ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Благоразумная мать мальчика посоветовалась со знающими людьми. После чего выписала своему ребенку новые документы, по которым он числился сыном красноармейца Павла Степанова. А это был не абы кто, а верный боец революции, героически сражавшийся в Гражданскую войну. Где он и получил многочисленные ранения и различные знаки отличия.

То, что парень потом переехал в областной центр, к счастью, нигде не фигурировало. Как и то, что он поселился у Михаила Федоровича, родного брата матери, и семь лет воспитывался в его семье. После неожиданного ареста жены дядя очень озаботился безопасностью своего племянника. Поднял все свои связи и «устроил» ему путевку на ударную комсомольскую стройку.

Только благодаря этому Григорий очень вовремя собрал вещи и уехал из Самары. Естественно, что документы немедленно отправились вслед за ним. Когда же чекисты собрались внести в досье важную запись, то стало уже поздно. К тому времени бумаги уже медленной скоростью двигались на далекий Урал. Между прочим, именно эта строка говорила о его связи с врагом народа – женой дяди и, соответственно, приемной матерью парня.

Видимо, особисты поленились сразу отправить сообщение в город Асбест, а потом закрутились и благополучно забыли о такой мелочи. Оно и понятно, работы у заплечных дел мастеров тогда было невпроворот. Так что в анкету парня эта запись тоже не попала. Стоит ли говорить, что тетушка была немкой по национальности и происходила из зажиточной семьи. За что, собственно, в тридцать седьмом году ее арестовали и расстреляли как фашистскую шпионку.

Если бы не счастливая цепь этих благоприятных случайностей, а именно – новое свидетельство о рождении, отсутствие в досье записей о дядюшке и тетушке, то дело бы обернулось очень плохо. В этом случае на парне всю жизнь висела бы каинова печать – «член семьи врага народа». Соответственно, работать по выбранной им специальности особисты Григорию уже не дали бы. Да и дорога в армию ему была бы закрыта окончательно и бесповоротно.

Вот так и вышло, что во всех его бумагах значилось только хорошее – активный комсомолец, «ворошиловский стрелок», значкист ГТО. Окончил строительный техникум, работал на ударной комсомольской стройке и к тому же знает немецкий язык. Правда, в многочисленных анкетах он везде благоразумно писал, что «владеет только со словарем», но и этого оказалось вполне достаточно. В военкомате сразу обратили внимание на его отличную физическую форму. Изучили «прекрасное» личное дело и дали весьма благоприятную рекомендацию: «Направить в армейскую разведку!»

После чего военком с чувством выполненного долга подышал на продолговатый резиновый штамп. Сделал аккуратный оттиск в «призывном свидетельстве», и там появилась фиолетовая печать: «Годен к строевой!»

8 февраля 1941 года Григория наконец-то призвали в ряды Красной армии. С местом службы ему тоже невероятно подфартило. На его счастье, парня направили не в далекую Монголию или какой-нибудь заполярный Мурманск, а в теплый и весьма благодатный Крым.

Набранная по всей стране команда таких же, как и он, удальцов собиралась достаточно долго. Поэтому многочисленная группа добралась до места назначения только в начале ранней весны. Но это на Урале она едва-едва начиналась, а здесь, в солнечной Тавриде, была в самом разгаре. Вся зелень уже распустилась, зацвели травы и деревья, и воздух оказался напоен чудесными запахами, приятно дурманящими голову.

Вместе с остальными кандидатами в разведчики Григория посадили в полуторку и отправили в путь. Немного повозили по степи и доставили в небольшой военный городок, расположенный недалеко от Севастополя. Здесь был проведен очередной, еще более тщательный медицинский осмотр. Врачи так сильно придирались к новобранцам, что парень только диву давался.

В результате долгих обследований большинство приехавших бойцов так и не смогли пройти эту невероятно строгую комиссию. В конце концов дотошные эскулапы признали полностью годными лишь тридцать человек. Остальных без всякого сожаления отправили в другие, менее престижные воинские части.

