ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ответы Иоанна привели священников и левитов в недоумение: было для всех очевидно, что это – необыкновенный человек, и между тем он – не Мессия, не Илия, даже не пророк. Кто ecu? – сказали они, да ответ дамы пославшим ны: что глаголеши о тебе самом? В ответе своем Иоанн указал на свое истинное значение Предтечи Мессии: аз глас вопиющаго в пустыни: исправите путь Господень, якожерече Исайя пророк (Ис. 40, 3). Но посланные, как замечает евангелист, были из фарисеев, которые считались особенно строгими ревнителями старческих преданий и блюстителями веры. Ответ Иоанна был ими не понят. Они знали, что древние пророки очищение народа соединяли с временами Мессии (Иез. 36, 25; 37, 23; Зах. 13, 1), а посему крещение Иоанна служило неразрешимою загадкою для этих поборников внешних омовений и очищений (Мк. 7, 2–4). Что убо крещаеши, спросили они, аще ты неси Христос, ни Илия, ни пророк? – и этим вопросом дали Иоанну повод еще полнее выяснить относительное значение своего лица и крещения. Аз крещаю водою, посреде же вас стоит, Егоже вы не весте, – «Христос, обыкновенно, вмешивался в толпу народа, как человек простой» (свт. Иоанн Златоуст). Той есть грядый по мне, Иже предо мною быстъ, Емуже несмъ аз достоин, да отрешу ремень сапогу Его. Не в первый раз Иоанн произносил это свидетельство об Иисусе Христе, но и теперь он высказал свое служебное отношение к Лицу Богочеловека в одних и тех же выразительных образах. Предо мною быстъ, по объяснению святителя Иоанна Златоуста, значит: «Он досточтимее, славнее меня», как господин в сравнении с последним своим слугою. И этот Мессия, давно ожидаемый, уже явился, пришел к народу израильскому, живет и ходит между людьми, хотя еще принят и узнан только немногими.

Из последних слов Предтечи фарисеи могли понять, что сам Иоанн обращает главное внимание их не на себя, а на Идущего за собою. Правда, такой ответ не вполне соответствовал их ожиданиям, потому что возбуждал еще новый вопрос о том Лице, на Которое указывал Иоанн, но, отлагая решение этого вопроса на будущее время, они возвратились в Иерусалим.

Свидетельство Иоанна Крестителя о Христе как Искупителе

Ин. 1, 29–34

На другой день после разговора с посланными от синедриона Иоанн Креститель, увидев Иисуса Христа, идущего к себе, указал в Нем Искупителя, Который приносит Себя в очистительную жертву за грехи людей. После неясных намеков Симеона Богоприимца (Лк. 2, 34–35) это – первое, хотя еще прикрытое образом, учение об искупительной смерти Богочеловека. Се Агнец Божий, вземляй грехи мира! – восклицал Иоанн в слух всего собравшегося к нему народа. Иоанн указывает Его и говорит: се, по толкованию святителя Иоанна Златоуста, «выражая сим, что Он есть Тот, Кого издавна ожидали и называет Его Агнцем, припоминая иудеям пророчество Исайи (Ис. 53, 7) и прообразование из времен Моисея (Исх. 12,46; Ин. 19, 33; 1 Кор. 5, 7), чтобы через прообраз ближе привести их к истине. Но агнец ветхозаветный не принимал на себя никогда ничьих грехов, а Сей принял грехи всего мира, ибо избавил его от гнева Божия, когда ему угрожала погибель». В этом же смысле впоследствии и святые апостолы называли Иисуса Христа Агнцем непорочным и пречистым (1 Пет. 1, 19), Агнцем, заколенным от сложения мира (Откр. 5, 12; 13, 8), т. е. в Предвечном Совете Пресвятой Троицы предназначенным в жертву искупления. Сей есть, о Нем же аз рех, – продолжал Креститель, – по мне грядет Муж, Иже предо мною быстъ, яко первее мене бе, и для устранения всякого подозрения в соглашении или «в пристрастии ради родства» (свт. Иоанн Златоуст) внушал, что он свидетельствует о Христе по указанию свыше: аз не ведех Его, потому что «все время жил в пустыне, вне отеческого дома», но даявится Израилеви, сего ради приидох аз водою крестя, – видех Духа сходяща яко голубя с небесе, и пребыстъ на Нем; и аз не ведех Его, но Пославый мя крестити водою, Той мнерече: над Негоже узриши Духа сходяща и пребывающа на Нем, Той есть крестяй Духом Святым; и аз видех, и свидетелъствовах, яко Сей есть Сын Божий, – удостоверился сам и торжественно пред всеми засвидетельствовал эту истину.

