ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 24

— Держите, — шепнула Вивьен, подавая Грофилду автомат.

— Спасибо.

— Где он?

Грофилд повел стволом автомата, указав на засыпанную снегом фигуру. Вивьен нахмурилась.

— Вы убили его?

— Естественно. Пошли.

Она поколебалась несколько секунд, потом последовала за Грофилдом, который пробирался по мягкому снегу к углу дома. Протоптанная часовым тропка тянулась в каких — нибудь пяти — шести шагах, но ее освещали окна, а тут, у стены, они были в тени и могли, пригнувшись, прошмыгивать под окнами: от земли до подоконников было добрых пять футов. Грофилд повел Вивьен к задней двери, которую заприметил еще накануне днем. Она была не заперта, а в прихожей никого не оказалось. Они юркнули в дом, и Грофилд прикрыл дверь. Справа и слева располагались шесть дверей, по три в каждой стене, но Грофилд не обратил на них внимания. Вряд ли четверых американцев держат в комнате, возле которой нет часовых. Поэтому Грофилд отправился прямиком в дальний конец коридора, к двери в библиотеку. Она была закрыта. Прижавшись к филенке ухом, Грофилд услышал приглушенный разговор. Он отступил на шаг и шепнул Вивьен:

— Войдем туда. Покажите им автомат, но не стреляйте без крайней нужды.

Девушка кивнула. Судя по глазам, она сдрейфила и очень волновалась, но губы ее были сжаты, что свидетельствовало о решимости.

— Справитесь? — спросил Грофилд.

Вивьен молча кивнула. Он похлопал ее по плечу и потянулся к дверной ручке. Толкнув дверь, Грофилд ворвался в комнату и тотчас сделал шаг влево, чтобы сидевшие в библиотеке люди сразу же увидели Вивьен и поняли, что на них нацелены два автомата.

В библиотеке их было четверо. Широкоскулые кавказцы с широченными плечами. Волосы у них были черные или темно — каштановые. Вся четверка сидела за столом и дулась в карты. Увидев Вивьен и Грофилда, они побросали карты и со скрипом отодвинули стулья. Физиономии у них были удивленные, но не испуганные.

— Ни звука, — сказал Грофилд и взмахнул автоматом, потому что не знал, понимают ли они по — английски.

Язык оружия они понимали прекрасно. Последовал нескончаемо долгий страшный миг напряжения, когда все стояли неподвижно, еще не успев ничего решить. Потом один из кавказцев медленно поднял руки. Остальные взглянули на него и сделали то же самое. Не сводя с них глаз, Грофилд сказал:

— Вивьен, положите свой автомат подальше от них, зайдите в тыл, но так, чтобы не заслонять их от меня, и разоружите.

— Есть, — ответила девушка. Грофилд не осмелился оглянуться на нее, но голос Вивьен звучал твердо.

Продолжая следить за четверкой картежников, он краем глаза заметил, как Вивьен входит в комнату. Она проделала все так, как было нужно — зашла в тыл и обыскала всех четверых, не давая им возможности схватить себя и использовать как щит. У двоих во внутренних карманах пальто были пистолеты, остальные двое не имели никакого оружия.

Вивьен огляделась и показала на дальний угол.

— У них там автоматы.

— Хорошо, — Грофилд снова повел стволом. — Ложитесь на пол.

Кавказцы тупо смотрели на него. Грофилд взял автомат в правую руку, а левой показал вниз.

— На пол, — повторил он и сделал широкий жест рукой, держа ее тыльной стороной вверх.

Кавказец, первым поднявший руки, решил и дальше не уступать первенства. Вопросительно взглянув на Грофилда, он опустился на одно колено. Руки его по — прежнему были подняты над головой.

Грофилд кивнул. Кавказец опасливо опустил руки и лег на живот. Остальные заколебались, но Грофилд сердито потряс автоматом, и они тоже улеглись.

— Вивьен, выньте из их ботинок шнурки и свяжите им запястья и лодыжки. Оторвите полы от рубах и заткните им рты. — Кто же это сделает, если не женщина, — проворчала Вивьен и принялась за работу. Сначала она связала кавказцев, а потом Грофилд, положив автомат, помог ей запихнуть кляпы.

В дальнем углу стояли “брены”, такие же, как у часового на улице. Когда — то это были легкие британские ручные пулеметы, конструкцию которых скопировали во многих странах. Теперь “брен” выпускали в Югославии, Израиле и еще черт знает где. Значит, оружие не поможет определить национальную принадлежность этих людей.

Грофилд нагнулся, обшарил карманы одного из них и нашел паспорт. Название страны, разумеется, было напечатано на обложке: ШКВИПЕРИЯ.

О, господи. Грофилд полистал паспорт, обнаружил, что фотографии в Шквиперии делают не лучше, чем в Соединенных Штатах, и узнал, что обладателя паспорта зовут Гджуль Энвер Шкумби, а родился он двадцать второго числа какого — то непонятного месяца 1928 года в шквиперийском населенном пункте под названием Шкод°р.

Подошла Вивьен.

— Что вы делаете?

— Пытаюсь разобраться, откуда пожаловали гости, — ответил Грофилд, протягивая ей паспорт. — Вам это о чем — нибудь говорит?

Девушка взглянула на паспорт.

— Албания, — сказала она.

— Албания? — Грофилд нахмурился. — Если паспорт албанский, почему на нем не написано просто и ясно: Албания? — Потому что в Албании говорят не по — английски, а по албански. Это у нас Албания — Албания, а у них — Шквиперня. Это значит “Орлиная страна”. Финны ведь называют свою Финляндию Суоми.

— Правда? — Грофилд покачал головой и бросил паспорт на спину его владельца. — Албания, — повторил он. — Значит, они работают на Россию?

— Маловероятно, — ответила Вивьен.

— Разве они не коммунисты?

— Я все время забываю, что вы не смыслите в политике.

Албания тяготеет к китайскому лагерю, а не к русскому. Китай часто использует албанских шпионов в тех частях света, где сами китайцы чересчур заметны.

— Эти люди работают на Китай?

— Возможно. Но Албания — участница Варшавского Договора, так что они могут работать и на Россию, хотя та предпочитает засылать русских лазутчиков. Эти парни, быть может, работают даже на Югославию, хотя я сомневаюсь.

— О, довольно, — остановил ее Грофилд. — Мои приятель Кен говорил, что некоторые квебекские сепаратисты привержены маоизму и имеют связи с коммунистическим Китаем. Это вам о чем — нибудь, говорит? Китайцы пронюхали, что тут происходят какие — то события, прислали своих албанских дружков и велели им установить связь с одной из самых оголтелых группировок квебекских сепаратистов, которые должны были оказывать им помощь на месте. Это звучит разумно?

51
{"b":"25754","o":1}