ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Потом посещение бассейна в Мемориал Парке, – ответила Элеонор. – Затем матч второго дивизиона на поле ветеранов. Далее обед и дискуссия в синдикате профессоров, обед и лекция в лиге Урбани...

– Достаточно, – сказал Фаррел, – более чем достаточно.

Он уже съел свой первый завтрак с Кавалерами Христофора Колумба и выслушал утренний концерт у Федеральных методистов.

Вторник никогда не наступит!

Элеонор улыбнулась ему: она все понимала без слов. «Мое лучшее приобретение!» – сказал как-то о ней Фаррел. Шутка оказалась правдой.

Сорокатрехлетний Георг Фаррел был президентом мебельной фабрики Авондал, специализировавшейся по производству стульев и столов. Она была основана еще его дедушкой в 1868 году.

Когда местные полицейские предложили ему выставить свою кандидатуру в мэры, Фаррел сразу же согласился. Он обожал политику и все, что с ней связано. Ему нравилось комбинировать, разрабатывать планы, условные знаки, принимать быстрые решения. Вместе с тем он был реалист. Он понимал, что в Тэйлоре ли, в другом ли городе нужно будет зачастую идти на компромиссы с людьми, которые никогда не пригласят вас к себе... Такие люди, как, например, Лозини – мошенник, гангстер, контролирующий очень многое в городе. Но он играл необходимую роль, так как преступления и порок продолжали существовать, что бы ни происходило. И необходимо было осуществлять какой-то контроль над этой клоакой. Лозини, полубизнесмен, полуубийца, занимался в городе именно таким контролем.

Но Лозини постарел, сильно потерял в авторитете, и его место следовало занять более квалифицированному человеку. Более квалифицированному в широком смысле: не только в плане контроля над преступными элементами, но и в отношении города и его граждан.

Преемником Лозини должен быть человек, с которым Фаррел мог бы договориться, которого мог бы понять, и даже которому он мог бы симпатизировать... в определенной мере.

Уничтожение Лозини повлечет за собой и уничтожение Альфреда Уэна, его ставленника.

Фаррел сумел даже убедить себя, что, по сравнению с Уэном, он действительно реформатор. Под его, Фаррела, руководством Тэйлор станет чистым и более честным городом.

Лимузин остановился перед главным входом «Карлтон-Шепард», единственного отеля первого класса в Тэйлоре. Там, на шестом этаже, Фаррел оборудовал свою главную квартиру, занимая полностью весь этаж. Это должно было подчеркнуть большие возможности кандидата.

Впятером они вошли в лифт: Фаррел, Элеонор, Джек и двое фликов в гражданском. Кабина стала подниматься. Находящиеся в ней люди, прижатые друг к другу, молчали.

Когда лифт остановился, указатель на щитке показывал лишь пятый этаж. Лифтер сам казался обеспокоенным. Он несколько раз нажал на кнопку, подергал за контрольную рукоятку, но лифт так и оставался неподвижным.

– Зачем вы остановили? – спросил один из фликов в гражданском.

– Я не останавливал, – стал оправдываться лифтер, и в этот момент в дверь постучали. Лифтер обратился к фликам: – Открыть?

Они сами были в нерешительности, а Фаррела внезапно обуял страх.

«Нападение? – пронеслось в его голове. – Такие случаи бывали во время национальных выборов, но не во время городских. Кто может покушаться на мою жизнь?»

«Лозини! – подумал он. – А вдруг Лозини что-нибудь разнюхал и начал немедля действовать, решив сначала убрать конкурента Уэна, а потом взяться за наведение порядка в своем хозяйстве».

– Откройте! – сказал наконец один из фликов. Они не доставали оружия, но правые руки обоих согласно скользнули к задним карманам, откинув полу сюртука.

Лифтеру нужно было сперва открыть решетку, потом уже выкрашенную золотистой краской дверь, в которую они увидели двух человек, стоящих на лестничной площадке. Один из них приветливо кивнул фликам.

– Не беспокойтесь, Туми, – сказал он. – Это Калезиан послал нас.

Напряжение ослабло. Значит, это были полицейские. Фаррел принял их сначала за людей Лозини, ему казалось, нечто враждебное исходит от них.

– Что произошло? – спросил один из фликов.

