ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что она сказала-то? — нетерпеливо спросила тетя Бланш. — О чем вы говорили?

— Так, ни о чем, — ответила Констанция. — Она спросила, бывала ли я раньше в Лондоне, и я сказала, что нет, а она сказала, что я должна получить удовольствие от этого визита.

Тетя бросила на нее сердитый взгляд:

— Надеюсь, ты не только о себе говорила?

— Нет. Леди Хостон сказала, что с вашей стороны было очень мило взять меня с собой, — сказала Констанция, надеясь, что этот ответ удовлетворит тетю Бланш и она прекратит расспросы.

Однако тетю Бланш не так-то легко было свернуть с избранного ею пути. Она была полна решимости довести дело до конца и продолжала говорить о леди Хостон все время, пока они были на балу, и потом, в экипаже, по дороге домой, превознося ее наряд, прическу и добродетели. Хотя что тетя могла знать о последних, если говорила с леди Хостон не больше трех минут…

— Какая дама! Настоящая леди! — с энтузиазмом восклицала тетя Бланш. — Некоторые считают, что одевается она чересчур вызывающе, но только не я. Вовсе нет. Ее платье сшито по последней моде, лучшей портнихой. Я слышала, что ей шьет сама мадемуазель дю Плесси. Леди Хостон всегда в курсе модных новинок. А семья у нее — самые что ни на есть аристократы. Ее отец — граф. И подумать только, она заинтересовалась нами… ну, это просто чистое везение, ведь сколько она может сделать для Джорджианы и Маргарет, если возьмет их под свое покровительство!

Констанция не заметила, чтобы леди Хостон вообще интересовалась Джорджианой и Маргарет, она обратила внимание на Констанцию, хотя та понятия не имела почему. Девушка решила не напоминать тете об этом.

Тетя Бланш обратила взгляд на старшую дочь, Джорджиану.

— Сегодня вечером ты была прелестна, дорогая. Не сомневаюсь, именно поэтому леди Хостон нас заметила. Это платье — лучшее из тех, что мы купили. Правда, мне кажется, было бы эффектнее, если бы оборок было побольше.

И снова Констанция решила, что ей следует промолчать. Она считала, что платье Джорджианы и так страдает обилием оборок и если элегантная леди Хостон и обратила на него внимание, то наверняка ужаснулась. Тетя и кузины Констанции были без ума от оборок, воланов и рюшей. Констанции казалось, что все эти оборки только полнят Джорджиану, а замысловатые локоны привлекают внимание к ее круглому, как луна, лицу.

Однако Констанция давно поняла, что любая попытка убедить тетю Бланш и ее дочерей в том, что немного простоты им не повредит, обречена на провал. Все трое упрекали девушку в отсутствии вкуса и были абсолютно уверены, что Констанция им завидует. Поэтому она молча слушала, как тетя Бланш и ее дочери щебетали, представляя себе, что леди Хостон может сделать для них, и прикидывая, какие наряды им следует сшить себе к следующему балу. Вернее сказать, Констанция не вслушивалась в болтовню родственниц, ее собственные мысли были далеки от этого. Леди Хостон с ее загадками тоже не была предметом размышлений Констанции, хотя при обычных обстоятельствах она бы непременно уделила этому должное внимание.

Вскоре экипаж подкатил к дому, который тетя Бланш сняла в Лондоне. Констанция поднялась в свою маленькую комнатку, разделась и принялась расчесывать свои длинные густые волосы. Рассеянно водя щеткой по волосам, она вспоминала смеющиеся синие глаза виконта, а потом добрый час не могла уснуть, спрашивая себя, увидит ли она его снова.

На следующее утро Констанция оделась тщательнее обычного. Она старалась не думать о том, что леди Хостон может забыть о своем обещании. А вдруг она все же заедет за ней? Констанция надела одно из своих лучших платьев из коричневого муслина. На голове у нее был чепец, который тетушка заставляла ее носить. Тетя Бланш полагала, что незамужней девице возраста Констанции уже неприлично появляться в обществе без этой детали туалета. Не решившись снять чепец, Констанция выпустила из-под кружева несколько локонов и завила их. Гордость не позволила бы ей появиться неряшливо и безвкусно одетой в обществе леди Хостон.

