ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
2.

Спасение человеческого рода, для которого вочеловечился и пострадал Сын Божий – Господь наш Иисус Христос, Он называет делом, преданным Ему для совершения от Бога Отца (Ин. 4, 34; ср.

17, 4). Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный (3, 16). Во исполнение предвечного совета Пресвятой Троицы прииде Сын Человеческий взыскати и спасти погибшаго (Мф. 18, 11; Лк. 19, 10), прииде в мир грешники спасти (1 Тим. 1, 15), явися, да грехи наша возьмет-и разрушит дела диавола (1 Ин. 3, 5, 8), так что Он бысть нам премудрость от Бога, правда же и освящение и избавление (1 Кор. 1, 30), и несть иного имене под небесем, данного в человецех, о немже подобает спастися нам (Деян. 4, 12). Имя Иисус наречено Ему еще до рождения и в переводе с еврейского языка означает Спаситель: родит Сына, сказал Ангел Иосифу о Пресвятой Деве Марии, и наречеши имя Ему Иисус, Той бо спасет люди Своя от грех их (Мф. 1, 21; ср. Лк. 1, 31). Спасителем нарек Его Ангел и по рождестве, благовествуя пастырям вифлеемским: се бо благовествую вам радость велию, яко родися вам днесь Спас, Иже есть Христос Господь (Лк. 2, 10, 11). Имея в виду дело нашего спасения, совершенное Господом Иисусом Христом, святые апостолы называли Его также Спасителем миру (1 Ин. 4, 14), Начальником жизни (Деян. 3, 15) и спасения (Евр. 2, 10).

Для того чтобы совершить наше спасение, Сын Божий Себе умалил, зрак раба приим, в подобии человечестем быв и образом обретеся якоже человек, смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя (Флп. 2, 7, 8). Это умаление Сына Божия, называемое в Священном Писании также днями плоти (Евр. 5, 8) и страстями (1 Пет. 1, 11), а на богословском языке – состоянием уничижения или истощания, объемлет всю земную жизнь Господа Иисуса Христа и особенно выразилось в страданиях Его и крестной смерти. По бесконечной любви Своей к падшему человеку Он воспринял не часть, но всего человека и все человеческое, кроме греха, и потому испытал и бедность, и скорби, и болезни, и смерть, что и было необходимо в Домостроительстве нашего спасения, как говорит Он Сам: подобаше пострадать, Христу и внити в славу Свою (Лк. 24, 26). «Если бы Он пребыл на Своей высоте, – замечает святитель Григорий Богослов, – если бы не снисшел к немощи, если бы остался тем, чем был, соблюдая Себя неприступным и непостижимым, то, может быть, не многие бы последовали за Ним, даже не знаю, последовали ли бы и немногие. Но поелику Бог нас ради истощается и нисходит (под истощанием же разумею истощание, как бы ослабление и умаление славы), то и делается чрез сие постижимым». Впрочем, слава Господа просиявала в самом величии уничижения и страданий Его, открывавших такую бездну Божественной любви к роду человеческому, какая не явлена была даже в творении. Ныне прославися Сын Человеческий, говорил Он пред страданиями Своими, и Бог прославися о Нем (Ин. 13, 31). «Что это за таинство о мне? – размышляет тот же вселенский учитель. – Я получил образ Божий и не сохранил его; Он воспринимает мою плоть, чтобы и образ спасти, и плоть обессмертить. Он вступает во второе с нами общение, которое гораздо чуднее первого, поелику тогда даровал нам лучшее, а теперь восприемлет худшее, но сие боголепнее первого, сие выше для имеющих ум». Это уничижение Господь Иисус Христос восприял ради нас, «восприял худшее, чтобы дать лучшее, обнищал, чтобы нам обогатиться Его нищетою; принял зрак раба, чтобы нам получить свободу; снисшел, чтобы нам вознестись; был искушен, чтобы нам победить; потерпел бесславие, чтобы нас прославить; умер, чтобы спасти; вознесся, чтобы привлечь к Себе долу лежащих в греховном падении».

Господь наш Иисус Христос совершил наше спасение тем, что А) научил нас истинному Боговедению и показал пример святой жизни, Б) крестного смертию удовлетворил за нас правде Божией и примирил нас с Богом и В) разрушил державу смерти и ада и отверз нам двери Царства Небесного. Это тройственное служение Иисуса Христа спасению людей на богословском языке называется пророческим, первосвященническим и царским. Оно прообразовано в Ветхом Завете лицами пророков, первосвященников и царей, которые были помазуемы на свое служение священным елеем (3 Цар. 19, 16; Исх. 30, 30; 1 Цар. 10, 1; 16, 13), а посему Господу в собственном и преимущественном смысле усвояется имя Христа, то есть Помазанника, которое приписывали Ему еще ветхозаветные пророки (Мессия, см. Пс. 2, 2; Ис. 61, 1; Дан. 9, 24).

