ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты бы открыл дверь, — пробурчал Мортон.

— Мало того. Я бы выпихнул тебя наружу и оставил бы там на пару минут.

— Черта с два! Ты не дашь мне уйти, пока не добьешься от меня того, что тебе нужно.

— Я и не говорил, что дам тебе уйти. Перри, ты знаешь, сколько движущихся машин я повстречал по дороге сюда от дома, из которого я тебя вытащил? Ни одной. Там нет ни одной машины, ни одного прохожего. Я не видел ни одного освещенного окна, разве только парочку таких, где явно горели ночные лампы. Сейчас почти три тридцать ночи, Перри. Люди в таких местах, как этот городишко, ложатся спать в десять часов, а сейчас ночь со вторника на среду, ночь в разгар рабочей недели, да к тому же бушует гроза. Куда, по-твоему, ты бы пошел, Перри, если бы я вытолкнул тебя туда, связанного по рукам и ногам, да еще в исподнем? Кто, по-твоему, стал бы тебе помогать?

Мортон посмотрел на Грофилда с обидой, за которой, однако, таился намек на какой-то тайный смысл.

— Пожалуй, ты прав, — сказал он. Грофилд сказал:

— Я знаю, о чем ты думаешь, Перри. Ты думаешь, что будешь врать мне, пока я не вытолкну тебя туда, а потом рванешь в комнату с другими постояльцами, может быть в контору мотеля, и таким образом получишь помощь. Но ты знаешь, что это означает? Это означает, что человек, которого ты разбудишь, вызовет полицию, а что ты скажешь полицейским?

— Почему бы не рассказать им, как ты меня похитил?

— Откуда? Что ты тут делаешь? Перри, я сумею убедить полицию, что ты лжешь, что прежде я никогда в жизни тебя не видел. Поверь мне, я сумею это сделать. Я сумею добиться, чтобы они задались вопросом, кто ты такой, откуда и что вообще происходит. Я смогу устроить так, что они продержат нас обоих до самого завтрашнего дня. Ты ведь не хочешь, чтобы завтра днем тебе задавали вопросы местные полицейские, правда?

— Я не знаю, о чем ты говоришь.

— Ну ладно, — сказал Грофилд. — А я-то надеялся, что ты быстрее разберешься, что к чему. — Он подошел к двери.

— Подожди секунду, подожди секунду! Я ни в чем тебе не соврал!

Грофилд остановился, взявшись за дверную ручку, и оглянулся назад:

— Что должно произойти завтра, Перри? Что ты и остальные должны сделать завтра?

— Они это не сделают. Когда они проснутся утром, а меня не окажется на месте, они сообразят: возникла какая-то загвоздка.

— Нет, они не поймут, Перри. Они просто решат, что ты струсил и сбежал посреди ночи. Они все голодные, Перри, они пойдут и сделают то, ради чего сюда приехали. Что это за дело, Перри?

— Ты и сам все знаешь, — угрюмо ответил Мортон. — Зачем ты меня спрашиваешь?

— Мне одиноко, — сказал Грофилд. — А к тому же я нетерпелив. — Он открыл дверь.

— Пивоварня! — заорал Мортон. Грофилд притворил дверь:

— Что там насчет пивоварни?

— Господи! Мы собираемся ее взять. В два часа дня.

— Ради чего? Ради пива?

— Ради зарплаты. Они получают зарплату наличными.

— Сколько вас, Перри?

— Ш-ш-шестеро.

— Ты замерз? Слушай, если будешь хорошо себя вести и быстро ответишь на все вопросы, я разрешу тебе принять горячую ванну, когда мы закончим.

— Я подхвачу воспаление легких, — сказал Мортон.

— Может быть, и нет, — беззаботно проговорил Грофилд. — Как зовут человека, который это организовал, Перри?

— Майерс. Эндрю Майерс.

— И как вы собираетесь это сделать?

— У нас есть пожарная машина.

Грофилд подождал, но Мортону, скорее всего, больше нечего было сказать, так что в конце концов Грофилд похвалил парня:

— Ну вот и молодец. Итак, у вас есть пожарная машина, ну и что с того?

— Майерс устроит так, что завтра там начнется пожар. В пивоварне. И мы появимся на пожарной машине — так мы попадем внутрь.

— А как же настоящие пожарные машины?

— Мы их взорвем. Это тоже устроит Майерс, он заложит бомбу в полицейском участке. Пожарная часть и полицейский участок находятся в одном здании, он заложит туда бомбу, чтобы его взорвать. Так что никакая другая пожарная машина не приедет, и никакие полицейские не погонятся за нами, когда мы будем уезжать.

— А уезжать вы тоже будете на пожарной машине?

— Конечно.

— И куда вы поедете? Снова к тому дому, где я тебя подобрал?

— Ну да. Только не в пожарной машине.

— Не в пожарной машине?

— Мы припрятали две машины в самом городе.

— Где в городе?

— Раньше, во время Второй мировой войны, у них тут был завод, выпускающий запчасти для танков. Сейчас завод используют для чего-то другого, но позади него есть склад и какие-то рельсовые пути, которыми они больше не пользуются. Понимаешь, рельсы, которые идут от настоящих рельсов.

— Железнодорожная ветка, — догадался Грофилд.

— Ну да. Они совсем заржавели, ими совсем не пользуются.

— И?

— У нас там стоят две машины. На складе. Мы заезжаем на пожарной машине, подкладываем другую бомбу, выезжаем на двух автомобилях, делим добычу, рвем когти и встречаемся снова в укрытии.

— Какую другую бомбу?

— Мы взорвем пожарную машину. Чтобы не оставить отпечатков пальцев или каких-нибудь других зацепок и чтобы в городе началась еще большая неразбериха — так проще смыться.

— У Майерса очень взрывной характер, — сказал Грофилд. — Так, значит, потом вы на двух машинах поедете обратно в укрытие, и что дальше? Переждете несколько дней, пока уляжется суматоха?

— Конечно.

Обнаружился и еще один недостаток Майерса, хотя Грофилд не видел смысла заводить сейчас об этом речь. Но та волна, которую, как Грофилд видел, собирался поднять Майерс, уляжется не скоро. Минимум две недели местные власти будут находиться в полной боевой готовности — группы бдительных граждан, наведывающиеся в заброшенные дома; бойскауты, рыщущие в окрестностях; полицейские блок-посты на всех дорогах. Если они будут оставаться на месте, их найдут. Если двинутся с места, их поймают. После той заварухи, которую собирался устроить Майерс, единственное, что остается, это пуститься в бега как можно скорее и не останавливаться до тех пор, пока от места преступления тебя не будет отделять океан или континент. Желательно и то и другое.

Но нужно вернуться к другому этапу плана, а потому Грофилд попросил:

— Расскажи мне про эти две машины. Каких они марок?

— Одна — «бьюик», другая — «рэмблер».

— Цвет?

Мортон поморщил лоб, пребывая в замешательстве, но сказал:

— "Бьюик" — такой желтовато-коричневый, а «рэмблер» — голубой.

— Оба — седаны?

— Ну да. Я что-то не улавливаю сути.

— Тебе и не нужно, — сказал Грофилд. — Что там по плану? По три человека в каждой машине?

— Именно так.

— Расскажи мне об этом.

— Ну, Майерс и другие двое — в одной...

— Кто эти другие двое? Назови по именам.

Мортон смотрел беспокойно и с ожесточением:

— Не думаю, что мне следует называть тебе еще какие-нибудь имена. Я не знаю, кто ты такой и что у тебя на уме.

— И ты сможешь рассказать ребятам, — сказал Грофилд, — что подхватил воспаление легких во имя них. Если когда-нибудь еще с ними увидишься. — Он открыл дверь.

— Ладно! — Грофилд притворил дверь. — Ладно, я тебе скажу! — со злостью проговорил Мортон. — Но я скажу тебе и кое-что другое. Если ты когда-нибудь попадешь ко мне в руки, то пожалеешь, что не стал продавцом пианино.

— Я это запомню, — сказал Грофилд. — Но и ты тоже кое-что запомни. Когда мы завтра увидим, как разворачиваются события, ты вспомни, что только благодаря мне тебя нет с остальными ребятами. Я спасаю тебя от очень длительного тюремного срока, а может быть, даже спасаю жизнь. Но не надо меня благодарить, просто скажи мне, кто в какой машине будет.

— Очень мне нужно благодарить...

— Ты попусту тратишь время, Перри. Скажи мне, кто будет в какой машине.

— Майерс, человек по имени Гарри Брок и человек по имени Джордж Ланахан — они будут в одной машине, а...

— В какой?

— В «бьюике», а я и...

— Ладно, все. А как насчет других машин? Вы задействуете в этом деле что-нибудь еще, помимо пожарной машины, «бьюика» и «рэмблера»?

33
{"b":"25757","o":1}