ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вот теперь, проснувшись, Фаран услышал гул голосов в гостиной. Он спрашивал себя, что же сейчас здесь происходит и что сделает с ним Паркер, когда вытянет из него все, что ему надо. Фаран содрогнулся в предчувствии чего-то страшного, неизвестного, что, возможно, его ожидает...

Дверь комнаты открылась, и от яркого света, хлынувшего в нее, Фаран зажмурился. На свету ясно обрисовался силуэт входящего в комнату мужчины.

«Он сейчас убьет меня... – с ужасом подумал Фаран. – Я больше не нужен Паркеру...»

Под потолком вспыхнул свет, и Паркер подошел к кровати.

– Идемте, Фаран! Тут кое-кто хочет поговорить с вами.

– Что, что?

– Идемте.

– Я отдам, я...

Фаран, поперхнувшись, закашлялся. Наконец он окончательно проснулся и, шатаясь, поддерживаемый Паркером, через маленькую прихожую прошел в гостиную.

Увидев находящихся там людей, Фаран совсем пришел в себя. Их здесь было, вероятно, не меньше дюжины, самых разных возрастов – от двадцати пяти до пятидесяти, самых разных габаритов – от маленьких, щупленьких до настоящих амбалов. У всех вид был решительный, уверенный, как и у Паркера.

Они равнодушно рассматривали Фарана, который стоял посреди комнаты, часто моргая от яркого света и облизывая пересохшие от страха губы. Загипнотизированный видом этих головорезов, он потерял способность соображать.

И эта гора пистолетов у входа!.. Все это отнюдь не улучшало настроения.

Паркер стоял рядом. Ему пришлось несколько раз повторить вопрос, прежде чем Фаран понял, что от него хотят.

– Скажите ваше имя.

– Мое? Что? Мое имя? – он заторопился: – Фрэнк Фаран.

– Как вы зарабатываете себе на жизнь? А, Фрэнк? Назвав его по имени, Паркер, возможно, хотел успокоить его этим. Но холодный тон и выражение лица, с которым это было сказано, возымели обратное действие. Стараясь взять себя в руки, успокоиться, чтобы четко и быстро отвечать, Фаран заявил:

– Я управляю «Нью-Йорк Рум». Это... это ночное заведение...

Паркер продолжал:

– А чем вы занимаетесь еще, Фрэнк?

– Так вот, я еще... я еще немного занимаюсь синдикатами. Кроме того, у меня есть еще некоторые обязанности...

– Шеф городского синдиката?

– Да... э... Да, это так.

– Что вы делаете еще, Фрэнк? – продолжал допрос Паркер.

Фрэнк пытался припомнить что-нибудь еще, но это ему не удалось, и он так и сказал:

– Все! Больше ничего!

– Вы плохо соображаете, Фрэнк, – в голосе Паркера послышалась угроза. Дюжина мужчин, сидевших в гостиной, молча наблюдали за ними: – На кого вы работаете, а, Фрэнк? – настаивал Паркер.

– О, понял! На мистера Лозини. Я... э... я работал на него, но ведь он умер... Поэтому теперь, я полагаю, это будет Датч Буанаделла или Эрни Дюлар. Или, может быть, они оба.

Паркер кивнул на стол, и Фрэнк Фаран заметил тогда лежащие на нем бумаги. Это были наброски плана и другие сведения, записанные Паркером в прошлую ночь и утро.

– Это вы мне сказали обо всем, не так ли, Фрэнк? – вновь холодно и твердо спросил Паркер.

– Да, да, это так!

– И все здесь абсолютно правильно, не так ли, Фрэнк?

Фаран попытался пошутить, засмеяться, как-то завоевать расположение всей этой страшной компании.

– Не в моих интересах врать, – с вымученной улыбкой ответил он.

Ничего не изменилось в лицах окружающих. Только один спросил:

– А можем ли мы быть уверены в нем и в его словах?

– Да, и вот почему. Он знает, что мы не отпустим его, прежде чем не проверим все сведения, которые он нам сообщил. И понимает, что если хоть в чем-то нам солгал, то мы его просто укокошим! Не так ли, Фрэнк, вы это отлично понимаете, надеюсь?

Фаран только молча кивнул головой, не в силах вымолвить ни слова.

Наступило молчание.

Фаран смотрел куда-то сквозь присутствующих, но все время чувствовал на себе их пристальные взгляды. Видимо, они старались теперь составить о нем более точное мнение, оценить: верить или нет? А у него под этими взглядами внезапно заболели голова и горло, будто он долго громко кричал и сорвал голос...

