ЛитМир - Электронная Библиотека

Подумав, Констанция решила оставить письмо и Доминику. В конце концов, он, как и Франческа, скорее всего, встанет поздно. Да и в любом случае, если Франческа прочтет ее письмо, она поспешит рассказать о нем Доминику. Поэтому Констанция написала ему записку, едва не уронив на бумагу несколько слезинок.

Когда все было готово, она запечатала все записки и, тихо спустившись вниз, положила их на столик. Потом она вернулась в свою комнату и стала ждать, когда проснутся Резерфорды.

Слуги поднялись раньше, чем леди Резерфорд. Горничная с удивлением посмотрела на чемодан возле постели. Констанция дала Нэн монету и попросила не говорить никому о ее отъезде, заверив, что написала обо всем графине. Горничная, поколебавшись, кивнула и опустила монету в карман.

Через несколько минут после того, как Нэн покинула комнату Констанция, на пороге появилась леди Резерфорд. Констанция вскочила на ноги и схватила сумку.

— За чемоданом я пошлю лакея, — сказала она.

— О нет, не беспокойтесь, оставьте свой багаж здесь. Мой кучер снесет его вниз вместе с нашими вещами, — сказала леди Резерфорд так любезно, что Констанция ошеломленно посмотрела на нее.

Разумеется, подумала Констанция, леди Резерфорд так рада ее отъезду, что может позволить себе быть любезной. Ведь отъезд Констанции открывает дорогу Мьюриэль. Констанция спустилась вместе с леди Резерфорд и села в экипаж. Она сидела лицом к леди Резерфорд и Мьюриэль, не самое лучшее место, но Констанции было все равно. Точно так же ей не было дела до окружающего пейзажа. Она собиралась закрыть глаза и притвориться спящей, надеясь таким образом избежать разговора с Мьюриэль и ее матерью.

Констанция выглянула в окно кареты. Она надеялась бросить прощальный взгляд на Рэдфилд, но было еще темно, и она видела только темные очертания дома на фоне понемногу светлеющего неба. Дверь дома распахнулась, и на пороге появились кучер и грум, несущие чемоданы Резерфордов и Констанции. Багаж был пристегнут сзади кареты.

Сердце Констанции сжалось. Она боялась, что Доминик может проснуться и узнать, что она уезжает, в глубине души надеясь на это. Но дом был тих и молчалив. Карета медленно покатила по дорожке. Констанция закрыла глаза, изо всех сил стараясь не заплакать в присутствии леди Резерфорд и Мьюриэль. Она не думала, что сможет заснуть, но от равномерного покачивания кареты и шелеста колес глаза ее стали невольно закрываться, и Констанция погрузилась в дремоту.

Проснулась она от криков, открыла глаза и растерянно огляделась. Карета остановилась. Констанция выпрямилась.

— Что случилось? Почему мы остановились? — спросила она, глядя на леди Резерфорд.

— Понятия не имею, — холодно ответила та, отодвигая занавеску на окне кареты.

Констанция тоже отодвинула занавеску и выглянула. На востоке небо уже алело, занимался рассвет, на горизонте появилась золотистая полоска. У дверей кареты появились два всадника. Один из них спешился и подошел к карете.

— Миледи?

— Да? — Леди Резерфорд выглянула в окошко. — Что случилось? Кто кричит?

— Лорд Селбрук послал меня, мэм. Он хочет, чтобы вы немедленно вернулись в Рэдфилд, — ответил мужчина, снял шляпу и вежливо поклонился.

Констанция судорожно вздохнула. Нет! Они не могут вернуться!

— Вернуться? Зачем? — спросила леди Резерфорд.

— Не знаю, мэм, но его светлость сказал, что это срочно и очень важно.

— Понимаю. Что ж… если это так важно, боюсь, нам придется вернуться.

— Леди Резерфорд, нет! — невольно воскликнула Констанция.

Если они вернутся, все рухнет.

— Поворачивай назад, — велела леди Резерфорд кучеру и холодно посмотрела на Констанцию. — Не будьте дурочкой. Мы должны вернуться.

— Но все рухнет, я не могу…

— Не говорите вздор, — отрезала леди Резерфорд. — Доминик не может заставить вас выйти за него замуж. Если вы этого не хотите, так и скажите, а я скажу, что заберу вас с собой в Лондон.

— Но зачем лорд Селбрук потребовал нашего возвращения?

