ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Окончив беседу, Господь Иисус Христос обратился к ученикам с напоминанием о том, о чем он неоднократно предсказывал им (Мф. 16, 21; 17, 22; 20, 18). Чтобы показать им, что идет на страдание, по выражению святителя Иоанна Златоуста, «все предвидя» и совершенно добровольно (Ин. 10, 18), он в этот раз определенно означил самый день смерти своей: весте, яко по двою дню Пасха будет и Сын Человеческий предан будет на пропятие.

День, в который Богочеловек в беседах в храме и на горе Елеонской открыл будущие судьбы Иерусалима, израиля и всего мира, – этот знаменательный день приближался к вечеру. Учитель и ученики встали и пошли в место ночного покоя.

Четвертый день – Великая Среда

Вечеря в доме Симона прокаженного

Мф. 26, 6–13; Мк. 14, 3–9

На другой день в вифании совершилось такое же знаменательное событие, какое произошло там за шесть дней до Пасхи в доме Лазаря (Ин. 12, 1–8). в этом событии, как и тогда, Господь указал особый глубокий смысл, предвещавший смерть и погребение Его. в вифании жил некто симон, один из искренних друзей и почитателей небесного Учителя. Хотя он и носил название прокаженного, но теперь, без coмнения, был свободен от проказы, иначе он, по закону Моисееву, не мог бы жить в своем доме и принимать гостей (Лев. 13, 46; Чис. 5, 2). Что удивительного, если он исцелен был от ужасной болезни тем безмездным врачом страждущего человечества, который ходил по селениям, благодетельствуя и исцеляя вся (Деян. 10, 38)? симон хотел воспользоваться представившимся случаем выразить своему Благодетелю сердечные чувства искренней любви, глубокого почитания и радостной благодарности и приготовил для него в своем доме вечерю, на которую пригласил вместе с Учителем и ближайших спутников Его – святых апостолов. Милосердная снисходительность господа, прославленного Друга мытарем и грешником (Лк. 7, 34), не отказывавшегося есть и пить с ними (Мф. 9, 11), не пренебрегшего и теперь приглашением прокаженного, внушила одной женщине мысль, что тот, кто «исцелил человека и очистил проказу, легко очистит и духовную ее нечистоту» (свт. Иоанн Златоуст). в сладостной надежде получить отпущение грехов и избавление от «духовной проказы», она решилась оказать господу почесть которая была оказана Ему прежде грешницею в дому симона фарисея (Лк. 7, 37, 38) и еще недавно Мариею, сестрою Лазаря (Ин. 12, 3). она принесла алавастровый сосуд мира из нарда цельного, драгоценного, с дерзновением кающейся приблизилась к возлежащему Иисусу и, разбив сосуд, возливала на главу Его благовонный состав. велико было благоговение женщины, усвоившей, по выражению церковной песни, «чин мироносицы», умилителен поступок ее: она сделала, что только могла, нимало не жалея о дорогой трате. на прежней вечери в доме Лазаря подобная трата драгоценного мира со стороны Марии, помазавшей ноги Иисуса, вызвала порицание иуды, заботившегося о собственной выгоде (Ин. 12, 4–6). в этот раз укор слышится со стороны тех лиц, которые были слишком далеки от страсти корыстолюбия, ослеплявшей предателя. но при сходстве выражения – какая разность между тем и другим замечанием! тогда как в словах иуды, приличных по наружности, для сердцеведца ясно видны были лицемерие, обман и ложь, в словах учеников господа высказывалось искреннее чувство людей, «не знавших, – по замечанию святителя Иоанна Златоуста, – мыслей жены», а посему и не сумевших оценить поступок ее по достоинству. «они слышали, как Учитель говорил: милости хощу, а не жертвы (Мф. 12, 7; ос. 6, 6), и порицал иудеев за то, что они оставляли важнейшее – суд, милость и веру (Мф. 23, 23), как на горе рассуждал с ними о милостыне (6, 1–4), и из всего этого выводили заключение и рассуждали друг с другом: если он не принимает всесожжений и древнего богослужения, то тем менее приимет помазание елеем» (свт. Иоанн Златоуст). Между свидетелями поступка женщины некоторые вознегодовали на неуместную, по-видимому расточительность; скоро чувство негодования перешло в открытый ропот, и ученики господа стали говорить между собою и Учителю: чесо ради гибель сия бысть? Можаше бо сие миро продано быти на мнозе вящше трех сот пенязь, и датися нищим. Господь дал понять роптавшим, что «они неблаговременно удерживали усердие жены» (блж. Феофилакт). Похвально попечение о нищих, но в настоящем случае не к месту и не ко времени: оставите ю: что труждаете жену? Дело добро содела о Мне, всегда бо нищия имате с собою, и егда хощете, можете им добро творити, Мене же не всегда имате. Поступок женщины, кроме трогательного выражения благоговейной веры, усердия и любви к Учителю, заключал в себе еще особый таинственный смысл, а посему не только не заслуживал порицания, но был достоин всемирного прославления. Упомянутая женщина поступила так, изъясняет блаженный Феофилакт, «по особенному мановению Божию, прообразуя смерть господа и погребение тела Его». она сделала то, что, по обычаю иудеев, нужно было сделать через несколько дней при погребении Иисуса Христа. Еже возможе сия, – продолжал Господь, – сотвори, возлиявши бо сия миро сие на тело Мое, на погребение Мя сотвори, предвари помазати Мое тело на погребение. Аминь глаголю вам: идеже аще проповестся Евангелие сие во всем мире, и еже сотвори сия глаголано будет в память ея. велико было смущение женщины, встретившей со стороны свидетелей поступка ее незаслуженные упреки, но многозначительно и обетование, которым Господь вразумил роптавших и наградил усердие ее. «вот, – замечает святитель Иоанн Златоуст, – исполнилось то, что Христос предсказал, и куда ни пойдешь во вселенной, везде увидишь, что возвещают о жене той, хотя она незнаменита, не имела многих свидетелей, была не на позорище, но в доме, и притом в доме некоего прокаженного, в присутствии одних только учеников Христовых».

