ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подошли поближе. Смотрим, все деревянные стойки сортира перебило осколками, и ширма просто валяется на земле. Ткань изорвана в клочья, а под ней вроде бы как и никого нет. Мы взяли дерюгу за края, убрали в сторону и сразу даже не уразумели, что это лежит перед нами. Мертвого тела, как мы ожидали, на земле не оказалось. Доски лежали рядом с выгребной ямой, а из нее торчала лишь одна голова в офицерской фуражке. Только чуть позже до нас дошло то, что мы разглядели перед собой, и мы поняли, в чем дело.

Судя по всему, комиссар впервые попал в такую жуткую передрягу. А тут еще, видимо, снаряд взорвался около сортира, и осколками кое-где посекло ткань. Офицер, конечно, заметался и не придумал ничего лучше, как сигануть в выгребную яму. Вскочил на ноги, натянул штаны и раздвинул жердочки. Прижал локти к бокам и солдатиком прыгнул вниз. На свою беду он оказался слишком толстым. Поэтому вошел в отверстие так плотно, что руки притиснуло к земляным стенкам, и он не смог вытащить их наружу.

Естественно, что дурно пахнущее содержимое туалета было вытеснено весьма тучным телом и поднялось ему до самого горла. Хорошо, что мы вырыли неглубокую яму. К тому же мы мало там стояли, и выгреб оказался почти пустым. А не то захлебнулся бы там наш бравый комиссар, словно в вонючем болоте. Мы заткнули себе рты, схватились за животы и разбежались в разные стороны.

Когда все отсмеялись, пришел ротный. Узнал, в чем дело, побледнел и приказал немедленно вытащить комиссара. Никто не проявил горячего рвения помогать противному службисту. Во-первых, это был вредный офицер, а во-вторых, никто не хотел пачкаться в дерьме. В конце концов, начальник ткнул пальцем в трех бойцов из охраны. Те взяли лопаты и, ругаясь по-черному, отправились спасать незадачливого политработника.

Хорошо, что рядом с лесочком протекала небольшая речка. Наш бедолага отправился к воде и там стирался и отмывался до самого вечера. Правда, после этого дня он уже к нам не приставал ни с какими вопросами. Даже если они касались требований устава. – Леонид со смехом закончил байку и серьезно добавил: – А потом началось мощное немецкое наступление и стало уже не до этого.

Бойцы взошли на небольшой пригорок и впереди, в нескольких километрах от себя, увидели какую-то крупную станицу. Вокруг нее палаточным лагерем расположились тысячи вооруженных людей. Судя по суете, царившей в этом населенном пункте, здесь находилась крупная военная часть, численностью не менее пехотного полка.

Еще через несколько сотен метров парни наткнулись на пулеметную точку, обложенную мешками, набитыми землей. Их остановили советские солдаты. Приказали сдать оружие и предъявить документы. Парни разоружились и доложили усталому лейтенанту, кто они и откуда. Тот выслушал пришельцев. Дал им сопровождающего и отправил в поселок. Там их разделили. Еще раз проверили бумаги и допросили. Леонида сразу же куда-то увели, а Григория отправили в пехотную роту.

Пожилой старшина равнодушно принял новобранца. Посмотрел на его обтрепанное обмундирование и отвел к интенданту. Дверь в склад оказалась закрытой. Служивый поставил солдата рядом с пакгаузом и сказал:

– Придет завскладом, скажи, что тебя Сидорчук прислал. Пусть он тебе даст какую-нибудь одежонку. У него еще кое-что есть в запасе. Потом вернешься ко мне. Скоро привезут обед, так что не опаздывай, не то останешься голодным.

Григорий кивнул и привалился к саманной стене. Стоять он больше уже не мог. Парень сел возле крыльца прямо на землю и вытянул гудящие ноги. Воспаленные бессонницей глаза закрывались от невероятной усталости. Почти сутки назад он участвовал в бою с немцами. Потом много часов просидел в холодной воде. Всю ночь без передыха шагал по степи. Встретил танкиста и снова топал и топал по пыльному проселку.

Рядом кто-то опустился на землю. Григорий с трудом разлепил слипающиеся веки и увидел хмурого Леонида. Тот не стал дожидаться вопроса и объяснил:

– Добрался я до самого командира полка. Тот дал команду связистам выяснить, где здесь ближайшая танковая часть, и отправить меня туда. Бойцы дозвонились до ближайшего города и передали мне трубку.

