ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Два часа спустя самолет с Грофилдом на борту описывал неправильный круг между плотной грядой серых туч и неряшливо расползшимся по земле городом Нью — Йорком. Было восемь вечера, и Грофилд смотрел сквозь снежную дымку то вниз, на однообразные пересекающиеся линии огней, то вверх, на тусклые красные отражения этих огней на брюхе облачной гряды. Ни один из этих видов не радовал глаз.

Впрочем, сейчас Грофилда не радовали никакие виды, в особенности виды на будущее. Он мечтал о том, чтобы самолет вовсе не оторвался от земли. Эта задержка дала бы ему немного времени, и он, возможно, сумел бы как — то выкрутиться. Но тут, к несчастью, распогодилось, самолет поднялся в воздух, и вот он, Нью — Йорк, нате вам. Самолет на Квебек тоже взлетит, Грофилд испытывал удручающую уверенность в этом. Самолет на Квебек взлетит, даже если ему придется пилить до самого Северного полюса.

Кто же меня пасет? — думал Грофилд. Самолет шел полупустым, но все равно на борту было не меньше десяти человек, весьма похожих на сослуживцев Чарли и Кена. Вся подлость заключалась в том, что тайным агентам полагалось быть похожим на обыкновенных людей, а значит, тех, на кого он грешил, можно исключить из числа подозреваемых. Стоило подумать, что человек — тайный агент, и сразу становилось ясно, что по определению он никак не может быть тайным агентом.

Грофилд совсем расстроился, поняв, что вынужден играть по их сценарию. Даже если он и сбежит от них, скажем, в Нью — Йорке, эти люди не из забывчивых. Они не простят. Они будут искать его и, если отыщут, то найдут и способ повесить на него это проклятое ограбление броневика. Значит, надо менять имя и вступать в актерскую гильдию как совсем другой человек; возможно, даже отпустить усы и шевелюру. А это означает отказ от не очень доходной, но неплохой актерской карьеры, на которую потрачены годы. Волей — неволей придется избегать встреч с театрами, актерами и режиссерами, которые знали его как Алена Грофилда.

Все это чревато болью, грустью и опасностью. Начать новую жизнь у всех на виду и при этом остаться незамеченным трудно, но у этой перспективы есть одно решающее преимущество по сравнению с теми играми, в которые играют Кен и Чарли: он останется живым. А если отправиться в Квебек и начать расхаживать на цыпочках в толпе полковников и генералов, прячущихся под чужими личинами, если выйти на сцену международного заговора и играть роль, которой вовсе не знаешь, — вот тогда, похоже, конец один, и ничего лучшего ждать не приходится. Это будет его собственный конец. Лучше уж быть бесприютным, чем найти приют в гробу. Загвоздка в том, как сбежать. Трудно уйти от погони, если не знаешь, кто за тобой гонится. И все — таки попытка — не пытка.

Загорелась табличка, призывающая не курить и пристегнуть ремни, самолет наконец перестал описывать круги и пошел вниз по длинной пологой траектории, будто по бесконечной подъездной аллее к какому — нибудь дому. Тусклые багровые тучи за иллюминатором уходили все дальше ввысь, грязный кегельбан внизу приближался. Вдруг все огни исчезли, за исключением нескольких одиноких точек света, голубых, мерцающих желтых, белых. Они виднелись сквозь снежную мглу. Внезапно. Грофилд почувствовал, как быстро мчится самолет, и мгновение спустя шасси коснулось земли. Посадка получилась довольно жесткой, самолет сильно вздрогнул, подпрыгнул, снова поймал полосу, немножко заелозил по бетону, и Грофилд ощутил ремень безопасности, готовясь отразить покушение на свою жизнь еще и со стороны авиакомпании. Но в следующий миг он почувствовал, как самолет выровнялся и снова стал слушаться штурвала. Грофилд откинулся в кресле и выглянул в иллюминатор. Вдалеке светились крошечные огоньки аэропорта Кеннеди. Самолет затормозил, моторы взревели, потом смирились со своей участью, и следующие десять минут лайнер бестолково и бесцельно ползал туда — сюда по аэродрому, сворачивая, казалось, наобум то влево, то вправо. Огоньки на низких зданиях вроде бы горели все так же далеко, а потом самолет ни с того ни с сего остановился. Грофилд посмотрел через проход и увидел сквозь противоположный иллюминатор зал для прибывающих пассажиров. Проход между креслами начал заполняться людьми. Грофилд перебросил пальто через руку и медленно двинулся к трапу вместе со всеми. Никто, похоже, не обращал на него особого внимания.

В здании бесконечный широкий коридор с бежевыми стенами вел к ряду стеклянных дверей. Пройдя в одну из них, Грофилд неожиданно столкнулся нос к носу с маленьким улыбчивым человечком в черном пальто и шляпе, покрытой пластиковым колпаком от дождя. Улыбчивый человечек сказал:

— Мистер Грофилд! Хорошо долетели? Грофилд взглянул на него.

— Мы знакомы?

— Я друг Кена, — ответил улыбчивый человек. — Зовите меня Мюррей.

— Привет, Мюррей.

— У вас печальный голос. Трудный перелет?

— Должно быть, от этого, — согласился Грофилд.

— Неудачный день для полетов. Что ж, идемте за вашим багажом.

Они забрали чемодан, и Мюррей настоял, что сам понесет его. Потом подошли к стеклянным дверям на улицу и стали ждать автобуса наземной службы.

— Судя по последнему сообщению, — сказал Мюррей, — самолет на Квебек взлетит, но с часовым опозданием.

— Какое облегчение, — ответил Грофилд.

— Может, пообедаем в международном зале? — предложил Мюррей. — Или вы уже перекусили в самолете?

— Так, заморил червячка, — буркнул Грофилд. — Правительство угощает?

— Уж такую малость мы всегда рады сделать, — весело ответил Мюррей.

— Вы чертовски правы насчет малости, — сказал Грофилд.

— Сейчас только зарегистрируем ваш билет в кассах северного направления, сдадим чемодан, а потом пойдем есть.

— Замечательно.

Так они и сделали. Им пришлось дважды проехаться на аэродромных автобусах; во второй раз они вылезли около международного зала прилета и поднялись по эскалатору на второй этаж к ресторану, который круглосуточно работал тут под чужим именем. Он назывался “Золотая дверь”, хотя был отделен от зала простыми медными перилами. В ресторане почти никого не было, возможно, из — за снегопада.

7
{"b":"25754","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Аромат невинности. Дыхание жизни
Когда говорит сердце
Очарованная луной
Сломленный принц
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Девушки сирени
Макбет
Поденка
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит