ЛитМир - Электронная Библиотека

- Молодой человек, куда вы без очереди?

Все вокруг стали возмущаться. Мужчина, которого отодвинул Тема, схватил карточку, окинув всех озадаченным взглядом, лишь проговорил что-то про хамство и ушел. Вот так всегда, мало кто готов отстаивать себя, проще же говорить о воспитании, чем двинуть в ответ. Иногда кажется, что только пьяных людей волнуют вопросы собственного достоинства. У большинства, его женщину будет кто-то посторонний лапать за задницу или откровенно приставать, а он сам сделает вид, что не видел этого, а придя домой будет устраивать скандал женщине, чтобы хоть как-то самоутвердиться.

- Скажите, пожалуйста, в какой она палате?

Полная тетя, со щеками, висящими так, что позавидовал бы любой бульдог, уставилась на Тему из маленького окошка регистратуры.

- Иди стань в конец очереди.

- Да вам одну минуту потратить, чтобы уточнить номер палаты, сказать мне и все, я уйду.

Артема начал переполнять гнев, он сжал кулаки так сильно, что побелели костяшки. Женщина-бульдог безразлично смотрела на парня, держа в пальцах, напоминающих сосиски "Останкино", толстую шариковую ручку с закругленным верхом, который весь погрызен. Причем следы от зубов на несколько сантиметров ниже верха ручки.

- Я сейчас охранника позову.

- Ну посмотрите, пожалуйста. Прошу вас. Ради всего святого.

Артем уже буквально взмолил. Нравится же подобным тварям, которые обладают мизерной долей власти, чтобы перед ними чуть ли не на колени становились, прося о чем-то.

- Как фамилия? А вы ей кем доводитесь?

- Кирсанова. Я ее двоюродный брат.

Женщина по щелкала своими сосисками по клавиатуре, затем, сощурив глаза, как японец-сумоист-пчеловод, посмотрела на экран.

- Она в палате номер 564а. Только она под охраной. Там без посетителей...

Но Артем не дослушал до конца, и тут же сорвался к лестнице. Он знал, что первая цифра в номере палаты - это этаж. Буквально взлетев по пролетам до пятого этажа, он вбежал в коридор. Справа по коридору у двери с золотистым номерком "564", стояли двое полицейских в черной форме, с дубинками на поясе. Своим холеным видом они больше напоминали двух гомиков, любящих игры с переодеванием. Слева уборщица, родом из какого-нибудь Узбекистана, домывала полы, оставляя на полу небольшие лужицы.

Решив, что лучше, чтобы полицейские его не видели, Артем нырнул обратно на лестницу. Пробежав на этаж выше, он снова зашел в коридор. Вообще пусто. Ни души. Тишина и покой. Обычно морги делают в подвалах. Быстренько добежав до двери палаты номер 664. Дернул ручку. Заперто.

Тема знал, что на каждом этаже в кабинете сестры-хозяйки есть комплекты ключей, чтобы в случае пожара можно было открыть все двери.

Две минуты спустя, Артем уже стоял в предбаннике палаты. Вокруг четыре двери. Две двери в туалет и душевую, две двери в палаты 664а и 664б. Дёрнув ручку в одну из них.

Обыкновенная светлая комната. Две кровати, застеленные белыми простынями, маленькие подушки, набитые всяким хламом, который скатывается в комки, после двух ночей. Возле каждой кровати по серой тумбочки и по стулу, цвета бычьей крови. Над каждой кроватью в стену вмонтированы выключатель для ночника, и тревожная кнопка для вызова мед.сестры, причем они одинаковых размеров и расположены рядом, что в темноте сложно различить. Так пациент захочет ночью встать по писать, хлоп, и пол этажа на ушах стоять будет.

Открыв окошко, Артем вскочил на подоконник. Посмотрел вниз. Только зеленая травка на лужайке вокруг больницы. Ни души. Долго не раздумывая, замкнул палату изнутри, оставив ключ в замке, чтобы сложнее было открыть снаружи.

По хватав простыни с кроватей в обеих палатах, связал их в своеобразный канат, свободный конец которого привязал к спинке придвинутой к окну кровати, а второй хвост бросил в окно. Достает до пятого этажа. Даже чуточку ниже.

Не спеша вылез из окна, подергивая рукой свою веревку, чтобы утянуть узлы. Затем, отпустив вторую руку от подоконника, начал спускаться вниз, громыхая железным листом подоконника. В ХЗБ Артёму и то не так стремно было лазать, как тут. "Амбрела" синоним слова "смерть", вот уже больше десяти лет. Там обитают все, начиная с сатанистов, проводящих свои культы дьявола на подвальных уровнях, заканчивая бомжами-каннибалами, бросающими остатки человеческих тел в шахты лифтов.

Ноги Артема коснулись подоконника 5го этажа. Окно открыто. Мгновенно отпустив свою веревку, он запрыгнул в палату. Приземлился на пол так легко, что даже сам не услышал, как подошва его "air max" коснулась линолеума.

Палата, как и рассчитывал Тема, оказалась пуста. Он специально спускался из 664б, чтобы попасть в 564б.

Свободный конец своей веревки прижал окошком, чтобы не так привлекал внимание снаружи, реющим белым флагом на ветру.

Осторожно приоткрыл дверку.

В предбаннике пусто.

Вышел.

Шмыгнул к дверки с табличкой 564а. Взялся за ручку, выдохнув, открыл дверку.

Лена лежала на кровати, укрытая белой больничной простынею. Рядом с ней стояла подставка до капельниц - некая смесь между вешалкой для шляп и Средневековым орудием пыток. На тумбочке заботливо сложены фрукты - пара апельсинов, пара мандаринок, киви, несколько бананов, персики.

Подойдя к девушке, Тема еще разок по любовался не прекрасными чертами лица. Идеальная симметрия, ни одного изъяна. Хотя и понятно, что это все работа специалистов косметологов, стилистов и прочих.

Зажав рукой рот девушки, Антон по шлепал ее по щеке.

Теплая кожа, ровное дыхание, пульс есть, но никакой реакции.

Чем-то они ее об кололи.

От осмотра Тему отвлек скрип открывшейся входной двери в палату. Ни секунды не думая, ведь это уже было продумано им еще при входе в палату на верху, парень упал на пол и сделав перекат, скрылся под кроватью.

Дверь скрипнула и в палату кто-то вошел. Артем видел только черные пыльные берцы полицейского. Должно быть - это один из стороживших двери копов. Он медленно подошел к кровати и сел на край, продавливая своей тушей сетку и вынуждая парня вжаться в пол.

Артем лежал на полу, разглядывая краем бокового зрения рельефный рисунок пыльного линолеума. Над головой он слышал какую-то возню.

Звук открываемой упаковки шприца сложно узнать, но вот хруст вскрываемой ампулы, перепутать с чем-то очень сложно.

Хриплый мужской голос не очень разборчиво бормотал себе под нос.

- Так, девочка моя, ты все равно ничего не по чувствуешь. Я немного по пользуюсь твоим спящим телом.

Тема тут же вспомнил начало фильма "Убить Билла", когда Черная Мамба лежала в коме. Он уже сделал укол, или только собирается?

- Ты все равно врятли очнёшься. Ты больше не нужна в этом мире.

11
{"b":"257576","o":1}