ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Остается выяснить, откуда этому типу известно его имя. Снова плотно прикрыв дверь и отступив на веранду, Паркер сказал:

– Тогда меня звали Рональдом Каспером.

– Моя золовка слышала, как вы разговаривали по телефону с каким-то парнем в Чикаго. Ваш абонент отказался оплачивать разговор с Каспером, и вам пришлось назвать себя. Она мне потом все рассказала, после вашего отъезда. Она до сих пор вспоминает вас. Я не стал ее разочаровывать и объяснять, что вы, просто воспользовавшись удобным случаем, отсиделись пару деньков в спокойном месте.

– А сейчас что ищете? – спросил Паркер, не отвечая на его слова.

– Я ищу условно освобожденного преступника по имени Говард Одем.

Паркер не знал такого имени.

– Одем – дружок Биглера? – спросил он сыщика.

– Был когда-то, – ответил Керни. – А сейчас дружок его жены. Биглер и не подозревает об этом, – предусмотрительно добавил Керни.

– Все это никак не связано с сегодняшними делами Биглера.

Так вся эта заваруха из-за его жены? Если дело, задуманное Биглером, провалится, так не из-за того, что трудно найти покупателя на столь известные вещи, – это будет исключительно заслугой его женушки, и реальная угроза нависла над ними сию секунду.

Не выпуская из виду посетителя, Паркер приоткрыл дверь и позвал:

– Шейрон!

Она появилась не сразу; очевидно, поначалу отказывалась выйти. Наконец дверь широко распахнулась и тут же захлопнулась за ее спиной; Шейрон стояла перед ними с замкнутым и угрюмым выражением лица, будто увидела перед собой ворота тюрьмы.

– Ему нужен Одем, – сухо сказал Паркер, указав большим пальцем на Керни. – Скажи ему, где его найти.

– Одем? – повторила она резким, пронзительным голосом, в котором ясно слышались фальшивые ноты, – я сто лет не виделась с Гови...

Паркер прервал ее нетерпеливым жестом. Шейрон ответила ему вызывающим взглядом, но этот немой диалог продолжался всего несколько секунд. Взгляд ее скользнул в сторону, и, откашлявшись, она произнесла уже гораздо тише и спокойнее:

– Галиндо-стрит, 1684.

Паркер перевел взгляд на Керни, но тот отрицательно помотал головой. Снова повернувшись к Шейрон, Паркер приказал ей:

– Давай попытайся еще раз.

Притворяться дальше, что она не понимает, о чем идет речь, было бессмысленно, но Шейрон все же предприняла еще одну попытку.

– Честное слово, – повторила она, – это его адрес.

Так могло тянуться до бесконечности. Паркер почувствовал, что его терпению пришел конец, он не на шутку разозлился.

– Попытайся вспомнить еще раз, – приказал он ей с таким видом, что Шейрон наконец поняла: дальше тянуть волынку опасно.

– Может, – она заметно нервничала, – вы имеете в виду подружку Гови... гм, она живет в Антиохе.

На этот раз Керни удовлетворенно кивнул. Паркер перевел взгляд на Шейрон.

– Он... часто останавливается у нее... – Теперь она заговорила торопливо, захлебываясь словами. – Она... не знаю ее имени, но ее адрес, ага, 1902, Каваллон-роуд. Новый дом, двенадцатиэтажный. Гови сказал...

– Хватит, – оборвал ее Паркер. – Порядок. Через секунду до Шейрон дошло, что ей заткнули рот, и, как нашкодившая кошка, она уползла в дом.

– Не хотелось бы думать, – обратился Паркер к Керни, – что вы станете выяснять, на чье имя взяты напрокат эти машины.

– Какие машины? – с невинным видом спросил Керни.

Паркер успокоился. В те давние времена Керни зарекомендовал себя человеком, который не любит совать нос в чужие дела. Удовлетворенно кивнув ему на прощанье, Паркер вернулся в дом, к бледной как полотно Шейрон, клокочущему от ярости Биглеру и чувствовавшим себя не в своей тарелке Дакассу и Уолхейму.

– Ничего особенного, – оправдывалась Шейрон. – Честное слово, Боб, человек ошибся номером.

– В чем там дело? – спросил Биглер у Паркера.

– Ошибся номером, – повторил Паркер. – Этот человек занимается розыском без вести пропавших, его звать Керни, я когда-то встречался с ним. Он разыскивает беглянку, женщину, и решил, что она живет здесь под чужим именем. Поговорил с Шейрон и убедился, что ошибся. Теперь перейдем к делу. Так что же с ночевкой?

Шейрон одарила Паркера благодарным взглядом, который выдал бы ее с головой, если бы его перехватил муж. Но тот, уставившись на Паркера, недоуменно повторил:

– С какой ночевкой?

– В твоем вездеходе, – пояснил Паркер.

– А-а, я подумал, что ты имел в виду другое, сам не знаю, что именно, – с облегчением вздохнул Биглер.

– Я приехал к тебе обсуждать ограбление, – напомнил ему Паркер.

– Да, ты совершенно прав. – Биглер вернулся к столу.

– Кажется, ребенок плачет, – сказала вдруг Шейрон. Испуганно поглядев на мужа, она поспешно выскользнула из комнаты.

Четверо мужчин снова расположились вокруг стола.

– Так на чем я остановился? – спросил Биглер.

– Как переночевать в горах, – напомнил ему Дакасс.

– Ты сказал, что мы, вероятно, грабанем бронированную машину где-то около часа дня.

– Верно, – подтвердил Биглер. – У нас в запасе останется меньше пяти часов светлого времени суток. После пяти в лесу уже темно, можно свалиться в ущелье, приняв его за тень.

– Значит, в Кинг-Сити мы попадем только на следующий день, около полудня, – задумчиво произнес Паркер.

– Так я и рассчитывал, – подтвердил Биглер.

Паркер кивнул. Это неплохо – провести в укрытии первую ночь и только на следующий день выбраться из опасной зоны.

– А с чего ты взял, что нас не выследят? – спросил Уолхейм.

– В этих-то горах? Черт возьми, они же не узнают, где мы. Они подумают, что мы разобьем лагерь неподалеку от дороги, не станут же они искать нас за тридцать миль, в горах.

– Тридцать миль – не расстояние, – возразил Дакасс.

– Верно, – согласился Биглер, – тридцать миль по шоссе номер 80, ведущему в другой штат, – раз плюнуть; но тридцать миль по лесу – черт знает как далеко.

– Но ведь твой вездеход оставляет следы? – спросил Паркер.

– Первые пять миль проедем по трассе, проложенной военными. Потом где-нибудь свернем с трассы и заедем в лес. Многие так делают, отъезжают в сторону на милю-другую, и каждая машина оставляет следы; так по каким следам отправятся копы?

9
{"b":"25755","o":1}