ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот удар заставил Грофилда упасть навзничь.

Цветущая лужайка перед его глазами опрокинулась, как в кино...

«Проклятье! Он меня убил...» – в отчаянье подумал Грофилд и почувствовал, как падает, падает... в какую-то пустоту, в страшную бездну...

Часть вторая

Жестокая месть

Глава 1

Когда Грофилда отбросило от выхода, Паркеру не нужно было слышать выстрела, чтобы догадаться: его товарища подстрелили типы, спрятавшиеся снаружи, в кустах... Видимо, они, черт знает каким образом, были предупреждены Буанаделла о появлении Паркера и Грофилда и ожидали их выхода из дома.

Но выстрелы раздались несколькими секундами раньше, чем нужно, чтобы захватить врасплох обоих.

Паркер, согнувшись, бросился вправо, выхватил свой пистолет.

«Пристрелить для начала Буанаделла, – мелькнула мысль, – а потом скрыться через дом. Неизвестно, сколько их во дворе».

Но когда Паркер повернулся к Буанаделла, по его ошеломленному виду понял, что он здесь ни при чем. Типы снаружи следовали, видимо, указаниям кого-то другого.

«Возможно, Фаррела, а может, Калезиана, – пронеслось в голове Паркера. – Буанаделла не такой хороший актер, чтобы так искусно торговаться с Грофилдом. Да и сейчас он не смог бы более удачно изображать изумление».

Снаружи снова раздался выстрел, и пуля застряла где-то в стене, в глубине комнаты.

Грофилд не шевелился. Получив пулю прямо в грудь, он, как думал Паркер, был мертв, а нападавшие с минуты на минуту должны были ворваться в комнату.

Паркер повернулся, выразительно погрозив Буанаделла своим пистолетом, и бросился к двери кабинета.

Все это произошло так быстро, что не было произнесено ни единого слова, лишь Буанаделла издал какое-то восклицание в тот момент, когда Паркер открыл дверь и бросился из комнаты. Паркер не понял, что сказал Буанаделла, но не стал тратить времени на разговоры. Хлопнув дверью, он быстро пробежал по коридору. Миновав дверь справа, он проник в большую пустую комнату со столиком для пинг-понга, баром и телевизором посередине. Все это промелькнуло мгновенно, но отложилось в его сознании, схваченное цепким взглядом.

Паркер держал пистолет в правой руке, прижимая его к бедру на случай, если бы вдруг столкнулся с кем-либо из членов семьи Буанаделла.

Где-то здесь была столовая, где, видимо, уже собирались к обеду, и откуда он вовремя услышал стук вилок и ножей и обрывки разговора. Выстрелы во дворе сюда не доносились.

Паркер устремился в другом направлении, выскочил в какой-то коридор и быстро побежал по нему. Позади не слышалось шума преследования, но он считал необходимым поторапливаться: ему хотелось быть как можно дальше от этого места, если его решатся преследовать.

Паркер пересек гостиную, тоже пустую, и достиг, наконец, входной двери. Осторожно приоткрыв ее, он окинул взглядом ухоженную лужайку, окруженную подстриженными кустами. За ними виднелась оживленная улица. Мимо проехал синий «линкольн», за ним – фургон телекомпании, который затормозил и остановился напротив дома. Из фургона, видимо, велось полицейское наблюдение.

Никого не было видно. Кусты были слишком низкими, чтобы человек мог спрятаться за ними незаметно. Спрятаться было негде, кроме фургона. В то же время он предоставлял Паркеру возможность беспрепятственно бежать. Если даже у окон верхнего этажа и были вооруженные парни, то благодаря этому фургону они не посмели бы стрелять. Любой флик, спрятавшийся внутри, был бы в восторге, если б на лужайке у дома Буанаделлы был убит человек. Это позволило бы обшарить весь дом.

Следовательно, его не прихлопнут перед домом Буанаделла, но, безусловно, постараются достать в более спокойном месте и в более удобный момент.

Паркер открыл входную дверь, вышел в палящий зной и неторопливо направился к дороге. Дойдя до тротуара, он повернул направо и так же неторопливо удалился.

Нужно было вернуться к Лозини. Настало время, чтобы мобилизовать все и потрясти этот чертов город!

Было очень жаль Грофилда...

Но такова уж их жизнь: смерть крадется за ними втихомолку... Сегодня один попал под ее косу, завтра это может случиться с другим.