– Неприятности на шестом, – ответил один из стоявших на площадке. – Попытка нападения на мистера Фаррела. Надо, чтобы он прошел к себе другим путем. А все остальные могут подниматься. Никому ничто не грозит. Мистер Фаррел?

Говорящий сделал приглашающий жест, но Фаррел все еще колебался, не зная, как поступить. Стоявший рядом флик возразил:

– Мы пойдем вместе с вами!

– Калезиан хочет, чтобы вы оставались на месте, – сказал один из парней, – придется прикрыть нас, когда мы поведем мистера Фаррела по другой лестнице.

– Мы обязаны оставаться с ним! – настаивали флики в штатском.

– Здесь в кабине с вами жена кандидата!

– Мы рискуем стать живыми мишенями, – вмешался другой вновь прибывший.

– Я не уверен, что знаю вас, – сказал флик.

– Послушайте, Туми!

Вновь прибывший достал из кармана потертый бумажник, открыл его и протянул флику:

– А вы ведь меня уже видели!

Туми утвердительно кивнул головой, но, недостаточно убежденный, все еще колебался.

– Мы получили приказ не покидать мистера Фаррела!

– Проклятье! – пробормотал вновь прибывший. Он был недоволен, и в руках его появился пистолет. Стоящие в кабине бессознательно отшатнулись назад.

– Руки за голову! – раздался строгий холодный приказ.

Видимо, длительные переговоры ослабили внимание фликов, и они не успели достать свое оружие.

Фаррел беспрекословно подчинился приказу. Он видел, что флики еще колебались. Потом и второй человек на лестнице выхватил свой пистолет, также направив его в кабину. И флики поняли, что им следует повиноваться.

– Вы тоже, – сказал один из парней лифтеру, который широко открытыми глазами, с недоумением следил за всем происходящим.

Лифтер тотчас поднял руки.

Первый незнакомец сделал Фаррелу знак своим оружием:

– Выходите!

– Не... не убивайте меня, – промычал Фаррел.

Он был страшно напуган, но старался говорить как можно спокойнее, не раздражая напавших. – Нет никаких оснований, я...

– Заткнитесь, болван! Если бы я хотел вас убить, вы давно бы были мертвы. Я лишь хочу поговорить с вами.

Затем, обратившись к своему спутнику, он сказал:

– Постереги их! Я скоро вернусь.

– Жаль, что не вышло по-другому.

– Сойдет и так, – обернувшись к Фаррелу и злобно глядя на него, словно тот был виноват, что первоначальный план не удался, он добавил:

– Ну, выходите, быстро!

Фаррел, пошатываясь, вышел. Он почти поверил, что его не собираются убивать. Во всяком случае, не сейчас...

«Что же им нужно от меня?» – лихорадочно думал он.

– Опустите руки и идите нормально. Сюда, направо.

Фаррел послушно направился по пустому коридору, он чувствовал за спиной дыхание идущего следом незнакомца. Они дошли до двери с зажженной над ней красной лампочкой, и незнакомец приказал:

– Сюда!

Фаррел послушно открыл дверь, прошел в нее и очутился на небольшой лестничной площадке.

Здесь Фаррел подождал, не последует ли команда спускаться или подниматься, но незнакомец молчал. Он плотно закрыл за собой дверь, дернув за руку, заставил Фаррела повернуться и с силой ударил в живот, чуть ниже пояса.

Тот согнулся пополам и отлетел к стене, схватившись обеими руками за живот: страшная, режущая боль пронзила его.

Незнакомец ждал. Лицо его было непроницаемым, ледяные глаза равнодушно наблюдали за поверженной жертвой.

Фаррел старался восстановить дыхание, борясь с подступающей тошнотой и прислушиваясь к постепенно затихающей боли в животе. Сощурив глаза, с открытым ртом, смотрел он на этого страшного человека, пытаясь понять, почему он так поступил с ним и что намерен делать дальше.

– Я хочу, чтобы вы поняли, что мне не до шуток! – сказал незнакомец. – Надеюсь это вам ясно. Горло у Фаррела было каким-то чужим, будто протертым наждачной бумагой, и ему было довольно трудно говорить.

– Очень хорошо! Теперь ответьте на мои вопросы. Только правду. Во-первых, кто вас финансирует?

21
{"b":"25758","o":1}