ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все подчинились его приказаниям. Десять человек выстроились линейкой вдоль «доджа», лицом к машине, спиной к Деверсу и Мак-Кею. Мак-Кей стоял в некотором отдалении, отдавая приказания всей группе, а Деверс работал с людьми, указывая каждому его место; Мак-Кей выполнял роль пастуха, а Деверс – его сторожевого пса.

Паркер, выйдя из-за трейлера, направился к ним. Томми не отставал от него. Пятеро частных охранников, четверо гражданских лиц, водитель трейлера, – все выстроились в линейку вдоль «доджа». Теперь Паркер, достав револьвер, шел уверенной походкой, не торопясь и не стараясь остаться незамеченным. Они уже держали всех под своим контролем.

Все десять человек полностью подчинялись указаниям Мак-Кея. Он вынул из кобуры, висевшей на правом боку, револьвер и, прицелившись в сторону леса, выстрелил. Под открытым небом звук выстрела прозвучал не очень громко, но все разом замолчали, будто кто-то выключил радио. Все десятеро умолкли, обратив к ним недоумевающие лица. Деверс, мгновенно отступив назад, также достал револьвер. Паркер и Томми, с оружием в руках, встали по обе стороны от Мак-Кея.

– Не двигаться! – заорал Мак-Кей. – Стоять смирно!

Смена декораций произошла в одно мгновение. Их было всего четверо против десятерых, но эти десятеро растерялись, не в силах сразу осмыслить изменившуюся ситуацию; им потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что полицейские офицеры – переодетые грабители, а нескольких секунд оказалось вполне достаточно для нападавших. В недоумении люди застыли на месте, а когда пришли в себя, новая расстановка сил уже закрепилась.

Мак-Кей действовал безошибочно, заставив их подчиняться себе, пока они еще не оправились от растерянности.

– Если хоть один из вас шевельнется – убью! Повернуться! Стоять лицом к машине! – заорал он. – Всем повернуться к машине, черт побери! Мне без разницы, кого пристрелить!

Все послушно повернулись лицом к машине, переминаясь с ноги на ногу, толкая друг друга локтями, обмениваясь недоуменными взглядами. Каждый повиновался потому, что повиновался его сосед, и вскоре все десятеро стояли цепочкой, повернувшись лицом к «доджу».

Пока все складывалось удачно, но долго так продолжаться не могло. Паркер с Мак-Кеем держали на прицеле всю группу, а Томми с Деверсом обыскивали всех, отбирая только оружие. Оказалось, что вооружены только пятеро охранников, у каждого в кобуре лежал револьвер. Револьверы отобрали и забросили их подальше, в кусты.

Теперь предстояло лишить их свободы передвижения. В багажнике «доджа» лежали заранее заготовленные куски шнура. Томми достал их, и они с Деверсом пошли вдоль строя, связывая людям руки за спиной.

К этому времени люди уже оправились от удивления, и несколько человек перешли к угрозам: «Вам несдобровать!», «Вам не удастся скрыться!» – полный набор бессмысленных предупреждений. Пусть себе говорят, до тех пор, пока таким образом они выражают свою враждебность и замешательство, можно не опасаться серьезных неприятностей.

Когда связали четверых, Мак-Кей, засунув в кобуру свой револьвер, пришел на помощь Томми и Деверсу, оставив Паркера сторожить оставшихся с оружием в руках. Если бы все захваченные в плен бросились сейчас бежать, наверняка нескольким удалось бы скрыться. Но они не успели выработать плана совместных действий, и никто не хотел рисковать в одиночку, так что четверо нападавших без помех закончили свою работу.

То, что произошло дальше, напоминало сцену из фильма о Второй мировой войне. Всех десятерых, как военнопленных, погнали через шоссе к боковой дороге, по которой до этого приехали Паркер с Томми. Паркер сел за руль «доджа» и задом выехал с грунта, затем развернул машину и медленно поехал за Мак-Кеем и Деверсом, которые гнали людей по боковой дороге, освещаемой фарами «доджа». Одетые в форму Мак-Кей и Деверс, а также пятеро охранников усиливали впечатление, что конвоиры ведут в лес военнопленных.

Томми тем временем забрался в кабину трейлера. Первоначально Мак-Кей сам собирался отогнать трейлер с места боевых действий, но когда выяснилось, что Томми, среди других своих многочисленных и зачастую неожиданных достоинств, умеет водить грузовые машины, они поменялись ролями. Мак-Кей нагонял на людей больше страха, чем Томми, если держал кого-то на прицеле. Паркер увидел в зеркале заднего обзора, что Томми, обогнув стоявший впереди «плимут», умчался на своем тягаче.

Они не стали углубляться слишком далеко в лес со своими пленниками, а привязали их ремнями к стволам деревьев, точно так же, как поступили до этого с двумя полицейскими. Мак-Кей охранял постепенно уменьшающуюся группу не привязанных еще пленников, а Паркер с Деверсом занимались своим делом. Справившись с этой работой, все трое вернулись к «доджу». Паркер сел за руль, а остальные устроились на заднем сиденье, чтобы сменить одежду. Пятясь задом, Паркер вывел «додж» на шоссе, и они с Деверсом перегнали оба «плимута» на боковую дорогу, подальше, чтобы их не увидели с шоссе в случае, если мимо проедет какая-нибудь машина. Деверс, не успевший до конца переодеться, был в одних носках, майке и полицейских брюках. Пока они с Паркером бежали назад, к «доджу», по грунтовой дороге, он то и дело негромко покряхтывал, когда под ноги попадались острые камешки. Паркер снова сел за руль, а Деверс забрался на заднее сиденье заканчивать свой туалет. Паркер погнал машину на север.

Он догнал трейлер, ехавший со скоростью около пятидесяти миль в час, неподалеку от городка Окони и ехал за ним несколько миль, вплоть до заправочной станции, находившейся южнее Паны. Окна станции украшал огромный плакат: «Сдается в аренду».

Вдали, на востоке, небо начало сереть – первый признак приближавшегося рассвета, но на земле по-прежнему царила ночь. Когда Паркер, поставив «додж» на тормоза, выключил фары и Томми, остановивший свой трейлер сбоку от станции, сделал то же самое, поначалу им показалось, что не видно ни зги. Паркер открыл дверцу машины, и зажглась лампочка в салоне, за его пределами ничего не было видно. Паркер вылез на бетонное покрытие автостоянки, Мак-Кей с Деверсом последовали его примеру. Они уже переоделись в свою одежду. Когда дверцы машины захлопнулись, их обступила абсолютная темнота.

44
{"b":"25755","o":1}