А. Бога никтоже виде нигдеже: Единородный Сын, сый в лоне Отчи, Той исповеда (Ин. 1, 18). Хотя древле Бог многочастне и многообразие глагола во пророцех, но в последок дний глагола в Сыне (Евр. 1, 1, 2), Который преподал нам Евангельский закон. Научение людей истине Господь Иисус Христос считал существенной частью Своего служения: Аз на сие родихся и на сие приидох в мир, да свидетельствую истину (Ин. 18, 37), потому что, как Сам изрек в молитве к Отцу Своему, се есть живот вечный, да знают Тебе Единаго Истиннаго Бога, и Егоже послал вси Иисус Христа (17, 3). Он называл Себя светом миру (Ин. 12, 46; 8, 12; 9, 5), единственным Учителем и Наставником (Мф. 23, 8, 10; Ин. 13, 13). Учение Свое Он излагал способом, соответствовавшим понятиям слушателей (Мк. 4, 33), и притом со властию (Мф. 7, 29), подтверждая Свое Божественное посланничество (Ин. 8, 26; 12, 49) знамениями и чудесами, ихже ин никтоже сотвори (15, 24; 5, 36) и в которых Он проявил власть не только над природою, но и над силами ада. Проповедал Евангелие Царствия (Мф. 4, 23), Он был славим всеми (Лк. 4, 15) и почитаем за Пророка, пришедшего в мир научить людей (Ин. 6, 14), сильнаго делом и словом пред Богом и всеми людьми (Лк. 24, 19). Святые апостолы также называли Господа Иисуса Христа Учителем и Наставником (Ин. 13, 13), Светом истинным, Иже просвещает всякаго человека, грядущаго в мир (1, 9) и исповедовали: вемы, яко Сын Божий прииде, и дал есть нам свет и разум, да познаем Бога истиннаго, и да будем во истиннем Сыне Его Иисусе Христе (1 Ин. 5, 20).

Господь наш Иисус Христос и Сам непосредственно, по выражению евангелистов, проповедовал много и проносил слово (Мк. 1, 45), проходя грады вся и веси (Мф. 9, 35) и благовествуя Царствие Божие (Лк. 8, 1), и потом, видя, что жатва многа, делателей же мало (Мф. 9, 37), избрал из числа верующих двенадцать апостолов (Лк. 6, 13) и семьдесят учеников (10, 1), которых также послал на проповедь. По воскресении Своем Он дал им такое полномочие: якоже посла Мя Отец и Аз посылаю вы (Ин. 20, 21), и такую заповедь: шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари (Мк. 16, 15). По вознесении Его на небо, облекшись силою свыше (Лк. 24, 49) – силою Святаго Духа, святые апостолы проповедали учение Христово по всей земле, возвестили всем народам (Рим. 10, 18), и устно, и письменно предали Церкви на все времена (2 Сол. 2, 15).

Взамен закона Моисеева, который был только пестуном во Христа (Гал. 3, 24) и сению грядущих благ (Евр. 10, 1), Господь преподал нам совершеннейший Закон Евангельский. Хотя Он Сам приходил в храм Иерусалимский (Ин. 2, 13, 14; 7, 14; 8, 1) и подчинялся заповедям Ветхого закона (Лк. 2, 21, 23, 39), да подзаконныя искупит (Гал. 4, 5), но в беседе с Самарянкою ясно изрек: жено, веру Ми ими, яко грядет час, егда ни в горе сей, ни во Иерусалимех поклонитеся Отцу, – грядет час и ныне есть, егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною (Ин. 4, 21, 23); на Тайной же Вечере, установляя Таинство Причащения на все времена (1 Кор. 11, 26), Он назвал Свой завет новым: сия чаша Новый Завет Моею кровию (Лк. 22, 20; ср. Исх. 24, 8). Святые апостолы по примеру Господа, действуя вначале с мудрою постепенностью (Деян. 3, 1), на Иерусалимском Соборе решили не возлагать иго закона Моисеева на выи учеников (15, 10, 28). Святой апостол Павел с особенною подробностию говорит об отмене Ветхого закона в посланиях к Римлянам, Галатам, Ефесянам, Колоссянам, Евреям, где он часто выражает ту мысль, что не оправдится человек от дел закона, но токмо верою Иисус Христовою (Гал. 2, 16). Обрядовые и гражданские постановления Ветхого Завета, привязанные к Иудее и Иерусалиму, уже не были пригодны для Христова учения, предназначенного для всей вселенной; только нравственные заповеди закона Моисеева, основанные на вечных и непреходящих истинах и в этом отношении сходные с Евангельскими заповедями (Втор. 6, 5; ср. Мк. 12, 30), получили в Новом Завете более полное толкование, как это видно особенно в Нагорной проповеди Спасителя (Мф. 5–7).

7
{"b":"257529","o":1}