Леди Резерфорд пожала плечами.

— Скоро мы это узнаем. Может быть, лорд Лейтон понял, что ошибался.

Ее глаза злобно сверкнули, и она отвернулась от Констанции.

Неужели адресаты получили ее письма раньше времени, подумала Констанция. Доминик и его родители узнали, что она сбежала до официального объявления о помолвке. Или горничная, несмотря на полученную от Констанции монету, сообщила дворецкому о ее отъезде? Но как бы там ни было, странно, что лорд Селбрук послал за ними. Она ведь сделала как раз то, что он хотел.

А вдруг это Доминик послал за ней слуг, а не лорд Селбрук? Может быть, он рассердился на нее за то, что Констанция оставила ему всего лишь записку, когда он ради нее готов был пожертвовать своим будущим?

Констанция сжала руки, лежащие на коленях. Она боялась, что не сможет смотреть в глаза разъяренному Доминику. Она помнила, какой гнев сверкал в его глазах, когда он рассказывал о том, что его старший брат сделал с Айви, и не хотела встретить такой взгляд, направленный на нее.

Зачем, зачем она оставила письма!

Обратный путь обернулся для нее настоящим мучением, и к тому времени, когда карета подкатила к дому, Констанция была полумертвой от страха. Она неохотно вышла из экипажа вслед за леди Резерфорд и Мьюриэль и вместе с ними направилась к двери. К ее удивлению, из дома вышли два лакея и принялись доставать багаж из кареты.

Констанция вошла в дом и увидела в холле лорда и леди Селбрук. На лице леди Селбрук была ледяная маска безразличия, лорд Селбрук был вне себя от ярости. Констанция огляделась и увидела, что по лестнице спускается несколько человек, впереди шел Доминик. На нем была рубашка и бриджи, видно было, что одевался он в спешке. Волосы были взъерошены со сна. Он был не сердит, но явно озадачен.

Констанция заметила спускающуюся по лестнице Франческу, она была в зеленом капоте, с распущенными волосами. Среди присутствующих Констанция заметила Каландру и лорда Данборо, а также семейство Нортон. Лица у всех были заспанными, словно их выдернули из постелей.

Констанция снова посмотрела на лорда Селбрука, чувствуя себя еще более озадаченной, чем прежде. Она понятия не имела, что происходит, но, судя по выражению лица графа, он что-то затевал.

— Прекрасно! — воскликнул он, глядя на Констанцию. — Мисс Вудли! Вот, значит, как вы отплатили нам за гостеприимство!

— Отец, что происходит? — резко спросил Доминик, подходя ближе. — Констанция? Почему ты с леди Мьюриэль? — Он окинул взглядом фигуру Констанция, заметив, что на ней перчатки, капор и дорожное платье. — Где ты была?

Констанция бросила взгляд на присутствующих. Не могла же она объясняться с ним при посторонних. Но лорд Селбрук лишил ее и этого шанса.

— А я скажу тебе, что происходит, — прошипел он. — Я проснулся утром и обнаружил, что нас обокрали!

Гости на лестнице потрясенно ахнули. Констанция уставилась на графа. Она всякое могла предположить, но только не такое. Дверь открылась, и вошли лакеи с чемоданом. Резерфорды и Констанция расступились, давая им пройти. Слуги поставили чемодан у ног лорда Селбрука, и, взглянув на него, Констанция с удивлением обнаружила, что это ее чемодан.

— Пропало рубиновое ожерелье леди Селбрук, — объявил граф, глядя в глаза Констанции. — Что вы можете сказать в свою защиту, мисс Вудли?

Констанция потрясенно посмотрела на него.

— Ты что, с ума сошел? — крикнула Франческа с лестницы и сбежала по ступенькам. — Ты же не думаешь, что Констанция взяла это ожерелье?

— Я в этом совершенно уверен, — ответил граф, по-прежнему глядя только на Констанцию. — Иначе почему она сбежала подобным образом? Не странно ли, что мисс Вудли исчезла как раз в то утро, когда пропало ожерелье?

На лестнице зашептались. Констанция содрогнулась от гнева.

— Я ничего не брала в этом доме, милорд, — отчетливо сказала она.

Краем глаза она заметила, что Доминик перевел задумчивый взгляд с нее на отца. Ее пронзила острая боль. Неужели он тоже считает ее воровкой?

47
{"b":"257549","o":1}