Начатки веры

Ин. 1, 35–51

На другой день после торжественного свидетельства об Иисусе Христе как об указанном Самим Богом Искупителем Предтеча опять стоял на берегу Иордана, занимаясь проповедью и крещением и с ним были два ученика его. Из них один был Андрей, а другой, без сомнения, святой евангелист Иоанн, который, повествуя о себе, обыкновенно не называет своего имени (13, 23; 18, 15; 19, 26; 20, 3; 21, 20). К такому заключению приводит и чрезвычайная наглядность рассказа, показывающая, что святой апостол Иоанн Богослов был участником и очевидцем событий, которых даже малейшие черты не исчезли из памяти его в течение многих лет, протекших до написания Евангелия.

Увидев идущего Иисуса, Предтеча опять сказал: се, Агнец Божий! – слова краткие, но выразительные и понятные после вчерашнего свидетельства. Проповедник покаяния знал, как действовать на души людей: «он принужден был повторять одно и то же, как бы грубую и затверделую землю смягчая новою запашкою и словом, как бы плугом, поднимая подавленную душу, чтобы бросить семена в глубину ея» (свт. Иоанн Златоуст). В самом деле, слова эти глубоко запали в души учеников: слыша от своего учителя, что Иисус есть Мессия, они решились следовать за Ним «не из пренебрежения к своему учителю, но наиболее из послушания, потому что Иоанн предрекал о Нем, что Он будет крестить Духом Святым». Когда они пошли за Иисусом, то Он, обратясь, кротко спросил: чесо ищета? – спросил не для того, чтобы узнать то, что по всеведению Своему знал, но «чтобы вопросом еще более приблизить их к Себе, сообщить им более дерзновения и показать, что они достойны собеседовать с Ним». Желая поговорить с Ним в уединении, послушать Его и научиться от Него, они сами спросили Его: Равви, т. е. Учитель, где живеши? Иисус Христос, по Собственному выражению, не имел, где главу подклонити (Лк. 9, 58), т. е. не имел постоянного пристанища, и теперь жил вероятно, в доме какого-либо друга, а посему пригласил их идти и посмотреть Свое жилище. Неизвестно, где было это жилище, в которое привел Он Своих первых последователей, но то несомненно, что посещение Господа принесло им величайшую пользу. Они пробыли у Него весь тот день и, по выражению святителя Иоанна Златоуста, «насладились Его учением в таком обилии и с такою охотою, что немедленно оба пошли привлекать и других ко Христу». И первый, с кем спешит Андрей после этой беседы поделиться своею радостью, был брат его Симон, имевший еще другое имя – Петр. Обретохом Мессию! – В этих знаменательных словах высказалась душа, «томившаяся желанием видеть Христа, ожидавшая сошествия Его свыше, исполненная радости, когда предмет ее ожидания явился, спешившая радостную весть об этом сообщить другим» (свт. Иоанн Златоуст).

Для окончательного убеждения Андрей привел своего брата к Господу Иисусу Христу, Который, взглянув на него взором Сердцеведца, сказал: ты вси Симон, сын Ионин; ты наречешися Кифа, т. е. Петр. Здесь, по замечанию святителя Иоанна Златоуста, «предречение соединено с похвалою»: при одном взгляде на будущего апостола Господь уже читал судьбу его, предвидел непоколебимую твердость веры его и нарек ему имя, выражавшее свойства его души: Петр значит камень.

Из страны иорданской, где теперь Иисус Христос был, Он восхотел идти в Галилею, чтобы там, где прошли годы Его младенчества, отрочества и юности, между народом, ходящим, по выражению Пророка, во тьме и живущим во стране и сени смертней (Не. 9, 2), начать Свое великое служение. Эта страна, хотя и слыла языческою (Мф. 4, 15), свидетельствовала о своей готовности к приятию Света истины тем, что первые ученики Иисуса Христа – Андрей, Иоанн, Петр были родом из Галилеи, именно из Вифсаиды, находившейся на берегу Галилейского озера. От них-то, вероятно, услышал о Христе и Филипп, происходивший из того же города: он принадлежал к числу людей, ожидавших пришествия Христова и часто размышлявших о том, что писали Моисей и другие пророки. Два слова Господа: гряди по Мне – произвели свое действие, и Филипп сделался ревностным последователем Христовым: «Христос знал, кто будет для Него благопотребен» (свт. Иоанн Златоуст).

59
{"b":"257529","o":1}