Старательно отобранных курсантов погрузили в крытые автомобили и тайно перевезли в другой пункт, на этот раз в учебный лагерь. Сразу же по прибытии на место началось интенсивное обучение в армейской спецшколе. Если оружейное дело и прочие военные науки преподавали обычные молодые офицеры, то со всем остальным дело обстояло совершенно иначе. Физическую подготовку и рукопашный бой вели суровые мужики, многое повидавшие за свою нелегкую жизнь.

Как Григорию шепотом рассказал один из самых пронырливых студентов, все они бывшие «пластуны». Услышав это странное слово, парень сначала даже растерялся.

– Что за пластуны такие? Что они пластали и где?

Хорошо, что информатор сразу заметил недоумение на лице слушателя и коротко сообщил, что это значит на самом деле. С его слов выяснилось, что до революции в царской армии так назывались диверсионные подразделения, состоящие из элитных казачьих войск. Чуть позднее ему по секрету доверили еще одну совершенно сногсшибательную новость.

Оказалось, что абсолютно все инструкторы долгое время сидели в различных лагерях, как «злостные враги народа». Вслух про это никто не говорил, но парни прекрасно знали об этом печальном факте. Активные комсомольцы, из которых были набраны молодые бойцы, откровенно недоумевали, почему таким подозрительным людям доверили обучение будущих разведчиков?

Однако очень скоро Григорий понял, каким образом это произошло. Скорее всего, решил боец, во всем виноваты многочисленные политические чистки, проведенные в Красной армии. Видимо, после них в войсках больше не осталось хороших специалистов этого профиля. Особенно таких, которые смогли бы преподавать столь сложный предмет. Вот и пришлось властям смирить гордыню и пойти на попятную. Спешно разыскать и освободить тех, кого долгое время гноили в гиблых северных зонах.

Нужно сказать, что казаки полностью оправдали возложенное на них доверие родной страны. Обучали они весьма основательно и безжалостно гоняли курсантов, что называется, и в хвост, и в гриву. Работали с зеленой молодежью, без преувеличения, до кровавого пота. Григорий всегда считал свои физические кондиции очень хорошими. Однако в первый же день тренировок понял, что слишком лестно о себе думал.

Пожилые, как ему тогда казалось, инструкторы сразу же показали, кто чего стоит. Серьезные мужики, все как один за сорок, с легкостью доказали ему, двадцатилетнему парню, что он настоящий слабак. Остальные, молодые бойцы, тоже не выдерживали никакого сравнения с седыми ветеранами. Пришлось им всем срочно подтягивать свою спортивную форму. Причем нужно было стараться изо всех сил, иначе запросто могли отчислить из подразделения. А каждый из бойцов хотел получить столь интересную, хотя и весьма рисковую профессию.

Очень скоро Григорий стал выходить победителем почти во всех единоборствах, которые проводили между собой курсанты. О том, чтобы сравниться с тренерами в ловкости и владении боевыми приемами, не могло быть и речи. Слишком мало парень еще занимался, и слишком велик был опыт у старых служак. Однако и он уже кое-чему научился. Стал достаточно хорошо стрелять. Освоил многие приемы боевого самбо. Уверенно орудовал ножом, штыком, саперной лопаткой и прочим холодным оружием.

«Видимо, не зря их освободила советская власть, – часто думал Григорий, едва не валясь с ног после изнурительных занятий. – Таких военспецов еще поискать».

Кроме того, курс обучения включал в себя и многое другое. Однако Григория особенно впечатлил краткий теоретический обзор приемов борьбы с крупными сторожевыми собаками. Причем боя без оружия, можно сказать, голыми руками. Инструктор рассказал им о нескольких, самых простых способах нейтрализации разъяренного животного. Он говорил и одновременно показывал движения, которые нужно выполнять во время схватки.

– Во-первых, ударить собаку кулаком точно в нос. Лучше всего это сделать в то время, когда она летит на тебя. Иначе, если зверь стоит на ногах, он увернется или схватит тебя за руку так, что мало не покажется. Но если ты попал куда надо, то все в порядке. После этого пес потеряет ориентацию и некоторое время будет находиться в легком нокдауне. Тут уж не зевай, добивай его как можно скорее.

2
{"b":"257564","o":1}