Глава 2

Гаролд Калезиан во второй раз выстрелил поверх падающего человека в того, кто маячил позади него. Но это была уже подвижная мишень, и ее трудно было поразить в сумраке комнаты, да и после первого выстрела у того было несколько секунд, чтобы сориентироваться. Калезиан, даже не глядя, знал, что промахнулся, и, согнувшись, бросился ко входу.

Он приехал к Буанаделла вскоре после телефонного звонка. Оранжевые занавески окна-двери были слегка раздвинуты, и Калезиан, подойдя к нему, увидел Паркера. Он отпрянул, потом спрятался в кустах, чтобы взвесить ситуацию и хорошенько все обдумать.

Значит, Паркер все понял, и в отличие от Лозини решил сразу же действовать. Сюда Паркер явился, чтобы окончательно убедиться, что именно Луис Буанаделла подготовил «революцию», «дворцовый переворот». Но, возможно, он уже и не сомневался, а пришел действовать?

Во всяком случае, они сейчас о чем-то спорят. Похоже, Паркер требовал свои деньги и был настроен весьма решительно. А Калезиану не хотелось убивать Паркера в доме Буанаделла. Будет лучше, если он выйдет оттуда. Так он и сделал. Но он не учел, что Паркер пришел не один. Грин тоже был здесь. Его-то Калезиан не рассмотрел через окно. Вот почему он совершил ошибку.

Знай он заранее, что здесь оба, дал бы возможность выйти под яркое солнце обоим.

Гаролд Калезиан ворвался в кабинет через окно-дверь в тот момент, когда за Паркером захлопнулась дверь. И Датч Буанаделла, стоя у своего письменного стола, крикнул что-то Калезиану. Но тот ничего не слышал, да и просто не обратил на это внимания в пылу погони.

Боже мой! Ведь в доме находилась семья Буанаделла! Ситуация не могла быть хуже... Но и нельзя отпускать живым этого парня.

Калезиан вихрем промчался по комнате, быстро рванул на себя дверь и тут только почувствовал, что кто-то схватил его за руку, заставив повернуться и прижав к стене.

Это был Буанаделла. Калезиан замахал руками, чтобы сохранить равновесие после неожиданного рывка Буанаделла. Тот закрывал дверь, и это разозлило Калезиана.

– Датч! – завопил он. – Он ведь убежит! Буанаделла преградил ему путь.

– Стоять, проклятое дерьмо! Или я сам оторву твою дурацкую башку, черт возьми, и выкину ее к чертям собачьим!

Резкий тон Луиса Буанаделла подействовал на Калезиана больше, чем его слова, и он, задыхаясь, с бешено бьющимся сердцем, остановился и, наконец, заметил, что Луис Буанаделла был пунцовым от ярости, и понял, что ярость эта была вызвана им самим, Калезианом.

– Боже мой, Датч! – проговорил он, все еще тяжело дыша. – Я мог бы поймать их обоих!

– Я пришел с ними к соглашению!

Калезиан закрыл глаза. Потом, опустив правую руку с пистолетом, ошеломленно огляделся.

– Что?

– Соглашение! Ты знаешь, что такое соглашение, мерзкий подонок и болван? Армянский недоносок! Что ты умеешь делать, кроме как убивать людей?!

– Как это соглашение? Какого рода соглашение?

– Я верну им деньги.

Калезиан пристально посмотрел на него.

– Не могу в это поверить!

– Я плачу за свой покой, идиот! – Буанаделла, наклонившись вперед, теперь уже не кричал, а очень отчетливо чеканил каждое слово: – Чтобы мой парень был спокойно выбран в мэры! Чтобы без лишних проблем занять место Лозини! Чтобы мне не задавали нескромных вопросов! Чтобы не хотели моей шкуры! Только так я смогу диктовать свою волю и ликвидировать бордель. Поэтому я расплачусь с этим типом украденными деньгами и устрою так, чтобы головорезы Лозини сами за все рассчитались.

– Но Датч! – возразил Калезиан. – Откуда я мог это знать? Только сегодня утром ты приказал их убрать.

– Мне наплевать на то, что я говорил утром! Они пришли ко мне, мы поговорили и пришли к соглашению. – Буанаделла жестом указал на тело, лежащее перед окном-дверью. – А теперь посмотри!

26
{"b":"25758","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Колыбельная звезд
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Фатальное колесо. Третий не лишний
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
История матери
Пропавшие девочки
Бунтарь. За вольную волю!
Великие Спящие. Том 2. Свет против Света
Авантюра леди Олстон