ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Всеведущий знал, где и на какую землю пало семя Божественной проповеди Его, – знал и то, как ученики Его были приготовлены к великому служению своему. но из уст их желал слышать здесь, в пустыне, – вдали от молвы житейской, торжественное исповедание основной истины христианства.

По окончании молитвы, продолжая пустынный путь в селения кесарии Филлипповой, Иисус Христос предложил апостолам вопрос: кого Мя глаголют человецы быти, Сына Человеческаго? Мнения в народе о Христе были различны и все, по замечанию святителя иоанна Златоуста, «гораздо ниже надлежащего». люди не почитали Иисуса Христа обетованным и предвозвещенным Мессией, которого сами пламенно ожидали, но только предтечею, предваряющим пришествие Его, и притом одни думали, что это – воскресший иоанн креститель (Мф. 14, 2), другие принимали Его за илию (11, 14; 17, 10), иеремию или какого-либо из древних пророков (Лк. 9, 8), явившегося опять на земле для приготовления израильтян к имеющему открыться царству Мессии: ови убо (глаголют быти), отвечали апостолы, – Иоанна Крестителя; инии же – Илию; друзии же – Иеремию или – яко пророк некий от древних воскресе. – а вы, которые всегда со Мною были, видели Мои чудодействия и сами творили чрез Меня многие чудеса, – кого глаголете Мя быти? – спросил господь. тогда Петр, всегда пламенный в лике апостольском, уста апостолов, на вопрос, предложенный всем, отвечал от себя: Ты еси Христос, Сын Бога живаго. Это исповедание излилось от полноты души Петровой, проникнутой твердой, непоколебимой верой в Иисуса Христа как сына Божия, и высказывало общую веру апостолов, уже прежде признавших Его сыном Божиим (Мф. 14, 33). в кратких словах здесь выражена вся сущность христианства – «соединение двух естеств, которое для нашего спасения боголепно совершил в себе сын Божий» (преподобный исидор Пелусиот). Иисус Христос, по выражению преподобного иоанна Дамаскина, «как человек, предложил вопрос, а как Бог тайно умудрил и вдохновил» Петра, и ублажил за то, что не человеческие соображения внушили ему это исповедание, но сам отец небесный, который, будучи едино со Христом (ин. 10, 30), привлекает людей к вере в него (6, 44, 65). Блажен еси, Симоне, вар Иона, яко плоть и кровь не яви тебе, но Отец Мой, Иже на небесех, – и затем взор Богочеловека, простираясь в будущее, видит в твердой вере апостолов непоколебимое основание, которое послужит для общества последователей Евангельского учения утверждением и связью: и Аз глаголю тебе: яко ты еси Петр, и на сем камне созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей. Церковь представляется здесь под видом здания, основанного так прочно, что никакие враждебные силы, даже все силы ада, не возмогут поколебать ее. Продолжая образную речь, господь присовокупил, что Петру и апостолам будут вручены и ключи этого здания Божия, закрывающие и отверзающие вход, связующие и разрешающие: и дам ти ключи Царства Небеснаго, и еже свяжеши на земли, будет связано на небесех, и еже разрешиши на земли, будет разрешено на небесех. впрочем, господь строго повелел апостолам никому не говорить о том, что он – Христос: «он хотел, чтобы апостолы тогда уже начали проповедовать, когда очевидная истина проповедуемого и сила событий будут подтверждать слова их Духом святым» (свт. иоанн Златоуст). Должно «утвердить коренную истину, что всеобщее, глубочайшее основание, так же как и первый, краеугольный камень здания церковного, есть не иной кто, как Иисус Христос, Сын Бога живаго. и сам Петр положен в основание Церкви не прежде, как он положил в основание ее Христа» (свт. Филарет Московский). во многих местах священного Писания, и притом в выражениях, не допускающих какого-либо превратного тоЛк.вания, основанием и краеугольным камнем Церкви представляется глава ее – Иисус Христос (1 кор. 3, 11; Еф. 2, 20–22; Мф. 21, 42; Мк. 12, 10; Лк. 20, 17; Деян. 4, 11; Пс. 117, 22–23; ис. 28, 16). таким основанием и камнем почитает Иисуса Христа и апостол Петр, как свидетельствует в своем послании (1 Пет. 2, 4–8). господь Иисус Христос есть первоначальное, глубочайшее, единое, всеобщее, вечно непоколебимое, все на себе носящее основание святой Церкви. Посему святые отцы, изъясняя мысль обетования господня, разумеют под камнем не лице апостола, а исповедание его и твердую, как скала, веру во Христа или, еще яснее, самого господа, исповеданного Петром. с неподвижностью скалы, на которой могла бы основаться Церковь так прочно и твердо, чтобы и врата адова, т. е. самые напряженные усилия врагов, не одолели ее в самом Петре нельзя согласить ни троекратного отречения его от своего Учителя (Мф. 26, 64–75), ни всенародного обличения, сделанного ему апостолом Павлом (гал. 2, 11–14). впрочем, не будучи основным и краеугольным камнем Церкви, Петр ясно увидел cие основание и, как зиждемый камень, по выражению святителя Филарета Московского, «первый возлег на нем» и первый имел дерзновение проповедать Иисуса Христа иудеям (Деян. 2, 14) и язычникам (10, 34). Этому делу созидания Церкви послужили и другие апостолы, и даже древние пророки, предвозвестившие Христа, так что святой Павел говорит о Церкви, что она утверждена на основании апостол и пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу, о Немже всяко создание составляемо растет в Церковь святую о Господе (Еф. 2, 20–21). Bcе апостолы, включая и Петра, были не более, как слуги Христовы и строители таин Божиих (1 кор. 4, 1), и хотя некоторые, в том числе и Петр, по своему значению в среде верующих почитаемы были столпами (гал. 2, 9), но нет причины и повода усвоять кому-либо из них, например Петру, господственное и властное положение в Церкви. главным образом и обетование о ключах Царства небесного, или о власти вязать и решить, в лице Петра дано было всем апостолам, вместе с преемниками служения их на земле, что видно из следующих слов ииcyсa Христа, произнесенных немного после беседы с Петром: аминь глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси, и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех (Мф. 18, 18). Это – власть прощать и оставлять грехи, которую, по воскресении господа, получили от него все апостолы: дуну и глагола им: примите Дух Свят, имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите держатся (ин. 20, 22–23).

