный ученый, – ясно можно видеть, как много возбуждало их против Иисуса то, что они знали Его, – знали как младенца, знали как отрока, знали как юношу, знали как сына Плотникова, знали как брата и родственника обыкновенных людей. Можно думать, что этот предрассудок распространился бы еще далее, когда бы те, которые в Иерусалиме радовались рождению Его как рождению Мессии, видели Его каждодневно, знали Его в отроческие и юношеские лета, – и через столько времени не примечали в Нем ничего, соответствующего их ожиданиям. Могли ли они сделаться способнее признать в Нем Его Божественное достоинство на тридцатом году Его жизни, когда столько лет не примечали следов оного? Нет. Ищущий всегда чудес и знамений иудей в Иерусалиме при столь продолжительном знакомстве с Иисусом столь же мало, как и житель Назарета, мог сохранить те великие надежды, которые с Ним соединяли, когда Симеон и Анна о Нем говорили и искали Его чужестранные мудрецы».

49
{"b":"257529","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Зург : Я – выживу. Становление. Империя
Экстремальный тайм-менеджмент
Анатомия одной семьи
Быстрый английский: самоучитель для тех, кто не знает НИЧЕГО
Мой продуктивный год: Как я проверил самые известные методики личной эффективности на себе
Мастер войны : Маэстро Карл. Мастер войны. Хозяйка Судьба
Волчьи игры
Дикий гормон. Удивительное медицинское открытие о том, как наш организм набирает лишний вес, почему мы в этом не виноваты и что поможет обуздать свой аппетит