ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Этим пусть занимаются соответствующие органы, – угрюмо бросил майор. – Я им сейчас сообщу об этом, а у нас и своих дел достаточно. Вы что-нибудь нашли в машине?

– Только это, – сержант протянул сверток бумаг.

Начальник взял документы и хмуро взглянул на мертвого немца:

– Похороните его за территорией базы, – сказал он на прощание и козырнул то ли сержанту, то ли погибшему пилоту. Развернулся и ушел туда, где солдаты спешно разбивали штабную палатку.

Именно с этого дня у летчиков начались каждодневные боевые вылеты. Невзирая на время суток, и днем и ночью самолеты регулярно уходили на смертельно опасные задания. Многие из них вскоре погибли, других сбили фашисты над своей территорией, и они уже никогда больше не вернулись на базу.

Тем же, кому посчастливилось вырваться из смертельного боя, не давали не то что почивать на лаврах, им не позволяли даже как следует отдохнуть. А все из-за катастрофической нехватки машин. Поэтому пробитые пулями во многих местах летательные аппараты торопливо чинили. Под завязку заправляли горючим и поднимали на борт необходимый боезапас. После чего едва успевшие немного вздремнуть или слегка перекусить пилоты забирались в кабины своих аэропланов. Поднимались в воздух и улетали в сторону быстро приближающегося фронта.

Меж тем для Григория и остальной охраны периметра почти все осталось по-прежнему. Они так же ходили дозором вокруг аэродрома и стерегли его от проникновения немецких диверсантов. Единственное, что изменилось с началом войны, так это то, что резко усилили наряды и стали намного чаще патрулировать окружающую территорию.

Кроме того, теперь бойцов довольно часто бросали на помощь аэродромной обслуге. В первую очередь они обустроили площадки для четырех зенитных установок, которые прибыли из Севастополя. Затем на аэродром потянулись полуторки и телеги со строительными материалами, и солдаты занялись маскировкой. Расчистили участок земли и создали фальшивую взлетную полосу, вдоль которой поставили фанерные макеты самолетов. Настоящие машины укрыли в вырытых капонирах и затянули сверху защитными сетками.

Вдобавок ко всему, нужно было постоянно разгружать автомобили и таскать на поле боезапас для самолетов. А после каждого налета фашистов приходилось разравнивать воронки от бомб и ремонтировать разбитые макеты. Несмотря на то, что ребята стали уставать, как собаки на охоте, никто из них не роптал. Все были уверены, что очень скоро, как сказал по радио товарищ Молотов: «Враг будет разбит, и победа будет за нами».

Однако суровая жизнь показала всю тщетность их несбыточных надежд. К концу сентября 1941 года немецкие войска с ходу овладели Смоленском и Киевом, затем блокировали Ленинград. На юго-западном направлении противник также добился весьма значительных успехов. В битве под Уманью и в киевском котле были разбиты основные силы Юго-Западного фронта РККА. Вскоре большая часть Украины оказалась занята гитлеровцами. В середине сентября вермахт вышел на подступы к Крыму.

Гигантский полуостров во все времена имел невероятно важное стратегическое значение. Так было и в годы правления Петра, так осталось и теперь. Именно через него сейчас лежал один из кратчайших путей к нефтеносным районам Прикаспия. Здесь фашистам нужно было всего лишь пересечь Керченский пролив и Тамань. Кроме того, Крым был жизненно необходим как база для нашей авиации. С потерей этого великолепного плацдарма советские самолеты лишались возможности наносить бомбовые удары по нефтепромыслам Румынии. Зато немцы могли почти беспрепятственно устраивать налеты на Кавказ.

Советское командование прекрасно понимало чрезвычайную важность удержания этой территории и сосредоточило здесь все возможные силы. Для этого руководство вскоре отказалось от обороны города Одессы и перевело ее гарнизон в Севастополь. Таким образом, оно надеялось сохранить хотя бы военно-морскую базу Черноморского флота.

