ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью
Заложники времени
Твоя лишь сегодня
Перебежчик
Черный кандидат
Психология лентяя
World of Warcraft. Последний Страж
Сандэр. Ночной Охотник
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы

Глава 11

Комната советников оказалась обыкновенным гостиничным номером на пятом этаже “Шато Фронтенак” и выходила окнами на задний двор. В ней было полным — полно открытых чемоданов, набитых электронной аппаратурой. В комнате сидели пять человек в рубахах с закатанными рукавами, и Грофилд, перекинувшись с ними несколькими словами, понял, что это граждане США, специалисты по электронному подслушиванию и частные сыщики, нанятые по случаю съезда. Грофилд с ухмылкой взглянул на Вивьен и сказал:

— У вас тут хватает патриотов из — за южной границы.

— Все нанимают себе в помощь технических служащих, — холодно ответила девица. — Никто не обязан любить своих работников. — До чего же вы скудоумны, — заявил Грофилд. Технический служащий, с которым он уже имел возможность поговорить, окликнул Грофилда из дальнего конца комнаты. Грофилд направился туда, сопровождаемый девицей. Техник уже ставил катушки на маленький японский магнитофон.

— Он включается от звука, — пустился в объяснения техник.

— Если все тихо, пленка стоит неподвижно. Поэтому запись звучит слитно, хотя в разговоре могли быть промежутки.

— Понимаю.

— Дайте — ка я найду нужное место, — техник нажал перемотку вперед, и несколько секунд они молча смотрели, как крутятся катушки. Потом парень включил пуск, и Грофилд услышал свой голос: “Ну, у нас, контрразведчиков, день ненормированный”.

— Это я разговариваю с Карлсоном, — сказал Грофилд. Нынче днем, после пробуждения.

— Правильно, — отозвался техник и, перемотав еще немного пленки, опять нажал на пуск. На сей раз донесся голос. Карлсона: “Это вам ничего не даст...”

— Слишком увлекся, — сказал техник и включил перемотку назад, а потом снова пуск. Грофилд услышал себя: “Только проверьте, заперта ли дверь, когда будете уходить”. “Разумеется”, — ответил голос Карлсона. Слышимость была хорошая, с легким эхо, заметно лучше, чем по телефону.

“Хотя какой толк от замков”, — донеслось ворчание Грофилда, сопровождаемое скрипом и хлопком двери. Потом что — то щелкнуло, и техник шепнул:

— Тут перерыв в разговоре.

Грофилд кивнул и опять прислушался к голосу Карлсона: “Это Генри, — щелчок. — Похоже, он чист. Камдела подослана Марбой, чтобы узнать, что он тут делает. — Щелчок. — Разумеется, он подозрителен, все тут подозрительны. Но если мы будем осторожны, он не свяжет Грофилда с нами. — Щелчок. — Ладно. Я тут за всеми присмотрю. Я буду наверху. — Щелчок. — Ладно”.

Затем послышался еще один щелчок, приглушенные шумы, возня, тихий звон металла. Грофилд растерянно взглянул на техника.

— Мы прослушали этот отрывок несколько раз, — сказал тот, — и думаем, что кто — то пытается открыть дверь в коридор. Она была заперта на задвижку?

— Нет.

— Значит, так и есть. Вскрывают замок. Слушайте. Грофилд услышал, как дверь тихонько закрылась. Техник сказал:

— Это Карлсон вошел то ли в ванную, то ли в сортир.

— Как жаль, что вы не поставили телекамеру, — насмешливо ответил Грофилд.

Техник принял его слова за чистую монету.

— Нам их не выдали, — сказал он. — Тихо! Вот он появляется на сцене. Слышите?

— Да. Что он делает? Выдвигает ящики?

— Ага, обыскивает номер, и на совесть. Мы, по правде сказать, даже боялись, что он найдет нашу аппаратуру.

— Однако он не нашел.

— Нет, мы ее надежно запрятали.

— Куда? — спросил Грофилд с невинным видом. Техник ухмыльнулся.

— Так я вам и сказал.

— Он считает себя большим умницей, — заметила Вивьен Камдела.

Техник удивленно взглянул на нее, и Грофилд пояснил:

— Влюбленные женщины сварливы.

Техник снова ухмыльнулся и прислушался к записи.

— Вот, сейчас, — сказал он.

Шумы напоминали возню в потревоженной крысиной норе.

Спустя несколько секунд открылась дверь, послышалось “ах!”, и какой — то новый голос произнес по — английски с очень заметным акцентом:

“Кто вы такой?”

“Я мистер Грофилд, — негодующим тоном ответил Генри Карлсон. — И это мой номер. Что вы тут делаете?”

“Никакой вы не Грофилд, — сказал вошедший. — Отвечайте без уверток. Кто вы?”

“Вы с этим поосторожнее, — произнес Карлсон. — Если он выстрелит, вся гостиница встанет на уши”.

“Он мне не понадобится, — прихвастнул голос. — У меня есть вот это”.

— Наверное, нож, — шепнул техник.

Грофилд нетерпеливо кивнул, он уже все понял. Карлсон произнес:

“Что ж, понимаю. Вам нет нужды меня запугивать, это вам ничего не даст. Мы оба не имеем права находиться здесь. Вы ведь тоже не Грофилд”.

“Что это у вас там?” — подозрительно спросил голос.

“Книга, — ответил Карлсон. — Захватил с собой по привычке. Видите, в ней ничего не спрятано. Эй, ради Бога!”

Незнакомый голос забормотал что — то на непонятном языке. Скорее всего, это была ругань. Донесся шум возни, стук, потом Карлсон, будто начав что — то объяснять, произнес: “Вы...” Мгновение спустя он закашлялся, донеслись глухие удары, а затем щелчок, после которого послышался голос Вивьен Камдела: “Карлсон мертв. Второго тут нет. Непохоже, чтобы...” Техник остановил пленку.

— Мы думаем, что Карлсон держал книгу в руке, заложив страницу пальцем, — начал объяснять он. — Собираясь открыть ее и показать тому, второму, что внутри ничего нет, он поднял книгу, парень испугался этого движения и бросился на Карлсона с ножом. Карлсон прикрылся книгой как щитом, и нож вонзился в нее. Вероятно, он прошел насквозь и ранил Карлсона, но легко. Но тогда противник размахнулся опять и поразил Карлсона, при этом книга так и осталась на лезвии ножа. Этим ударом он Карлсона и прикончил.

— Отличный удар, — сказал Грофилд. — Как вы думаете, что это был за язык?

— Извините. Мы, конечно, слушали, но никто из нас понятия не имеет, какое это наречие. Грофилд повернулся к Вивьен.

— Вы тоже?

— Я б сказала, кабы знала.

— Что ж, — Грофилд опять взглянул на техника. — Могу я получить копию этой записи?

— Вы шутите? — спросил техник.

— Только тот отрывок, где иноязычная речь. Техник покачал головой.

— Дохлый номер.

— Почему?

— Вы всерьез спрашиваете?

22
{"b":"25754","o":1}