ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она поежилась под легкой курткой и пошла быстрее, как бы желая убежать от еще одной тайны этого дома.

После завтрака, она звонила местному шерифу в надежде взять короткое интервью у его помощника, который обнаружил мисс Рентой через две недели после крушения. Последние строки книги довольно туманно описывали Джудит, бредущую по колено в снегу и, когда она наконец увидела патрульную машину и поняла, что спасена, лишившуюся чувств. Но Сьюзен — да и зрители, она в этом не сомневалась — хотела бы узнать об этом побольше.

— Я не стану давать никаких интервью, — сказал помощник шерифа Лестер в ответ на ее просьбу. В его голосе звучала плохо скрытая враждебность, что заставило Сьюзен задуматься.

— Но ведь вы единственный человек, кто в конце концов нашел Джудит Рентой, не так ли? — спросила она.

— Я вовсе не «нашел» ее. Просто она шла по дороге, которую я регулярно патрулирую.

— Это я понимаю. А каковы ваши впечатления: как она выглядела и что сказала, что случилось после того, как вы нашли ее на дороге, потерявшую сознание…

— Я нашел ее на дороге и отвез в больницу. Это все, что я могу сообщить. Поговорите с доктором Каном. — И не говоря больше ни слова, он повесил трубку.

Крайне озадаченная таким приемом, Сьюзен позвонила в больницу, где ей сообщили, что доктор вернется в город через три дня, и предложили перезвонить.

Она подняла голову, прислушиваясь к реке, шумевшей в горах, но мысли оставались заняты другим. Необъяснимая неприязнь помощника шерифа беспокоила ее больше, чем следовало.

Она вздохнула и остановилась у самого берега, пытаясь разобраться в мыслях, теснившихся в голове.

Решительно сжав губы, она некоторое время сосредоточенно смотрела на самодельный мостик, соединяющий берега в самом узком месте реки, и потом перешла его, гулко простучав подошвами по доскам.

Лес, начинавшийся у дальнего края поля, взбирался по крутому склону холма и казался почти непроходимым. Возможно, там ей удастся испытать то леденящее душу ощущение, которое описывала Джудит в своей книге.

Сьюзен карабкалась на холм целых полчаса, продираясь через бурелом и обходя промоины, оставшиеся после долгих проливных дождей. Взобравшись на вершину, она почувствовала, что выдохлась. Холодный ветер перебирал, влажные пряди ее светлых волос. Она перевела дух и оглядела окрестности.

Здесь, где старые клены сохраняли густую тень, подлесок был реже. С холма открывалась панорама окаймленной горами цветущей долины; река серебряной нитью прорезала желтое поле. Отсюда дом и пристройки выглядели миниатюрными; дым, поднимавшийся из труб, казался почти прозрачным. Пейзаж был идиллический и походил на открытку с видом осеннего Нью-Гэмпшира.

Сьюзен опустилась на сухой, покрытый мхом валежник и оглядела долину, наслаждаясь прекрасным пейзажем и уединением. И хотя эта картина была не такой умиротворяющей, как бескрайнее пространство Тихого океана за ее окном, не влюбиться в это место просто невозможно.

Задумчиво дотронувшись рукой до сухой ветки, она задела кусок коры, и он упал на землю рядом с чем-то блестящим. Сьюзен посмотрела внимательнее: раздвинув кучу красных опавших листьев, она увидела какой-то предмет, тускло блеснувший под ними. Очистив его от грязи и поднеся к глазам, она нахмурилась. Это была половина простенького сентиментального брелка, сделанного в виде сердечка, на обратной стороне которого затейливо выгравировано «С любовью от Алекса».

Зажав брелок в ладони, она, задумавшись, смотрела вдаль, странно опечаленная этим свидетельством любви погибшего человека. Брелок, конечно, принадлежал Джудит, она, видимо, потеряла его на прогулке, в тот самый приезд, который окончился трагедией. Сьюзен засунула брелок глубоко в карман, решив отдать его Джудит при первой же возможности, потом, неохотно поднявшись, отправилась дальше.

Через четверть часа она подошла к маленькому крепко сколоченному домику, уютно примостившемуся под деревьями по ту сторону холма. Вокруг него была глухая чаща, но к двери вела тоненькая тропинка, а почерневшая труба на крыше указывала на то, что им иногда пользовались. Сьюзен распахнула дверь и заглянула в темноту, едва различив старую печь с горшками и ведра. Домик, куда рабочие приходят погреться и где хранят кленовый сок, прежде чем отправить его дальше на переработку, догадалась она.

