ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько секунд он стоял неподвижно, всматриваясь в темноту, прислушиваясь к звукам вокруг... Слышались выстрелы, топот бегущих, крики...

Мало-помалу Буанаделла начал четко сознавать, что же здесь происходит...

Это был его дом, дом делового человека! А теперь в нем были вооруженные люди, выстрелы, запах смерти... Кровь Калезиана осталась на шее и рубашке. Она уже почти высохла, но сохранила неприятный запах, вызывающий тошноту. Его семья была изгнана из дому, а он сам присутствовал сейчас при собственном уничтожении...

Датч Буанаделла поднял голову ко второму этажу, где в продолжительном беспамятстве лежал Грин. Видимо, это была ошибка. Он должен был дать распоряжение сразу же пристрелить его, еще накануне, днем!.. Тогда всего этого не случилось бы! Грин должен умереть.

Датч Буанаделла повернулся и стал осторожно подниматься по лестнице. Дойдя до второго этажа, Буанаделла пошел по коридору до комнаты гостей, в которой лежал Грин.

Он толкнул дверь: в темноте различался лишь четырехугольник окна. Голос с другой стороны комнаты спросил:

– Кто это?

Датч Буанаделла узнал доктора Бенни. Почувствовав внезапную слабость и вместе с тем облегчение, Датч сказал:

– Это я, доктор.

Страх и волнение смешались в голосе Бенни, когда он стал жаловаться:

– Я не должен быть здесь! Мистер Буанаделла, это нечестно! Я врач, и я не имею ничего общего со всем этим. Я вовсе не должен находиться здесь!

– Вы можете уйти, – ответил ему Буанаделла. – Вы можете уйти, когда угодно.

– В такую стрельбу?

– Идите! Убирайтесь отсюда! – он внезапно получил злобное удовольствие от возможности помучить кого-то, как мучает его этот Паркер. – Вы только объясните этим людям, что вы не боец. Скажите им только, что вы – врач.

– Мистер Буанаделла, я не могу...

– Убирайтесь! – рявкнул Буанаделла.

– Но это совершенно невозможно! Датч Буанаделла подошел к нему, в ярости схватил за горло и сжал.

– Я вам говорю, чтобы вы убирались отсюда! – повторил Буанаделла.

В присутствии струхнувшего врача Буанаделла почувствовал себя более сильным. Его собственная слабость, казалось, исчезла перед слабостью и страхом другого. Злоба на всех и на вся переполняла его, поэтому он еще раз крикнул:

– Убирайтесь отсюда немедленно, или я убью вас собственными руками!

– Вы... вы... – доктор схватил руки, сжимавшие его горло, пытаясь их разжать. – Боже мой, вы задушите меня!

Датч Буанаделла еще сильнее сжал его, потом внезапно отпустил.

– Проваливайте отсюда... – уже слабым голосом проговорил он.

Врач не стал больше спорить. В темноте, по дороге зацепив Буанаделла, он стукнулся о стол, ощупью шаря по стене, нашел, наконец, дверь...

Буанаделла осторожно последовал за ним. Ему не составляло труда передвигаться по дому, в котором он знал каждый угол, и он быстро нашел дверь, через которую вышел врач. Буанаделла закрыл дверь, хотел запереть ее и стал искать в темноте ключ, но не нашел. Да и не это было для него теперь главным.

Вернувшись, Буанаделла медленно пересек комнату, нащупал кровать, обошел ее и остановился, ища в карманах спички. Найдя коробок, Буанаделла зажег спичку. В слабом ее свете он увидел Грина, беспомощно распростертого на кровати, с двумя подушками под головой. Глаза его были открыты и пристально смотрели на него.

– Эй! – удивленно воскликнул Датч Буанаделла и уронил спичку. Она погасла.

Даже в полной темноте Буанаделла продолжал чувствовать на себе взгляд Грина. Пристальный, он прямо преследовал его...

«Способен ли Грин двигаться?» – со страхом подумал помертвевший Буанаделла, стоя в кромешной темноте. Ему казалось, что в этот самый момент Грин медленно продвигается к нему с протянутой в темноте рукой.

Почти задыхаясь, Буанаделла выхватил из коробки еще одну спичку, рассыпав при этом остальные, и поспешно чиркнул ею, дрожа от напряжения и невольно охватившего его страха...

