ЛитМир - Электронная Библиотека

Франческа, сидевшая рядом с Констанцией, то и дело вздыхала и обмахивалась веером. Наконец, прикрыв веером лицо, она прошептала:

— Мама рано ложится спать. Я думаю, она хочет, чтобы гости сделали то же самое, поэтому и посадила Мьюриэль за пианино.

Констанция опустила голову, чтобы скрыть улыбку.

— Это правда, — сказала Франческа. — Чего бы я только ни отдала за то, чтобы стать сейчас мужчиной и получить возможность уйти отсюда.

— Они что, так и будут сидеть в курительной? — удивилась Констанция.

— Если они знают, что Мьюриэль играет, то ни за что не выйдут оттуда. А поскольку мама…

Тут Франческа несколько раз чихнула, стараясь делать это как можно тише.

— Вот напасть! Надеюсь, я не подхватила простуду.

Леди Резерфорд, сидевшая в кресле рядом с пианино, нахмурившись, повернулась, чтобы посмотреть, кто осмеливается прерывать игру ее дочери. Франческа, извиняясь, улыбнулась ей. Мгновение спустя она вдруг выпрямилась и бросила на Констанцию заговорщический взгляд. Подняв веер, она склонилась к девушке.

— Следите за мной, — прошептала она.

Заинтригованная, Констанция кивнула. Франческа откинулась в кресле и обвела невинным взглядом присутствующих. Потом она вдруг закашлялась, да так, что это уже походило на приступ. Она кашляла так правдоподобно, что Констанция забеспокоилась.

— С вами все в порядке? — спросила она, понизив голос.

В очередном приступе кашля Франческа утвердительно покачала головой. Затем она встала, и Констанция поднялась, чтобы поддержать ее. Пробормотав извинения, Констанция вывела задыхающуюся Франческу из комнаты. Оказавшись за пределами гостиной, Франческа еще несколько раз кашлянула, а потом, улыбнувшись, посмотрела на Констанцию. Та не могла сдержать смех.

— С вами точно все в порядке? — спросила она на всякий случай еще раз, когда они подошли к лестнице.

Франческа коварно улыбнулась и тут же чихнула, прикрыв лицо платком.

— Я не уверена, — ответила она, — кашель был притворством, а вот чихание… — Она промокнула глаза платком и вздохнула. — О боже, надеюсь, я не пропущу завтрашний выезд.

— Что за выезд? — поинтересовалась Констанция, когда они поднимались по лестнице.

— Ничего особенного, всего лишь посещение деревенской церкви. — Франческа наморщила нос. — Приходской священник собирается рассказать об истории ее строительства. По-видимому, это один из немногих образчиков норманнской архитектуры или что-то в этом роде, я уже не помню. Все это, конечно, ужасно скучно, но зато мы сможем удрать из дому. Кроме того, там не будет герцогини, моей матери и леди Резерфорд, что делает поездку более привлекательной.

Констанция фыркнула.

— Впрочем, — добавила Франческа, — ваша тетя сказала моей матери, что была бы рада сопровождать нас в этой поездке, и мать охотно согласилась. Несмотря на это, я думаю, у нас будет возможность развлечься и немного пофлиртовать.

— Я не слишком опытна в таких делах, — ответила Констанция.

— Я видела, вы сидели рядом с мистером Уиллоуби. Как вы его находите?

— Он очень мил, — сказала Констанция и умолкла.

— Но…

— Надеюсь, вы не сочтете меня неблагодарной, Франческа, но я должна сказать, что надежды на то, что он… то есть глупо сейчас об этом говорить, мы ведь только познакомились, но если он вдруг сделает мне предложение, чего, я уверена, не случится, я… не смогу принять его. Он очень приятный человек, но не думаю, что смогу полюбить его и…

— Не надо так волноваться, — сказала Франческа, сжимая руку Констанции, — я совсем не обижусь, если вы не заключите помолвку, и совершенно точно не расстроюсь, если этого не произойдет в течение ближайших двух недель! У нас масса времени, а в мире полно мужчин, кроме Сирила Уиллоуби. Есть еще Альфред Пенроуз, мистер Кенвик и мистер Каррутерс. Сэр Филип Нортон. Лорда Данборо вычеркиваем. А в Лондоне к нашим услугам целый букет.

Констанция вздохнула с облегчением:

— Вы так добры ко мне. Я знаю, вы много для меня сделали и очень благодарна за все.