– Вы не хотите ничего изменить в ваших показаниях, Фрэнк? – тихо, но жестко спросил Паркер.

Фаран только покачал головой, пытаясь поточнее вспомнить все, о чем рассказал.

«Мог ли я совершить ошибку? – пронеслось в его голове. – Нет, пожалуй, это невозможно. Ведь Паркер заставил повторить все детали и подробности по нескольку раз».

– Я сказал правду, – настаивал он. – Я вам клянусь! Все сведения верны.

Фаран увидел, что Паркер оглядел присутствующих, словно спрашивая, удовлетворены ли они.

Фаран же по-прежнему не осмеливался смотреть на них. Он, часто моргая, смотрел лишь на Паркера. Это было более знакомое лицо, хотя и не менее жесткое и холодное. Левая щека Фрэнка непроизвольно дергалась, и он с этим ничего не мог поделать...

– О’кей! – воскликнул один из этой дюжины. – Мы все поняли.

Паркер кивнул.

– Кто-нибудь еще хочет что-либо спросить у Фрэнка?

Вопросов не последовало, и Фаран почувствовал большое облегчение. Особенно тогда, когда Паркер сказал ему:

– Теперь идите, Фрэнк. Возвращайтесь на свое место.

Они подошли к спальне. Фаран вошел, а Паркер остановился у двери. Здесь Фаран сказал:

– Вы можете мне доверять, Паркер! Я не причиню вам никаких неприятностей.

– Надеюсь, Фрэнк!

С этими словами Паркер погасил свет и закрыл дверь.

Фаран остался в тревожном одиночестве.

Глава 15

Заперев Фрэнка Фарана, Паркер вернулся в гостиную, где все одиннадцать парней, разместившись небольшими группками, обсуждали ситуацию. Он не вмешивался, давая им взвесить все «за» и «против». Паркер знал, что рано или поздно они обратятся к нему.

Том Харли, забывший наконец-то о своих претензиях к Морзу – во всяком случае в данный момент, – встал первым и, указав на лежащие на столе бумаги, спросил:

– Паркер, где будешь ты, когда мы будем заниматься всем этим?

Все разом замолчали и повернулись к ним.

– Здесь! Я сторожу Фрэнка, это раз. Далее: квартира служит базой для операций – для всех вас. Я буду дежурить у телефона. Вам, возможно, понадобится связь.

Харли снова указал на бумаги.

– Хорошо! Тут предусмотрены все точки, все хорошо продумано! Мы отправляемся и одновременно нападем повсюду! Это отличная мысль, и мне она очень нравится! И это не даст фликам сесть нам на хвост. А ты тем временем оставишь их в дураках!

Генди Мак-Кей спокойно добавил:

– Разработав и организовав всю операцию, разветвленную, как никогда раньше, ты, по-моему, предусмотрел все!

Паркер молча кивнул. Показав на пистолеты, сваленные в кучу на столе, он прибавил:

– Я позаботился и о вашем боевом снаряжении. Добыл все это прошлой ночью у одного оружейника. Все оружие новое, с боеприпасами. Я не мог его проверить, да, в сущности, вам и не придется воспользоваться ими! Хотя иметь под рукой необходимо!

– Отлично, – сказал Харли. – Все это очень хорошо. Но мне хотелось бы знать, что же тебе лично принесет все это?

– Ничего! – холодно ответил Паркер. Все в недоумении уставились на него. Для них это было крайне неожиданно.

– Паркер! – спросил Мак-Кей. – Ты не берешь свою долю? Почему?

– Вас одиннадцать. Вы идете, работаете и возвращаетесь сюда, складываете все вместе и делите на одиннадцать равных частей.

Удивленный Харли недоверчиво нахмурился:

– Все, кроме тебя?

– Совершенно точно!

– Тогда не понимаю, зачем тебе все это? – спросил Фред Дюкасс.

– Я хочу, чтобы вы потом поработали и на меня, – ответил Паркер. – Но это завтра, когда все операции будут закончены. Когда добыча, – надеюсь, хорошая! – уже будет лежать в ваших карманах!

Харли с удовлетворением, будто получив разгадку тайны, которая его давно тревожила, спросил:

– А какое дело, Паркер?

Паркер встал, достал из кармана маленькую коробочку, открыл ее и положил поверх бумаг. Потом отступил, чтобы все смогли рассмотреть ее содержимое.

36
{"b":"25758","o":1}