ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грофилд огляделся по сторонам, но никого больше не увидел. Он осторожно приблизился к телу, которое опять рухнуло, после того, как ударилось в дверь. Кажется, что-то знакомое? Боже, да это Дэн Лич!

— Господи! — прошептал Грофилд. Не сводя глаз с Дэна, он попятился к открытой двери и крикнул: — Мэри! Оденься и принеси мне брюки! Тут раненый!

Глава 6

Мэри позвала:

— Эй!

Грофилд был на крыше, в солнечном свете, с кровельной дранкой, гвоздями и молотком. Он посмотрел вниз:

— Что?

— Он проснулся.

— Бредит?

— Нет, на этот раз по-настоящему проснулся. Хочет с тобой поговорить.

— Только я за что-то взялся, — проворчал Грофилд и покачал головой. — Сейчас приду. Как только закончу вот с этой, за которую уже взялся.

Мэри прикрывала глаза от солнца одной ладонью. Помахав другой рукой, она развернулась и скрылась из виду.

Прошло два дня с тех пор, как они внесли в дом Дэна, истекающего кровью, сочащейся из четырех ножевых ран, и положили его на армейскую койку в мужской артистической уборной. Мэри, испугавшись, что он умрет, хотела позвонить в службу скорой помощи, чтобы его забрали в больницу, но Грофилд знал, что это будет плохо для всех них, и настоял, чтобы они сами выхаживали Дэна. Мэри принесла из кассы, расположенной на уровне земли под задними рядами кресел, книгу об оказании первой медицинской помощи и неуклонно следовала почерпнутым оттуда рекомендациям. Это явно себя оправдывало.

Грофилд закончил с кровельной дранкой, которую прибивал, повесил молоток на гвоздь, не до конца забитый в крышу, убедившись, что остальные новые доски и сумка с гвоздями не соскользнут, потом спустился по скату крыши к лестнице, а оттуда на землю.

Дэн выглядел очень бледным, но был в сознании. Он сказал:

— У тебя красивая жена.

Мэри выглядела польщенной, а Грофилд проговорил:

— А у тебя осталось всего только восемь жизней.

— Откуда ты знал, где меня искать?

— Ты пришел и постучался в дверь. Разве не помнишь?

Дэн нахмурился:

— Издеваешься надо мной?

— Нет. Ты приполз сюда, забравшись вверх по ступенькам со стороны фасада, и бился головой об дверь, пока мы тебя не услышали и не впустили. Ты что, совсем этого не помнишь?

— Последнее, что я помню, — это Майерса с тем ножом.

— Где, черт возьми, он взял нож?

— В машине. Это же была его машина, ты знаешь, он держал нож в ножнах под приборным щитком. Я оставил его там, мне нож был ни к чему.

Грофилд разложил складной стул, прислоненный к стене, и сел.

— Расскажи мне все по порядку, что случилось, — попросил он. — С самого начала.

— Я послушался твоего проклятого совета, — сказал Дэн. — Вот это и случилось.

— Ты отпустил его?

— Я недооценил этого ублюдка. У меня так каждый раз. Я снова отвез его туда, где заставил его рассказать тебе ту историю, там его и отпустил.

— Огромное тебе спасибо. А завезти его сначала на несколько сот миль отсюда ты, конечно, не мог.

— Я был зол, — сказал Дэн. — И просто хотел от него избавиться как можно скорее.

— Но не тут же, рядом со мной.

— Ты прав. Я не подумал. Как бы там ни было, сюда он не заявился.

— В этом тебе повезло, а то ведь он мог довести дело до конца. Ты расскажешь мне, что произошло?

— Я заставил его вылезти из багажника, снял наручники, а он удачно попал мне ногой в голову. Сбил меня с ног и ударил камнем, и я отключился на несколько секунд, или на минуту, или около того, а когда вставал, он снова вышел из-за машины, уже с ножом, ну и попотчевал меня им вдоволь. Я думал, что умру.

— И все?

— А дальше я открыл глаза и увидел твою жену. Ума не приложу, как я сюда добрался.

— А я ума не приложу, — сказал Грофилд, — как это тебя никто не увидел тут.

Дэн приподнял трясущуюся руку и вытер пот со лба. Он все еще был очень слаб; разговор измотал его, и дыхание становилось затрудненным.

— Можно мне остаться? Я знаю, каково тебе, но... — спросил он и не договорил.