К часу дня леди Хостон так и не появилась, и Констанция изо всех сил старалась скрыть свое разочарование. Она так и знала, что из этого ничего не выйдет. Может быть, леди Хостон приняла ее за кого-то другого или просто пожалела девушку, на которую никто не обращал внимания. Сегодня утром она, без сомнения, решила, что это мимолетное знакомство продолжать не стоит. Эта мысль опечалила Констанцию. Ей нравилась леди Хостон, и, что греха таить, ей льстило внимание со стороны такой знатной дамы. Встреча с леди Хостон нарушила монотонность жизни Констанции.

Констанция пришла к заключению, что деревенская жизнь ей больше по душе, чем пышные столичные балы. Конечно, они ни в какое сравнение не шли с теми вечерами, на которых раньше приходилось бывать Констанции, но она почти никого здесь не знала и большую часть времени проводила рядом с тетей и кузинами. Она была всего лишь компаньонкой, и на нее обращали внимание не больше, чем на предмет мебели. Ее не приглашали на танец, и ей редко удавалось принять участие в беседах, которые тетя и кузины вели с другими: Констанция подумала, что если бы ее родственники были внимательнее к ней, то и другие сочли бы ее достойной внимания. Однако своих немногочисленных знакомых тетя ревниво оберегала в надежде найти достойных спутников жизни для своих дочек.

Неудивительно, что при таких обстоятельствах Констанция не получала удовольствия от балов. Она старалась скрасить свое пребывание там, разглядывая пышные наряды и наблюдая за гостями, но развлечением это назвать было сложно, и она часто жалела, что не осталась дома с книжкой.

Дни Констанции были не менее скучны, чем вечера. Она с ранних лет привыкла вести домашнее хозяйство. Когда ее поместье перешло к сэру Роджеру, тетя Бланш удовольствовалась титулом хозяйки дома, постепенно переложив нелегкую работу по ведению хозяйства на плечи Констанции. Дом в Лондоне уступал размерами поместью, и слуг здесь было меньше, а экономка управлялась с хозяйством так ловко, что Констанция и днем почти нечего было делать, никаких других дел у нее не было. Дома, в своем сельском поместье, она навещала отцовских арендаторов и жителей деревни — викария и его жену, а также недавно оставившего практику адвоката, который прежде вел дела ее отца. Она привыкла принимать у себя соседей и друзей. Но здесь, в Лондоне, Констанция никого не знала, кроме своих родственников, а они, если говорить честно, были плохой компанией. Тетя Бланш, Маргарет и Джорджиана говорили только о женихах, браке и нарядах, а дядя Роджер вообще молчал. Большую часть времени он проводил в клубе, а по возвращении запирался в кабинете. Констанция подозревала, что он там дремлет.

Хуже всего для Констанции было то, что в Лондоне она не могла совершать долгие прогулки, к которым привыкла дома. Здесь без сопровождения девица не могла выйти из дому, это считалось неприличным. Дядя и тетя вряд ли составили бы Констанции компанию, а нанимать кого-то для ее сопровождения считали неразумным.

Измученная скукой, Констанция с нетерпением ждала приезда леди Хостон, но по мере того, как шло время, надежда ее таяла. Около двух часов Джорджиана и Маргарет затеяли ссору — спор шел о том, кому из них некий барон уделяет больше внимания. Констанция видела этого барона на балу, и ей показалось, что он одинаково равнодушен к обеим девицам. Не желая присутствовать при ссоре, она решила подняться в свою комнату и немного почитать. Однако в это мгновение в гостиную вошла горничная, объявившая о приезде леди Хостон.

— О боже! — воскликнула тетя Бланш и подпрыгнула на месте так, словно ее кольнули булавкой. — Да, да, конечно. Проводи ее светлость в гостиную!

Она похлопала по чепцу, поспешно пригладила юбки, бормоча себе под нос, что, если бы она знала, надела бы платье получше.

— Поправь локон, Маргарет! Встаньте, девочки. Констанция, возьми мое вышивание.

Констанция подняла пяльцы, выпавшие из рук тети Бланш, когда та подпрыгнула в кресле, и аккуратно положила их в шкатулку для рукоделия. Когда леди Хостон вошла в гостиную, тетя Бланш поспешила ей навстречу, сияя улыбкой.

6
{"b":"257549","o":1}