— Вздор! Что я сделала? Походила с вами по магазинам и прислала несколько приглашений на балы? Это я вам должна быть благодарна за то, что не даете мне умереть со скуки в этом доме.

Они дошли до комнаты Франчески. Она решила вызвать горничную и лечь в постель.

— Учитывая представление, которое я устроила, мне лучше лечь спать.

Констанция вошла в свою комнату. Здесь было тихо и не было Мьюриэль с ее пианино, но спать Констанции не хотелось. Делать было решительно нечего. Она решила спуститься в библиотеку и взять там книгу. Они с Франческой проходили через библиотеку, когда направлялись на ужин, это была огромная комната с сотнями книг, и Констанция была уверена, что сможет найти там что-нибудь интересное.

Взяв свечу, она спустилась по лестнице и, стараясь не шуметь, проскользнула через мраморный холл в библиотеку. Ей не хотелось бы, чтобы кто-нибудь в музыкальной гостиной услышал ее, потому что тогда ей пришлось бы вернуться туда.

На столе в библиотеке горела масляная лампа. Констанция вошла и тихо прикрыла за собой дверь. Подняв свечу повыше, чтобы видеть корешки книг, она двинулась вдоль шкафов.

За ее спиной вдруг раздался какой-то звук. Констанция испуганно обернулась и вскрикнула, увидев мужчину, смотрящего на нее из-за спинки дивана. В следующее мгновение она поняла, что это лорд Лейтон, и облегченно вздохнула, прижав руку к сердцу.

— Пожалуй, нам стоит перестать встречаться в библиотеках, — сказал он весело, — иначе люди бог знает что подумают.

— Вы меня до смерти напугали, — проговорила Констанция, — где вы были? Я вас не заметила.

— Лежал на диване, — сказал он, вставая. — Снова прячемся? От кого на этот раз? От ужасной тетушки? Ах нет, постойте, я знаю ответ. Вы здесь по той же причине, что и я. Мьюриэль терзает пианино.

Констанция хихикнула, но тут же приняла серьезный вид.

— Она прекрасная пианистка.

— Я в этом не сомневаюсь, но вы правы, я ошибся. Она терзает не пианино, а слушателей.

— Но в курительной комнате вы были в полной безопасности, — заметила Констанция.

— О нет, там мой отец.

Констанция удивленно посмотрела на Лейтона. Между ним и лордом Селбруком определенно существовали разногласия, это было видно уже по тому, как официально он говорил о своих родителях, и по тому, как редко он бывал в Рэдфилде. Констанция хотела спросить Лейтона об этом, но сочла, что это было бы грубо.

— Мне жаль, что я нарушила ваш покой, — сказала она.

— Ваше присутствие всегда приятно, — галантно отозвался он. — Проходите, присаживайтесь, поговорите со мной.

Лейтон махнул рукой в сторону дивана и кресел в центре библиотеки. Констанция посмотрела на закрытую дверь. Вряд ли ей прилично оставаться с мужчиной наедине в такое позднее время, пусть даже и в библиотеке.

Лейтон подошел ближе.

— Боитесь остаться со мной наедине? — дразняще сказал он. — Обещаю не посягать на вашу добродетель.

У Констанции часто забилось сердце. Она помнила, что случилось в тот раз, когда она осталась с Лейтоном наедине. Его глаза сверкнули, и Констанция поняла, что он тоже вспомнил тот поцелуй.

Подойдя совсем близко, он протянул руку и коснулся кончиками пальцев ее щеки.

— Я знаю, в прошлый раз я не сумел справиться с собой, и теперь вы мне не доверяете, так?

— Очень верный вопрос, — отозвалась Констанция.

Она ощущала его прикосновение, и сердце ее громко стучало.

— Это была шутка, — мягко сказал он, — я не знал вас и не надеялся больше увидеть. Глупо получилось…

— А теперь?

Констанция не могла оторвать взгляда от его глаз, все тело ее трепетало.

— Теперь все по-другому, верно?

Он отвел локон от ее щеки, и взгляд его скользнул по ее лицу, задержавшись на губах. Его глаза потемнели, и Констанция почти физически ощущала его взгляд на своем лице. По ее телу прокатилась жаркая волна, и ей вдруг стало трудно дышать.

— Потому что я подруга вашей сестры? — наконец проговорила она.

22
{"b":"257549","o":1}