Грофилд покачал головой.

— Выбора нет, — сказал он. — Естественно, ты останешься.

— Всего на несколько дней, пока не восстановлю силы.

На это требовалось, он знал, гораздо больше времени, но Грофилд об этом и словом не обмолвился.

— Конечно, — вслух согласился он и встал. — Бумажник у тебя был довольно пухлым с виду, когда я тебя раздевал. Я бы хотел, чтобы ты заплатил за лекарства и все такое...

— Конечной — ответил Дэн. — Возьми сколько хочешь.

— Только на расходы, связанные с тобой, — уточнил Грофилд. — В иных обстоятельствах я бы не стал, но мы несколько стеснены в средствах.

Мэри спросила:

— Вы любите мясной суп с овощами? Я имею в виду, консервированный.

— Конечно.

— Отдохните немного, — сказала она, — а я его сварю. Пойдем, Алан, дай ему отдохнуть.

Они вышли и притворили за собой дверь. Грофилд вздохнул:

— Мне жаль, что так получилось.

— Ничего страшного. В случае чего мы скажем, что это мой кузен, который приехал погостить, простудился в дороге и ему придется некоторое время полежать в постели.

Грофилд улыбнулся:

— Хорошо.

Глава 7

Когда зазвонил телефон, Грофилд стоял на лестнице с малярной кистью в руке. Он обводил свежим слоем краски надпись: "ТЕАТР «МИД-ГРОУВ», которая тянулась вдоль всей стены амбара, выходившей на окружную дорогу.

— Проклятие, — ругнулся он.

Мэри была занята работой, и ему пришлось подойти самому. Он сунул кисть в ведро, стоявшее наверху стремянки, и торопливо спустился на землю.

Сейчас он находился примерно посередине между двумя телефонными аппаратами, один с отводной трубкой в билетной кассе справа от него, а другой — за кулисами, рядом с осветительным пультом. Он колебался, куда скорее доберешься, в то время как телефон трезвонил уже в третий раз, и потрусил к большому открытому дверному проему, ведущему на сцену. Он поднялся по деревянной лестнице, пристроенной к наружной стене, и пошел через сцену. Дэн сидел в кожаном кресле среди декораций гостиной, расположенных поперек дома, так что через открытую дверь на него даже попадало немного солнца. За ту неделю, что он здесь пробыл, это был первый день, когда раненый окончательно пришел в себя и выглядел бледным, худым, но возбужденным и нетерпеливым. Он приподнял руку, медленно и слабо помахав ею, пока Грофилд наискосок трусил к осветительному пульту.

— Алло?

— Грофилд? — Голос был мужской, зычный, однако какой-то невнятный.

— Слушаю.

— Это Барнес.

Имя показалось ему знакомым, но Грофилд не сразу сообразил, кто это такой. Он переспросил:

— Барнес?

— Из Солт-Лейк-Сити.

— Ах да! — Теперь он вспомнил, и облик Эда Барнеса промелькнул у него в памяти — высокий человек, очень широкий в плечах, но несколько предрасположенный к полноте, лет примерно сорока, с черными волосами и мясистым бесформенным носом. Однажды Грофилд брал с Эдом банк в Солт-Лейк-Сити.

Барнес спросил:

— Ты свободен?

— Как птица, — ответил Грофилд.

— Можешь завтра приехать в Сент-Луис?

—Да.

— Встретишься с Чарлзом Мартином в отеле «Хойлс».

— Заметано.

Грофилд повесил трубку и вернулся по сцене обратно к Дэну.

— Я завтра уеду ненадолго, — сообщил он. Дэн недовольно посмотрел на него:

— У тебя что-то намечается?

— Ты знаешь Эда Барнеса?

— Работал с ним пару раз.

— Если это получится, — сказал Грофилд, — ты, возможно, уедешь раньше, чем я вернусь.

— А они могут использовать еще одного человека?

— Дэн, ты еще не готов.

— Да знаю, черт возьми. — Дэн свирепо посмотрел в сторону кулис. — Когда я доберусь до этого сукиного сына...

— Сначала убедись, что ты к этому готов, — посоветовал Грофилд.

— Я буду готов.

Грофилд кивнул:

— Пойду работать дальше. — Он подошел к дверному проему и уже хотел было спрыгнуть вниз, когда Дэн окликнул его.

11
{"b":"25757","o":1}