Какой-то лейтенант меня выслушал, а потом сообщил: «К сожалению, все бронемашины в крымских частях РККА уже закончились. Пополнения парка танков и автомобилей в ближайшее время не предвидится. Поэтому вам придется пока повоевать в пехоте», – после чего дал отбой. Я вернулся и доложил штабному офицеру. Тот записал мои данные и направил сюда. А напоследок заявил: «Если возникнет нужда в вашей боевой специальности, вас вызовут в канцелярию».

Тут на крыльцо поднялся тучный интендант. Достал из кармана огромную связку ключей и открыл дверь склада. Парни с трудом поднялись на ноги и вошли в темное помещение. Завскладом взглянул на двух оборванцев и не стал ни о чем спрашивать. Ушел в глубь каптерки и принес оттуда два комплекта флотской формы:

– Берите то, что осталось, – ответил он на недоуменные взгляды бойцов. – Скоро и этого не будет.

Красноармейцы переоделись в новое, непривычное обмундирование, и Леонид невесело пошутил:

– Вот уж не думал, что когда-нибудь стану моряком.

Они вышли из склада и направились прямиком в свою пехотную роту. Подоспели они очень вовремя. Получили по миске каши, куску ржаного хлеба и по кружке бледного несладкого чая. В один миг все съели. Сполоснули посуду у колодца и спросили, – где они могут хоть немного поспать.

Старшина взглянул на донельзя измученные лица парней и отправил их в свою палатку.

Глава 5. Старик

Очередная, чрезвычайно яростная атака противника вновь не увенчалась желанным успехом. Отлично вооруженные, хорошо одетые и сытые немецкие солдаты опять были остановлены и отброшены назад. Уже в который раз они так и не смогли преодолеть яростное сопротивление голодных и оборванных бойцов Красной армии.

Фашисты не сумели преодолеть хорошо простреливаемую полосу ничейной земли и снова не достигли своей цели. Им вновь не удалось вплотную подобраться к русским траншеям и закидать красноармейцев ручными гранатами. Шквальный огонь из нескольких десятков винтовок и двух пулеметов сорвал оперативные планы нападавших. Заставил сначала залечь, а затем медленно отползти к своим позициям.

На изрытой воронками земле осталось неподвижно лежать около двух десятков трупов, одетых в чужую форму грязного серо-зеленого цвета. Среди них были и те двое, что Григорий мысленно записал на свой счет. Именно они упали после того, как боец тщательно прицелился и выстрелил в ненавистные темные силуэты. Убил ли он их или нет, парень точно не знал, но очень надеялся, что хотя бы одним врагом стало меньше.

Убедившись, что все фашисты откатились назад, он облегченно вздохнул и перезарядил винтовку. Оставил ее лежать на бруствере и сполз на дно глубокого окопа, вырытого в полный профиль. Устало привалился спиной к стенке траншеи и вытянул ноги, трясущиеся от пережитого напряжения. С трудом ворочая непослушной, одеревеневшей шеей, он посмотрел по сторонам. Леонида видно не было. Перед боем его вызвал командир и зачем-то отослал в штаб полка.

Слева скорчился мертвый матросик, только вчера появившийся в расположении их части. Чуть дальше лежали два его убитых товарища. Они были из того же отделения, которое прибыло из Севастополя поздним вечером. Григорий даже не успел познакомиться с этими бравыми парнями. Сначала ребята достаточно заносчиво держались особняком. Ну, а как же еще? Чай не серая пехота, а настоящие моряки, можно сказать – мореманы.

Григорий и сам был одет в черную морскую форму, но молодые матросики по каким-то неуловимым признакам сразу поняли, что он не флотский. Поэтому даже не удостоили его своим драгоценным вниманием. Потом все торопливо съели скудный ужин и принялись устраиваться на ночь. А утром началась такая мощная атака, что стало уже не до церемоний. «Жаль парней!» – грустно подумал солдат.

Он перекрестился, повернул голову и посмотрел направо. Туда, где стоял его земляк Прохор. К своему удивлению, он увидел, что на месте приятеля находится незнакомый пожилой мужчина лет шестидесяти. Несмотря на теплую погоду, на нем был старый, видавший виды, потертый бушлат. Из многочисленных прорех непрезентабельной одежки местами торчали куски комковатой серой ваты.

13
{"b":"257564","o":1}