Совещание синедриона и предложение Иуды

Мф. 26, 3–5; 14–16; Мк. 14, 1, 2, 10, 11; Лк. 22, 1–6

События последних дней снова напомнили ожесточенным врагам господа о ненавистном им Пророке Галилейском. незадолго перед сим они решили убить Его и дали приказание, чтобы всякий, знающий о местопребывании Его, объявил им для дальнейших распоряжений (Ин. 11, 53, 57). и что же? когда настало время исполнения предвечного определения о спасении рода человеческого и пришел час, предназначенный свыше (7, 6, 30), тогда Агнец Божий, взявший на себя грехи мира (1, 29, 36), сам отдается в руки грешников (Мф. 26, 45): торжественно, как духовный Царь вечного Царства, вступает в Иерусалим, приходит в храм как Господь храма, всенародно чудодействует и проповедует, обличает в последний раз пороки книжников и фарисеев, открывает будущую судьбу города, народа иудейского и всего мира.

Появление Иисуса Христа в Иерусалиме среди многолюдного собрания богомольцев, стекавшихся к храму на праздник со всех сторон, привело в движение врагов Его. Первосвященники, книжники и народные старейшины, зараженные лицемерием и злобою своих руководителей, собрались на совещание во двор первосвященника Иосифа каиафы, бывшего в то время по воле римского правителя валерия грата на действительной службе вместо тестя своего анны, или анана. Хитрый председатель синедриона уже в прежнем совещании высказал свое мнение о пожертвовании Иису сом Христом для общего блага, и прочие члены совета в то время присоединились к мнению его (Ин. 11, 47–53). от настоящего совещания еще менее можно было ожидать благоприятного решения: положили в совете – взять Иисуса хитростью и убить, но говорили: не в праздник, да не молва будет в людех. По замечанию святого евангелиста луки (22, 2), они боялись людей, опасались, как бы народ не вступился за своего единственного Благодетеля: тогда мог произойти один из тех бунтов, которые в иудее были нередки и при усмирении народных страстей железною рукою римлян всегда сопровождались кровопролитием.

35
{"b":"257531","o":1}