Из Евангелия видно, что власть совершать таинство Покаяния сообщена была в начале господом одним апостолам, а от апостолов перешла к их преемникам в Церкви, епископам и пресвитерам, но так, что священнослужители бывают только видимые орудия при совершении таинства, которое невидимо совершает через них сам Бог.

В 1054 г. произошла катастрофа – римская церковь отделилась от вселенской Церкви. Папа стал виновником разделения церквей и человечества. он присвоил себе непогрешимость, которой обладает только один Бог; произошла замена Христа человеком. Папа заменил все тело церковное, и критерием истины, по учению католиков, является не Дух святой, живущий в Церкви, а голос на римском престоле восседающего епископа.

Папа провозглашен католиками «наместником Христа и видимым главой всей Церкви», всех христиан. грех папства – в посягательстве на то, что принадлежит только Богу, что принадлежит Духу святому, живущему в Церкви.

Главой Церкви является только сам господь Иисус Христос. Той есть глава телу Церкви (кол. 1, 18). Поэтому никакой второй «видимой главы всей Церкви», являющейся телом Христовым, и «наместника Христа на земле» не существует.

В действительности папы никогда не обладали непогрешимостью в вопросах веры. известны многочисленные случаи, когда папы впадали в еретические учения и вероотступничество, отменяли или изменяли вероучения своих предшественников.

Католики ввели новые догматы, противоречащие евангельскому и апостольскому учению.

По учению католиков, Дух святой исходит не только от отца, но вместе от отца и сына.

Добавка «и от сына» – «filioque» была официально внесена в символ веры папой в 1014 г. односторонне, без обсуждения на вселенском соборе. господь наш Иисус Христос указал в прощальной беседе с учениками на исхождение святого Духа от отца: Дух истины, Иже от Отца исходит (ин. 15, 26). именно эта вера в исхождение святого Духа только от отца была засвидетельствована всей Церковью в никео-Цареградском символе веры (325 и 381 гг.). Православная Церковь учит, что Дух святой единосущен отцу и сыну, т. е. обладает (не присваивая ее себе) той же сущностью, что и отец, и сын; что он исходит от отца, т. е. получает свое ипостасное бытие от него одного, и почивает на сыне, сыном посылается в мир (Дух Утешитель, Егоже Аз послю вам от Отца. – ин. 14, 26), через сына преподается нам в Церкви и справедливо именуется как Духом отца, так и Духом сына.

30
{"b":"257530","o":1}