24 сентября при поддержке артиллерии и авиации немецкие войска перешли в наступление на Перекопском перешейке. В ходе тяжелых боев к 26 сентября им удалось прорваться через оборонительные сооружения Турецкого вала и овладеть городом Армянск. Начались тяжелые встречные бои, не позволявшие развить наступление. Здесь фашисты завязли почти на месяц и принялись торопливо пополнять запасы боеприпасов и вооружений.

Когда к 11-й армии, возглавляемой Эрихом фон Манштейном, подошли свежие подкрепления, немецкий фельдмаршал отдал приказ начать атаку. 26 октября фашисты ввели в бой еще две свежие пехотные дивизии и 28 октября все-таки смогли прорвать оборону. Оказывая ожесточенное сопротивление, части Красной армии по всей линии медленно отходили к Черному морю.

Меж тем линия фронта вплотную приблизилась к аэродрому, где служил Григорий. Все находившиеся в рабочем состоянии самолеты спешно подготовили к вылету. В кабины уселись летчики, штурманы и стрелки-радисты. Многочисленные оружейники и механики устроились кто где смог. Так как здесь базировались в основном истребители, то свободных мест оказалось очень мало.

Некоторым счастливчикам несказанно повезло, и они разместились в бомбардировщиках прямо на подготовленных к сбросу фугасах. Остальным пришлось втискиваться в тесное пространство фюзеляжей, где находилось вооружение и боеприпасы.

В конце концов сильно перегруженные машины одна за другой вырулили на взлетную дорожку. По очереди тяжело разбежались по грунтовой полосе. С трудом оторвались от земли и исчезли в сумрачном предрассветном небе. Оставшуюся без дела охрану аэродрома пешим маршем перевели поближе к западному побережью Крыма и раскидали по разным строевым частям.

Хорошо вооруженные немецкие войска постоянно получали свежее подкрепление в оружии, в технике и живой силе. Немедленно бросали их в бой и наступали, наступали и наступали. Обескровленной тяжелыми боями Красной армии взять дополнительные ресурсы было совершенно негде. Сухопутный путь был давно и надежно отрезан вражескими отрядами.

Фашистские самолеты полностью контролировали крымское небо. Подводные лодки постоянно барражировали в море и топили все, что плавает на поверхности. Поэтому советским войскам приходилось медленно отходить, сдавая одну позицию за другой. Очень скоро фашисты подступили к самым пригородам, и база Черноморского флота оказалась в плотном вражеском кольце.

Глава 3. Первый бой

Не успела рота как следует окопаться, как из глубины степи появились первые немцы. Пара тяжелых дорожных мотоциклов с люльками, похоже, что «BMV R75», выскочила на открытое пространство. Фашисты увидели впереди свежую землю, выброшенную из траншеи, и тотчас повернули обратно. Им вдогонку грянуло несколько винтовочных выстрелов, но пули никого не задели, и разведчики благополучно скрылись из виду.

Отложив лопату, Григорий с трудом выпрямил затекшую от работы спину. Выглянул из окопа и осмотрелся. На его взгляд, позиция была не ахти. Если не сказать хуже. Впереди чистое поле, перерезанное пологими балками. В этих многочисленных оврагах вполне можно было очень быстро сосредоточить большое количество живой силы. Да что там говорить о людях. В них даже танки могли запросто укрыться и спокойно подготовиться к атаке. Затем почти мгновенно выскочить на ровное место и ударить прямой наводкой.

Оглянувшись, Григорий увидел, что позади траншеи участок степи коротким пологим склоном спускается к широкой мелкой реке. Топкие берега старицы густо заросли камышом и рогозом. По мнению парня, нужно было окапываться на противоположном берегу и заставить немцев под огнем форсировать водную преграду. Пока фашисты будут идти вброд, можно было бы их щелкать из винтовок, словно в тире.

А здесь что? Нам даже отступить некуда. Нет ни второй линии обороны, ни естественных укрытий. Вон лишь одна балка виднеется. Да и то она под прямым углом спускается прямо к этому сухоречью, оставшемуся после весеннего половодья. В этой промоине толком и не спрячешься. Уж очень она хорошо просматривается сверху. Единственное преимущество здесь в том, что вода недалеко. Не нужно будет за ней под огнем ползать.

6
{"b":"257564","o":1}