ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Биглер остановил машину в том месте, где неглубокое сухое русло реки, по которому они постепенно поднимались вверх, разделилось на два узких протока; дальше машина не могла проехать. Один проток сворачивал от крутого, густо поросшего лесом склона вправо, другой огибал более открытый и пологий склон, возвышавшийся прямо перед ними, он значительно реже порос деревьями и кустарниками, и на его проплешинах виднелся песок.

Паркер с Биглером вылезли из машины на каменистое русло. Обогнув вездеход, Биглер открыл заднюю дверь.

– Одолжи мне кольт, – попросил Паркер.

– Я хотел предложить тебе винтовку, – удивленно возразил Биглер. – Из нее удобнее будет стрелять в него с вершины холма.

– Я больше привык к легкому оружию, – заявил Паркер тоном, не терпящим возражений.

Пока Биглер возился с задней дверью, Паркер достал из кузова коробку с пистолетом и патронами. Открыв крышку, он осторожно вынул пистолет, держа его в противоположную сторону от Биглера. Пистолет был заряжен, в дуле виднелись уголки патрона. Паркер аккуратно положил пустую коробку и дополнительную обойму обратно, на одеяло.

Биглер тем временем достал винтовку, завернутую в розовое детское одеяльце. Он заметно нервничал и выглядел смущенным.

– Решительно отказываешься от винтовки? – спросил он Паркера. – С ней очень легко обращаться.

– Мне она ни к чему, – ответил Паркер, отступив от машины. Он остановился, не спуская глаз с Биглера и ожидая, что тот предпримет дальше.

Биглер, с несчастным видом посмотрев на винтовку, забросил в кузов машины одеяльце, в которое она была завернута. Он был так расстроен, будто ему пришлось только что отказаться от заранее продуманного плана.

– Дело твое, – удрученно сказал он, махнув рукой, – пошли.

– Показывай дорогу, – потребовал Паркер. – Ты ведь проводник.

Биглер кивнул, как бы подготовленный к такому предложению, и, обогнув машину, направился вперед по руслу реки. Кругом царила тишина, только камешки похрустывали под его ногами. Паркер последовал за ним, и оба некоторое время молча поднимались по руслу протока, который вел их к вершине холма. На склоне кое-где росли деревья и кустарники, но вся местность хорошо просматривалась.

На полпути к вершине проток резко свернул вправо. Биглер перешел на склон, продолжая держать путь к гребню холма. Паркер шел следом, соблюдая дистанцию в пару шагов. Один раз Биглер, остановившись, оглянулся, будто намереваясь что-то сказать ему. Паркер тоже остановился, не спуская глаз с дула винтовки, но это была всего лишь секундная заминка; Биглер тут же отвернулся и устало потащился дальше.

На подъем ушло около десяти минут. Два раза им пришлось продираться сквозь кустарник, и каждый раз Паркер выжидал, чтобы Биглер отошел на несколько шагов вперед, а потом следовал за ним. Но в целом идти было легко: склон был покатым, мягкая почва рассыпалась под ногами, но ноги не вязли в песке.

Дойдя до вершины, Биглер упал на землю и осторожно прополз последний фут до обрыва.

– Вот он, дом, – оглянувшись, негромко сказал он Паркеру. – Иди сюда, посмотри. – Усталость, звучавшую в его голосе, нельзя было объяснить трудным подъемом: дорога была легкой, она скорее объяснялась удрученным состоянием Биглера.

Паркер подобрался к обрыву справа, футах в четырех от Биглера, и тоже посмотрел вниз. Он увидел под собой горбатый, каменистый склон, без единого деревца, который круто спускался вниз, к ровной площадке. Склон весь был в кочках и рытвинах, будто по нему проложили себе русло тысячи тут же пересохших ручьев, а вся равнина поросла низкорослыми кустами и травой. Слева от них, к северу, тянулись холмы, а пустынная равнина справа от них уходила на юг.

Внизу, прямо под ними, стоял дом. Он выглядел так, будто страшный ураган, подняв его в воздух, перенес сюда с пшеничных полей Канзаса, – настоящий домик из страны Оз: двухэтажный, обшитый досками, с маленькими окошечками и крылечком; две пристройки позади него сделаны, очевидно, позднее. Тонкая пыльная ниточка грунтовой дороги тянулась по равнине на восток.

Окружавшая домик местность совершенно не гармонировала с его внешним видом. Человек, который строил этот дом, видимо, грубо ошибся в своих расчетах; что он собирался здесь выращивать? Однако, каковы бы ни были его планы, окружающая местность, должно быть, внесла свои коррективы; в этом доме, судя по его заброшенному виду, уже давно никто не жил. Доски, которыми он был обшит, под воздействием атмосферных осадков приобрели серебристо-сероватый оттенок, что выглядело даже красиво на серовато-коричневом фоне окружающей его местности. Крыша, кажется, протекала, а крыльцо покосилось. Стекла нескольких окон были разбиты, а в одной из задних пристроек зиял пустой дверной проем.

Но если уже давно никто не присматривал за домом, в настоящий момент он был обитаем. В тени, у восточной стороны дома, стоял зеленый «форд»-универсал. Паркеру был виден только его капот.

– Ул? – спросил Паркер, кивком указав на машину.

– Да, он там, – ответил Биглер. В голосе его звучали усталость и раздражение одновременно. – Он на месте, все в порядке, – повторил Биглер.

– Давай подождем немного, – предложил Паркер, посмотрев на Биглера. – Ты ничего не хочешь сказать мне?

– Пока его не видно, – ответил Биглер, – я, пожалуй, успею выкурить сигарету. Он не курил всю дорогу.

– Валяй, – согласился Паркер.

Биглер вытащил из кармана куртки маленькую упаковку с надписью: «Таблетки от кашля». Паркер внимательно наблюдал за выражением его лица и движением рук.

– Хочешь? – спросил Биглер, вскрывая упаковку. Он протянул ее Паркеру – в ней лежали четыре свернутые вручную сигареты с закрученными концами.

– Я не курю, – отказался Паркер. Пожав плечами, Биглер взял сигарету и засунул ее в рот. Отложив в сторону упаковку, он приподнялся, чтобы достать из кармана брюк спички. Паркер внимательно наблюдал за ним. Чиркнув спичкой, Биглер закурил, и запах мускуса разлился в воздухе.

– Не возражаешь, если я взгляну на твою винтовку? – спросил Паркер.

– Ругаться с тобой из-за этого не стану, – ответил Биглер. Он перекатился на спину и, сложив пригоршней руку, глубоко затянулся, со свистом втянув в себя воздух. Потом, задержав дыхание, закрыл глаза.

25
{"b":"25755","o":1}