Значит, где-то поблизости должна быть и дорога, вероятно, спускающаяся с холма и ведущая к дому.

Сьюзен спустилась к ней, разочарованная свидетельством человеческого присутствия, портящего этот первозданный уголок леса.

Она размышляла, какой дорогой ей двигаться дальше, когда услышала звук мотора. Через мгновение из-за поворота появился открытый джип, сбавил ход и остановился напротив нее.

С растрепавшимися на ветру волосами и покрасневшим от холода лицом за рулем сидел Шон. Он вылез из джипа и направился к ней. На нем были тяжелые сапоги, поверх черной водолазки — красная фланелевая рубашка. В руке он держал… топор.

Сьюзен почувствовала, как у нее замерло сердце, и невольно сделала шаг назад. Шон замер, пристально посмотрел на нее, затем взглянул на топор и засмеялся. Но смех его был горьким.

— Убийство с применением топора — это, кажется, единственное, в чем меня еще не обвиняли, — произнес он презрительно.

Сьюзен нахмурилась и тяжело вздохнула. Она почувствовала себя неловко. Конечно, она не боялась его, хотя вид у него определенно зловещий, просто…

— Вы удивили меня, вот и все, — закончила она вслух свою мысль.

Он рассеянно кивнул, внимательно глядя на нее.

— А вы меня. Я был уверен, что вы исчезнете, как только узнаете, что ваш продюсер не приедет.

Сьюзен удивленно взглянула на него. Не из-за этого ли он так поспешно ушел? Он что, ожидал, что она убежит, поджав хвост, когда узнает, что остается с ним одна? Она опустила глаза и поворошила ногой кучу сухих листьев.

— Я хотела так сделать, — призналась она, — но потом решила, что разумнее остаться и закончить дело, из-за которого я сюда приехала, с Доном или без него. Если, вы не против, конечно.

Он смотрел на нее не отрываясь.

— Ну, по мне так его присутствие вообще не обязательно.

На ее лице отразилось удивление. Его голос звучал почти нежно.

— Сценарий будете писать вы, а не мистер Ньюкомб. Я бы не ушел, если бы знал, что вы собираетесь остаться. Теперь мы можем вернуться и начать интервью.

Сьюзен оглянулась, вдохнула свежий воздух северного леса, нагретого осенним солнцем, и поняла, что ей, совсем не хочется уходить отсюда.

— Прекрасный день, — пробормотала она.

— Да.

— Несколько часов ничего не решают. Вы говорили, что у вас есть дела, которые нужно закончить, пока держится погода.

Он кивнул, указывая на домик.

— Осенний обход. Во все такие хибары нужно запасти дров на, зиму. На всякий случай. — Он стал подниматься по склону.

— На случай чего? — спросила она, идя за ним.

— На случай, если сборщиков застигнет буран и им придется его пережидать.

— Но ведь дом совсем близко, за одиноким холмом…

Он открыл дверь и помедлил, глядя на нее.

— Это может случиться где угодно. Мы начинаем собирать сок в феврале, а это здесь сезон буранов. Они обрушиваются внезапно и очень опасны. Многие работники обязаны жизнью этим укрытиям. Такие домики, разбросаны по всему лесу, и в каждом достаточно еды и дров, чтобы продержаться пару дней, если понадобится. Заходите. Я покажу.

Он подложил камень под дверь, чтобы она не закрылась, и Сьюзен с трудом разглядела металлические ведра, тускло отсвечивающие в углу.

— Глаза сейчас привыкнут, — сказал он, продвигаясь вглубь. Его глаза привыкли явно быстрее, чем ее.

Он открыл ставень, за которым оказалось квадратное окно.

— Видите? — Он указал на печку и несколько поленьев, сложенных рядом с ней, потом неожиданно нахмурился. — Дров должно было быть гораздо больше.

Он повернулся, посмотрел на полку, прибитую высоко на противоположной стене, и помрачнел. Сьюзен проследила за его взглядом и увидела рядом с двумя помятыми кастрюлями несколько консервных банок.

9
{"b":"257561","o":1}