Спичка вспыхнула, вырвав из темноты небольшое пространство, и Буанаделла в изнеможении, но удовлетворенный отступил в сторону. Грин лежал все так же, неподвижный, беспомощный!..

«Даже слишком неподвижный», – подумал Датч Буанаделла и отступил влево, но глаза Грина были устремлены в одну точку.

«Может, он уже мертв?» – промелькнуло в голове у Буанаделла, и он склонился над Грином, пристально вглядываясь в его лицо.

Веки Грина слегка вздрогнули. Теперь Буанаделла понял, что глаза Грина смотрели в пространство, не видя ничего.

– Ты никогда больше ничего не увидишь, подонок! – злобно произнес Датч Буанаделла, вспомнив, сколько несбывшихся планов разрушили Грин и Паркер... И в этот момент отворилась дверь...

Датч Буанаделла обернулся и замер: на пороге комнаты стоял Паркер с пистолетом в руке.

Буанаделла бросил спичку и быстро шагнул назад, пытаясь скрыться в темноте, но теперь его крупная фигура четко выделялась на прямоугольнике светлого окна, хотя Буанаделла этого и не подозревал.

– Прощай, Буанаделла, – сказал Паркер жестким и каким-то равнодушным тоном.

Датч Буанаделла поднял руки с растопыренными пальцами, как бы пытаясь задержать несущую смерть пулю...

Глава 25

Паркер, двигаясь мягко, осторожно, как кошка, направился к задней стороне дома. Он знал, что Генди Мак-Кей, Дэн Викца и Фред Дюкасс были рядом с ним, хотя их не было видно и слышно.

Паркер осторожно направился ко входу в кабинет, предполагая, что Калезиан, Буанаделла, Дюлар и часть охраны находятся в этой комнате.

Справа вдруг возникла короткая перестрелка. Послышался звон разбитых стекол. Паркер передвигался по лужайке, заставляя себя не торопиться, действовать хладнокровно, методично.

Теперь дом был совсем близко. Паркер протянул руку и коснулся стекла. Он осторожно толкнул дверь. Из кабинета потянуло свежим воздухом, остуженным кондиционерами.

Прижавшись к косяку двери, чтобы не быть заметным на фоне освещенного неба, Паркер замер на пороге, прислушиваясь к шуму в доме.

Никого!

Паркер опустился на четвереньки. В правой руке он держал пистолет, в левой – миниатюрный карандаш-фонарик. Он прополз через порог в комнату, ощупывая дорогу левой рукой. Вскоре его рука коснулась ткани. Паркер пополз мимо лежащего, остро чувствуя запах крови. Добравшись до лица, он на миг зажег фонарик и узнал Калезиана. Значит, он попал в цель.

А все остальные, кто был здесь прежде, покинули комнату, даже не подумав приказать, чтобы охраняли этот вход.

Паркер встал и направился к двери. Переступив порог, он услышал шум слева, а затем в отблеске фар увидел два коренастых силуэта, сворачивающих за угол, чтобы направиться, видимо, на охрану этого входа. Но было уже слишком поздно!

Мужчины остановились. Паркер достаточно хорошо различал их в бледном свете, в то время, как они его совершенно не видели. Один из них сказал хриплым голосом:

– Черт возьми, ничего не видно, хоть глаз выколи.

– Подожди, у меня есть спички.

Паркер не стал дожидаться, пока второй чиркнет спичкой и они обнаружат его присутствие в доме, и выстрелил.

Затем он свернул в другую сторону и пошел по коридору, погруженному в кромешную тьму.

«В таком большом доме должна быть и задняя лестница, – размышлял на ходу Паркер, – и если Грофилд еще жив, то он именно на втором этаже».

Паркер сделал еще шаг и прислушался. Дыхание? Тихим, но твердым голосом Паркер спросил:

– Где ты?

– А? Здесь, около окна.

Паркер на слух пересек по диагонали помещение, и наконец различил прямоугольник окна и силуэт на нем.

– Ты считаешь, что они пробрались и сюда? – спросил силуэт.

– Да, – ответил Паркер и выстрелил в упор, сразу поняв, что это кто-то из людей Буанаделла или Дюлара.

Потом, идя вдоль стены, Паркер добрался до другой двери, за которой просматривалась узкая лестница, ведущая наверх.

Паркер поднялся уже почти до половины лестницы, когда услышал, как какой-то человек, задыхаясь и что-то бормоча, стал поспешно спускаться.

51
{"b":"25758","o":1}